Садисты из Бухенвальда - изображение

Среди заплечных дел мастеров 'третьего рейха' Карл и Ильза Кох выделяются особо. Они заправляли конвейером смерти в концентрационном лагере Бухенвальд, перемоловшем десятки тысяч жизней. Даже их коллегам из СС становилось не по себе, когда фрау Кох хвасталась абажурами, сделанными из человеческой кожи.

Ильза Кох

Переезд Ильзы Кох в Бухенвальд из Саксонии, где она родилась в 1906 году и до войны работала библиотекарем, еще не дает ответа на то, что превратило обыкновенную женщину в зверя. Дочь чернорабочего, она была прилежной школьницей, любила и была любима, пользовалась успехом у деревенских парней, но всегда считала себя выше других, явно преувеличивая свои достоинства. И когда ее эгоизм объединился с амбициями эсэсовца Карла Коха, скрытая извращенность. Ильзы стала явной.

Они познакомились в 1936 году, когда система концентрационных лагерей уже охватила всю Германию. Штандартенфюрер Карл Кох служил в Заксенхаузене. У Ильзы была любовная связь с шефом, и она согласилась стать его секретарем.

Карл Кох

Когда юноше исполнилось семнадцать лет, он записался добровольцем в армию. Первая мировая война уже полыхала в Западной Европе. Однако вмешалась мать, и с призывного пункта его вернули домой. В марте 1916 года, в возрасте девятнадцати лет, ему все-таки удалось попасть на фронт.

Новобранец досыта нахлебался окопной жизни на одном из самых напряженных участков Западного фронта.

Война для Карла Коха закончилась в лагере для военнопленных, и, как многие другие, он наконец вернулся в разгромленную, озлобленную Германию.

Бывшему фронтовику удалось неплохо устроиться. Получив пост банковского служащего, он в 1924 году женился. Однако через два года банк лопнул, и Карл остался без работы. Одновременно расстроился и его брак. Молодой безработный нашел решение своих проблем в нацистских идеях и вскоре уже служил в СС.

Судьба не единожды сталкивала его с командиром подразделения 'Мертвая голова' Теодором Эйке, одним из активных участников создания первых концентрационных лагерей.

Эйке высоко оценил Коха, написав о нем в 1936 году, когда тот возглавил лагерь в Заксенхаузене: 'Его способности выше средних. Он делает все для торжества национал-социалистских идеалов'.

В Заксенхаузене Кох даже среди 'своих' приобрел репутацию отъявленного садиста. Тем не менее именно эти качества помогли ему завоевать сердце Ильзы. И в конце 1937 года состоялась брачная церемония. Счастливая пара объединила свои усилия на службе дьяволу.

Средневековые пытки

Садистские наклонности Коха не замедлили проявиться, как только он приступил к исполнению своих обязанностей. Комендант лагеря получал огромное удовольствие, стегая заключенных бичом, по всей длине которого были вставлены кусочки бритвы. Он ввел в обиход тиски для пальцев и клеймение каленым железом. Эти средневековые пытки применялись за малейшие нарушения лагерных правил.

Начальство главного управления безопасности рейха, поощряя систему концентрационных лагерей, выдвинуло кандидатуру Коха на повышение. В 1939 году ему было поручено организовать концентрационный лагерь в Бухенвальде. На новое место службы комендант отправился вместе с женой.

Бухенвальд считался 'исправительным' лагерем, как и все его предшественники. Предназначение лагеря изменится к середине войны, когда гитлеровская программа уничтожения людей будет окончательно введена в действие.

Бухенвальд

В то время как Кох упивался властью, наблюдая за ежедневным уничтожением людей, его жена испытывала еще большее удовольствие от мук заключенных. В лагере ее боялись больше самого коменданта.

Садистка обычно прохаживалась по лагерю, раздавая удары плетью любому встречному в полосатой одежде. Иногда брала с собой свирепую овчарку и приходила в восторг, натравливая собаку на беременных женщин или узников с тяжелой ношей. Неудивительно, что заключенные прозвали Ильзу 'сукой Бухенвальда'.

