Иосип Броз Тито - изображение

Югославский вождь Иосип Броз Тито всегда подчёркивал свою независимость от Кремля. Он как будто не догадывался, что его головокружительная карьера не состоялась бы вообще, если бы он не попал в Россию, не женился на русской, не участвовал в Гражданской войне, не работал в Московском аппарате Коминтерна, и самое главное, не завёл бы приятельские отношения с Лаврентием Берия.


В ушанке с отпечатком красной звезды

Будущий создатель Социалистической республики Югославия появился на свет в семье крестьянина Франьо Броза из небольшого села Кумровец 7 мая 1892 года. Незадолго до Первой мировой войны Иосип Броз, обучившись слесарному делу, отправился на заработки в индустриальные центры Австро-Венгерской империи и кайзеровской Германии. В конце концов, его старший брат Мартин помог ему устроиться на автозавод Даймлера. В 1913 году Иосипа Броза призвали в австро-венгерскую армию и отправили в школу унтер-офицеров. После неё он стал командиром взвода в 25-м полку хаймвера, расквартированном в Загребе. Здесь-то его и достала мировая война.

Полк бросили на Восточный фронт. Весной 1915 года русские войска прорвали оборону австрийцев под Окно. В ходе этого сражения Иосип Броз получил тяжёлое ранение и попал в плен.

Летом 1916 года Иосипа, оправившегося от ран, направили в лагерь для военнопленных в Ардатове, а спустя несколько месяцев этапировали в Сибирь. В тюрьме города Кунгур он и встретил Февральскую революцию. Будущего маршала вызволили из острога революционные рабочие.

Очутившись на свободе, Броз свёл знакомство с инженером-путейцем, членом большевистской партии. Поддавшись влиянию коммунистических идей, он отправился в Петроград и включился в революционную борьбу. Иосип был участником знаменитой июльской демонстрации 1917 года, подавленной Временным правительством. Вскоре новоиспечённый карбонарий попытался выехать из России на родину, но его арестовали и заключили в один из казематов Петропавловской крепости, а потом опять отправили в Сибирь. Однако на этот раз до места назначения югослав не доехал, бежав из поезда.

Октябрьская революция застала Иосипа Броза в Омске, где он жил на нелегальном положении. Вскоре он вступил в интернациональный отряд Красной гвардии. Правда, поучаствовать в боях с белыми ему не довелось — подразделение охраняло железную дорогу.


Лаврентий Павлович Берия

В 1919 году в ВКП(б) создали так называемые национальные секции, в том числе и югославскую. Два её ведущих агитатора Дмитрий Георгиевич и Иван Хас в конце 1919 года приехали в Омск, где было немало пленных сербов и хорватов. В 1920 году Броз стал членом югославского отделения ВКП(б). После шести лет пребывания в России Иосип отправился на родину. Уехал он туда не один, а с молодой женой-сибирячкой Пелагеей Белоусовой. Дорога домой растянулась на целых девять месяцев. Из Советской России Броз привёз любопытный сувенир, с которым не расставался, выходя на улицу — ушанку с хорошо заметным следом от красногвардейской звезды.

Иосип Броз, вернувшись в Югославию, обосновался в Загребе. Здесь в 1924 году у него родился сын Царко. Однако значительно больше дел семейных молодого революционера занимала политическая борьба, в которую он окунулся с головой. Итогом её стала череда арестов и длительное тюремное заключение. На свободе Иосип оказался только в начале 1934 года. К этому времени жена карбонария была переправлена товарищами по партии в СССР.

Освобождённый от семейного бремени Броз перешёл на нелегальное положение и взял себе подобно Ленину, Сталину, Троцкому, Молотову революционный псевдоним — Тито. Однако уже всего через несколько месяцев его ждала новая встреча с Россией, которую он покинул пятнадцать лет назад. Осенью 1934 года решением действовавшего в Вене ЦК КПЮ Тито был направлен на работу в Москву, в балканский отдел Коминтерна. К месту своего назначения Иосип выехал в декабре 1934 года, почти сразу же после своего избрания на Люблянской партконференции в состав Политбюро ЦК КПЮ. Главная цель его миссии в Москве: воссоздать доверие к организации (компартии Югославии), которая существует и борется.

До столицы Советского Союза Иосип Броз Тито добрался в феврале 1935 года.

В то время в СССР уже состоялись первые политические процессы и шла подготовка суда над Зиновьевым и Каменевым. Коминтерн ещё, правда, не чистили, однако, здесь уже царила атмосфера страха и подозрительности. Большинство функционеров исполняли лишь минимум предписанных им обязанностей. Работа Иосипа Броза Тито на новом месте началась с поездок по Союзу для ознакомления с успехами социалистического строительства в СССР.

В составе делегации от КПЮ Тито побывал в Куйбышеве, Екатеринбурге, Уфе. Югославы осмотрели промышленные предприятия, колхозы и совхозы. Если заводы-гиганты произвели на гостей большое впечатление, то увиденное на селе разочаровало их. «Деревни были бедные, а колхозы нищими, — вспоминал много лет спустя Иосип Броз. — Каким бы отсталым ни было сельское хозяйство в нашей стране, оно, тем не менее, выглядело лучше, и жизненный уровень крестьян был выше». Однако Тито, уже тогда вынашивавший амбициозные планы, предпочёл направлять в Югославию лишь позитивную информацию о жизни в СССР и не портить отношение с партийным руководством Союза; ведь только помощь нашей страны могла помочь ему в осуществлении его заветной цели: стать во главе Югославии. Скрыв своё разочарование, Иосип Броз Тито активно включался в работу Коминтерна.


Тито и Хрущёв

Как все иностранные функционеры Коминтерна, Иосип Броз Тито жил в гостинице «Люкс» на Тверской Отель находился под постоянным наблюдением НКВД. Сотрудники советских спецслужб внимательно следили за каждым обитателем отеля, собирали на них компромат, изыскивая возможности завербовать среди них тайных осведомителей и получать информацию о политических настроениях «зарубежных гостей».

Конце 1935 года в Коминтерне начались первые чистки. В значительной степени они стали результатом постоянного стукачества иностранных коммунистов друг на друга. Таким образом, они, видимо, вели борьбу со своими партийными оппонентами. Иосип Броз Тито, в отличие от своих коллег, быстро сообразил: играя в такие игры, легко лишиться головы, и благоразумно не участвовал во внутрикоминтерновских склоках. Более того, желая обезопасить себя лично, он сумел добиться полного к себе доверия со стороны руководителя Коминтерна Георгия Димитрова, которому безоговорочно верил Сталин. Заступничество Димитрова, по-видимому, не раз спасало будущего маршала от доносов товарищей по партии.

И всё-таки в один капкан Иосип Броз Тито чуть было не попался.

На работу в СССР Тито был направлен по рекомендации генеральского секретаря КПЮ Горкича. Однако рост влияния Броза в партии, ставший следствием покровительства ему видных деятелей Коминтерна, Георгия Димитрова и Вильгельма Пика, не на шутку встревожил Горкича. Он увидел в Иосипе Тито своего соперника и решил от него избавиться. Такой случай представился уже в 1936 году, когда в Испании началась гражданская война. С подачи Кремля Коминтерн разработал операцию «ТУРИЗМ», в рамках которой намечалась вербовка в разных странах и переброска на Пиренеи добровольцев-антифашистов. В Югославии по решению Горкича этим должен был заняться только что избранный секретарём по оргвопросам в политбюро КПЮ Иосип Броз Тито. Он должен был нелегально отправиться на родину и организовать переброску югославских добровольцев в Испанию.

Горкич снабдил Тито засвеченным паспортом. Иосипа Броза, воспользуйся он им, арестовали бы в Югославии сразу же по приезде. Однако за время своей недолгой работы в Москве будущий маршал, видимо, завёл связи в НКВД. Мало того, что он узнал о планах Горкича, но и сумел раздобыть другие документы для своей командировки, что тогда можно было сделать лишь при помощи спецслужб. Иными словами, Тито пересёк границу Югославии не по паспорту Горкича, а совсем по другим документам. Добравшись на родину в октябре 1936 года, Иосип Броз в отместку Горкичу, ЦК которого действовало в Вене, приступил к формированию нового руководства партии на месте. Однако уже в декабре оно перебралось в Париж и приступило к формированию интербригад. Вербовкой добровольцев занялся и Горкич. В КПЮ возникло два ЦК, и оба, исполняя директиву Коминтерна, начали отправлять людей в Испанию.

Всего на Пиренеи прибыло около 1300 югославов. В 1939–1940 годах на родину из них вернулось не более 300. Причём львиная доля этих потерь пришлась на интербригады, сформированные Горкичем. Он собирал всех подряд, движимый лишь одним желанием — обскакать по числу рекрутов Тито. Естественно, неподготовленные навербованные Горкичем люди гибли в боях с франкистами пачками. По сути, эти жертвы стали результатом его стремления доказать Москве, что только он, а не какой-то выскочка Иосип Броз, — лидер КПЮ.

После позорного фиаско с интернационалистами Горкич сделал ещё одну попытку уничтожить своего соперника, вернувшегося в Москву в 1940 году. Он решил свалить на Тито вину за провал: ведь Москва именно Тито поручала организацию добровольческих бригад. Однако тому удалось доказать: Горкич действовал за его спиной и без его ведома. Таких деяний советские специалисты не прощали. Горкича обвинили в срыве операции «ТУРИЗМ» и ликвидировали прямо в Вене как «вражеского агента в Партии».