Фрау Абажур

Когда измученным вконец узникам казалось, что уже не существует более страшных истязаний, садистка изобретала новые зверства. Она приказывала заключенным мужчинам раздеться. Те, у кого не было татуировки на коже, Ильзу Кох мало интересовали. Но когда она видела на чьем-то теле экзотический узор, в глазах садистки вспыхивала плотоядная усмешка. А это означало, что перед ней - очередная жертва.

Позже Ильзу Кох прозвали 'фрау Абажур'. Она использовала выделанную кожу убитых мужчин для создания разнообразной домашней утвари, чем чрезвычайно гордилась. Наиболее подходящей для поделок она находила кожу цыган и русских военнопленных с наколками на груди и спине. Это позволяло делать вещи весьма декоративными'. Особенно Ильзе нравились абажуры.

Тела, имеющие 'художественную ценность', доставляли в патологоанатомическую лабораторию, где их обрабатывали спиртом и аккуратно сдирали кожу. Затем ее высушивали, смазывали растительным маслом и упаковывали в специальные пакеты.

А Ильза тем временем совершенствовала свое мастерство. Из кожи заключенных она стала шить перчатки и ажурное нижнее белье.

Даже для СС это было слишком

Это 'ремесло' не осталось не замеченным властями. В конце 1941 года супруги Кох предстали перед судом СС в Касселе по обвинению в 'чрезмерной жестокости и моральном разложении'. Пытки и убийства были для эсэсовцев нормальным явлением. Но получать от этого удовольствие лицемерная нацистская Фемида считала 'безнравственным'. Разговоры об абажурах и книгах просочились из лагеря и привели Ильзу и Карла на скамью подсудимых, где они должны были держать ответ за 'превышение власти'.

Однако в тот раз садистам удалось избежать наказания. Суд решил, что они стали жертвой оговора со стороны недоброжелателей. Бывший комендант некоторое время был 'советником' в другом концентрационном лагере. Но вскоре супруги-изуверы вновь вернулись в Бухенвальд. И только в 1944 году состоялся суд, на котором садистам не удалось уйти от ответственности.

Расстрел Карла Коха

Карл Кох предстал перед военным трибуналом по обвинению в убийстве эсэсовца, который неоднократно жаловался на наглые вымогательства со стороны коменданта лагеря. Обнаружилось, что большая часть награбленных ценностей вместо того, чтобы поступить в сейфы рейхсбанка в Берлине, осела в виде астрономических сумм на секретном счете супругов Кох в швейцарском банке.

Но он не учел одного: не пытки и убийства, а воровство являлось в глазах высших чинов СС самым тяжким преступлением.

Нацисты отыскали пастора, который должен был дать показания против Коха на заседании трибунала. Свидетеля держали под бдительной охраной в тюрьме. Непостижимо, но он был найден убитым в своей камере за день до судебного заседания. Во внутренностях пастора при вскрытии был обнаружен цианистый калий, и стало ясно, кто и почему убил свидетеля.

Кох, обвиненный еще и в убийстве пастора, был приговорен к смертной казни. Была также найдена крупная сумма денег, спрятанная у Коха под кроватью, - эти деньги он 'реквизировал' у заключенных.

Репутация Коха оказалась ниже предела, допускаемого даже нацистской 'моралью'. И в холодное апрельское утро 1945 года, буквально за несколько дней до освобождения лагеря союзными войсками, Карл Кох был расстрелян во дворе того самого лагеря, где он совсем недавно распоряжался тысячами человеческих судеб.

Предательство Американцев

В воскресенье 8 апреля 1945 года в эфир над центральной немецкой областью Тюрингией неожиданно ворвались сигналы бедствия “SOS”!

“SOS Бухенвальд... командующему американской танковой колонной генералу Паттону SOS Бухенвальд... нас хотят расстрелять нас хотят уничтожить просим немедленной помощи SOS Бухенвальд SOS Бухенвальд SOS Бухенвальд”!

Радиограмма по три раза передавалась на английском, немецком и на русском. Многострадальный Бухенвальд больше всего надеялся на американцев, так как они были рядом: узники уже три дня слышали канонаду, а из передач по радио знали, что 3-я американская танковая армия генерала Паттона и входящая в нее 4-я бронетанковая дивизия генерал-майора Уильяма Хоуга наступали в направлении Бухенвальда. Советские войска были далеко, и радиограмма до них не долетела.