Первые разногласия между Сталиным и ставшим уже полноценным лидером Компартии Югославии Тито появились сразу после начала войны с Германией. Советский генсек неоднократно спрашивал у Берии: «Скажите мне, что делает сын Черчилля около Тито? Почему англичане так ему помогают?». Недовольство Сталина было вызвано тем, что Иосип Броз ещё в сентябре 1941 года договорился с англичанами о помощи его партизанской армии. Британцы направили в штаб Тито две военные миссии, как раз в тот период, когда Черчилль носился с идеей открытия второго фронта на Балканах. Причём югославский лидер всеми силами стремился склонить союзников именно к такому плану. Москва же настаивала на открытии второго фронта во Франции. Естественно, позиция Тито пришлась Сталину не по душе. С 1943 года английская помощь повстанческой армии стала регулярной. Советский же Союз направил военную миссию в штаб Иосипа Броза только в сорок четвёртом.

Однажды Берия, испытывавший к Тито симпатию ещё с сорокового года, попытался объяснить Сталину, что тот вынужден был обратиться к британцам, поскольку на начальном этапе войны СССР, находясь в сложнейшем положении, не мог оказывать югославам помощью. Иосифа Виссарионовича возмутили слова Берии, и он сказал, что не может считать своим союзником человека, который в трудную минуту готов бросить его и переметнуться к тому, кто ему больше даст.

После войны Тито стал проводить так называемую «политику равновесия»: для сохранения независимости Югославии и от стран соцлагеря, и от западных демократий он поддерживал политику то тех, то других.

В 1945–48 годах, приезжая в Москву, Иосип Броз обязательно заходил в гости к Берии. Лаврентий Павлович всегда радушно принимал его и неоднократно предупреждал, чтобы тот особенно не заигрывался с «политикой равновесия». Как намекает сын всесильного шефа советских спецслужб Серго Берия, во многом благодаря заступничеству его отца Тито так долго удавалось безнаказанно выкрутасничать. Конец маятникообразной политики Югославии наступил в 1948 году, когда Советский Союз разорвал с ней отношения. В итоге страна попросту оказалась в изоляции. Если до этого западные державы мечтали отколоть югославов от стран соцлагеря, то после того, как СССР сам отказался сотрудничать с ними, на Западе к Югославии пропал всякий интерес.

Тяжёлые времена для Тито кончились только через два года, после смерти Сталина, когда в 1955 году Никита Хрущёв посетил Югославию с визитом. Отношения вновь наладились, и вновь Иосип Броз начал проводить свою любимую политику равновесия. Поскольку новые вожди СССР, Хрущёв и Брежнев, не отличались такой железной волей, как Сталин, она была достаточно успешной вплоть до смерти самого Тито в 1980 году.

В последние годы своей жизни Иосип Броз Тито любил порассказать в узком кругу, как ловко и умело проводил политику, не зависимую от СССР. Правда, маршал то ли умалчивал, то ли сам не догадывался, что именно России и Советскому Союзу он обязан всеми своими достижениями. Ведь если бы Иосип Броз Тито не просидел в русском плену шесть лет, он не стал бы членом компартии. Если бы Иосипа Броза не направили в 1935 году в Москву, он не получил бы поддержки Димитрова и Пика и не выдвинулся бы на руководящие должности в КПЮ. Ну и, наконец, не было бы никакой политики равновесия, если бы за хорвата не заступался Берия. Скорее всего, спесивого маршала попросту ликвидировали бы ещё в 1943 году. Так что хотел Тито того или нет, но только Россия сделала из хорватского деревенского паренька Иосипа Броза генеральского секретаря КПЮ, Президента Югославии, Председателя Совмина, министра обороны, маршала и трижды Народного героя Югославии.

Виталий МЕНЬШИКОВ


Реклама на сайте


Перейти в раздел: Былое
  • Опубликовано: 20/12/2015

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

История из жизни - "ГРОБЫ"

История из жизни - "ГРОБЫ"

Опубликовано: 21/05/2013

Нужно было отрекламировать дорогие гробы из красного дерева, по 5,000$ за штуку! Как водится в нашем коллективе, оператор получил факс-заявку и, сверившись с классификатором, поставил товар в нужную р...

Мясорубка в Мадриде

Мясорубка в Мадриде

Опубликовано: 09/11/2012

Жестокий и хорошо организованный террористический акт застал пригородный электропоезд врасплох… Взрывами убито около двух сотен людей. Количество раненых составило чудовищную цифру в тысячу человек. Ч...

Так началась для меня война

Так началась для меня война

Опубликовано: 20/12/2015

Владимир Васильевич Смирнов (1905–1987) после окончания Ленинградского политехнического института в 1934 году был направлен на работу в Специальное конструкторское бюро судостроения. В 1938 году перев...