Штаб генерала Паттона сигнал бедствия узников принял (это достоверный исторический факт), но... рослый, великаноподобный вояка и артист с громовым голосом, один из богатейших людей Америки ничего не сделал для освобождения страдальцев Бухенвальда. Помощь так и не пришла. А звуки канонады постепенно начали перемещаться южнее и севернее Бухенвальда – американские вояки спешили занимать фабрики, заводы.

Правосудие для «Суки Бухенвальда»

Она находилась на свободе до 1947 года, когда правосудие, наконец, настигло ее.

До суда бывшую нацистку содержали в тюрьме. Сорокалетняя Ильза была беременна от немецкого солдата. В Мюнхене она предстала перед американским военным трибуналом, чтобы отвечать за свои преступления.

Несколько недель множество бывших заключенных с горящими гневом глазами приходили в зал судебного заседания, чтобы рассказать правду о прошлом Ильзы Кох.

'Кровь более пятидесяти тысяч жертв Бухенвальда на ее руках, - заявил прокурор, - и тот факт, что эта женщина в данный момент беременна, не освобождает ее от наказания'.

Американский генерал Эмиль Киль зачитал приговор: 'Ильзе Кох - пожизненное заключение'.

Шок для всех – триумф для нее

В 1951 году в жизни Ильзы Кох наступил перелом. Генерал Лусиус Клей, верховный комиссар американской оккупационной зоны в Германии, своим решением поверг в шок мир по обе стороны Атлантики - как население своей страны, так и федеративной Республики Германии, возникшей на обломках поверженного 'третьего рейха'. Он подарил Ильзе Кох свободу, заявив, что имеются лишь 'несущественные свидетельства' того, что она приказывала кого-нибудь казнить, а ее причастности к изготовлению поделок из татуированной кожи нет доказательств.

Когда военная преступница была освобождена, мир отказался поверить в обоснованность этого решения. Однако фрау Кох не суждено было насладиться свободой. Как только она вышла из американской военной тюрьмы в Мюнхене, она была арестована немецкими властями и снова посажена за решетку.

Возмездие

Фемида новой Германии, стремясь как-то загладить вину за массовые преступления нацистов, незамедлительно посадила Ильзу Кох на скамью подсудимых.

240 свидетелей давали показания в суде. Они рассказывали о злодеяниях садистов в нацистском лагере смерти. На этот раз Ильзу Кох судили немцы, во имя которых нацистка, по ее убеждению, верно, служила 'фатерланду'. Военная преступница вновь была приговорена к пожизненному заключению. Ей было твердо заявлено, что на этот раз она не сможет рассчитывать на какое-либо снисхождение.

В тот год 1 сентября в камере баварской тюрьмы она съела свой последний шницель с салатом, написала прощальное письмо сыну, связала простыни и повесилась. 'Сука Бухенвальда' собственноручно свела счеты с жизнью.


Реклама на сайте


Перейти в раздел: Былое
  • Опубликовано: 30/06/2004
Автор комментария: Smithd769 - 05.05.2016

I like this post, enjoyed this one thankyou for posting.


Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Будьте здоровы!

Будьте здоровы!

Опубликовано: 08/10/2003

'Наконец-то', а для кого-то может 'ну вот опять' наступила осень. На улице с каждым днем все холоднее, все больше разноцветных листьев осыпает асфальт, все чаще небо закрыто тучами. Но для многих из н...

Последний парад капитана Саблина, или бунт на советском эсминце

Последний парад капитана Саблина, или бунт на советском эсминце

Опубликовано: 08/10/2003

Версия западная - изложенная Александром ШАЛЬНЕВЫМ, собственным корреспондентом газеты 'Известия' в Нью-Йорке.

Дурацкая сказка

Дурацкая сказка

Опубликовано: 14/04/2004

Ей было лет двадцать, может чуть больше. Русые волосы были забраны конским хвостиком. На лице не было никакой косметики, но оно и без косметики было красиво. Дима ни за что не взялся бы описывать его...