Тема номера. Провинция - Столица - изображение

Я ненавижу провинциалов!!!

Провинциалы - придурки.

Это же злокачественная опухоль нормального общества, они не способны вести интеллектуальные беседы и вообще пару слов связать не могут. Все они недалёкие, отсталые, не продвинутые, хлещут водку - 'катанку', которую старухи с прыщавыми руками испод лавок гонят, курят 'приму- ностальгию', летом ходят в рваных спортивных штанах и сандалиях на босу ногу, слушают всякое говно вроде Михаила круга, и хамы все, и их убеждения на уровне каменного века. Давить!

Суть провинциальной жизни - есть проснуться утром рано, часов эдак в час, посмотреть пару другую сериалов, похавать картошку с чёрным хлебом, на сон грядущий клюкнуть стакан другой самогона... и, посетовав на то, что СВОЛОЧИ КАПИТАЛЮГИ ВСЮ СТРАНУ РАЗВОРОВАЛИ, вспомнить беззаботную советскую жизнь, заняться обязательным сексом с женой и уснуть сном человека выполнившего свой долг перед обществом... Я НЕНАВИЖУ ЭТО... но я не могу ругать людей, не познавших другой жизни... МНЕ ИХ ЖАЛКО!!!

Мой доклад: провинциалы - кто они и как с ними бороться. Провинциалы - почти все кто живёт более чем за сто километров от Москвы. Как распознать? Парни: стрижка 9 мм, бессмысленное выражение прыщавой морды, жёлтые зубы, характерный запах изо рта. Кожа безнадёжно испорчена солнцем, у некоторых до такой степени, что её цвет - смуглый. Так же на голове может быть кепка - скорее всего, чтобы не перегрелась наголо обчекрыженная голова. Однако трудно назвать головою отросток туловища куда провинциал помещает пищу. Ниже на провинциальном парне красуется его гордость и величие - майка. Майки в изобилии продаются на рынках- местах, где в антисанитарных условиях продаётся то, что ранее было сделано на местном Тяжпроме или найдено на помойке в США, Германии, Японии и других развитых странах.

Помимо рынков провинциалы также могут посещать специализированные магазины типа 'Бомж из Италии', 'Всё для гопника' и т.д. Майки провинциальных парней обычно бежевого цвета, некоторые с надписями - 'Sport' и местами порванные. Стирать не обязательно. Особо конченные надевают вместо майки тельник - часть униформы рабов с флота, или клетчатую рубашку с коротким рукавом. Ниже - самые первые появившиеся в России джинсы (а может и не джинсы - уже не разберёшь) или грязные спортивные штаны. На ногах могут быть рваные кроссовки, перемотанные изолентой, ботинки 'скороход', сандалии или трофейные хромированные сапоги. В плохую погоду провинциальные парни надевают на себя фамильные брезентовые куртки или полушубки из меха тарбаганов.

Против нормальных провинциалов ну ничего не имею. А вот есть такие, которых гложет комплекс провинциала, которые хотят доказать всем и каждому, что они лучше москвичей. Прут и прут со всей наглостью, лезут во все дыры. Вот такие люди ничего, кроме раздражения, не вызывают. Озлоблены вечно, думают, их жизнь обделила... Как будто если ты живёшь в Москве, у тебя автоматически всё идёт как по маслу, и никаких усилий прилагать не надо!

Девчонки: Стеклянные глаза смотрят в одну точку, нос разукрашен свёклой, рот небрежно измазан губнушкой 1948 года. Волосы грязные, свалявшиеся, для предотвращения появления насекомых их регулярно моют в хлорированной воде хозяйственным мылом. Глаза провинциальных девчонок подведены смесью туши 'красный октябрь' с дёгтем. Уши поражены гангреной в следствии того, что их прокалывали под забором ржавой иглой от шприца. Многочисленные волоски торчат из носа и ушей. Мутация? Одеваются провинциалки исключительно на рынке, в полуподвальных занюханных бутиках или присваивают себе обноски мамы, старшей сестры, а то и брата. Кофточки с отрывающимися рукавами, джинсы с отпоротыми карманами, топики, какими в Москве и Питере полы моют, проеденные молью шубки и горжетки, снятые с братьев адидасовские олимпийки. Юбки из синтетики, грязные курточки из кожзаменителя (Панк?), прожженные пальто, ободранные в драках с подругами туфли, полураспущенные шарфики, берет, который можно отобрать у прохожего или найти на помойке, нечто неопределённо - вытянутое вроде толстовки (Гранж?) и русские свитера - вот как выглядит девчонка из провинции!

Образ жизни провинциалов: живут провинциалы коммуной и по понятиям одновременно. Частной собственности, капитала и рыночных отношений не признают (Хиппи?). Делятся друг с другом последними сигаретами вроде 'Друг', 'Пётр 1', папиросами 'Луч', 'Прима- ностальгия', 'Джейран'- это из Казахстана. Занимают друг другу мелочь, взятую с бабушкиных пенсий, найденную на автобусных остановках и отобранную у восьмилетних малышей толпой в восемь человек.

Всё время провинциалы проводят, отсыпаясь после пьянок, сидя в беседке или на лавочке у подъезда и ведя высокосветские беседы - кто сегодня онанировал, на сколько месяцев была задержана пенсия их бабушек, сколько было выкурено 'примы- ностальгии' и где можно достать пять рублей. Иногда они выбираются на вокзалы - посмотреть на паровозы, нормальных людей которые изредка в провинциальных дебрях появляются, и обсудить наболевшее (см. выше), в центр - пускать слюни на витрины с портвейнами, колбасами и сырами, стрелять сигареты и побираться, занимая по пять рублей до пятницы или на безлюдные пустыри и пляжи - сидеть там и лабать на гитарах блатные песни. Особое место, где они собираются - провинциальные дискотеки, там они дёргаются в экстазе в такт ужасной музыке. Это - Агутин, Полип Фарфоров, Сташевские и Насыровы всякие, певица Натали и Децл.

Интересы провинциалов: отвратительная и непереносимая для нормальных людей попса (см. выше), Михаил Круг, дохлая Петлюра, группа Лесоповал, альбом Сектор Газа (который без матов), русский рок с его предводителем - Пугачёвой А.Б. Фильмы 'Брат 2' и 'В зоне особого внимания'. КВН, телеигра 'Поле чудес', передача 'Ищу тебя', радиостанция 'Маяк', водка - катанка, которую из-под лавки гонят больные туберкулёзом старухи, пьяные драки, праздник 'День русской балалайки', патриотизм во всех его проявлениях, псевдоправославие, симптомы которого проявляются в возрасте поздней зрелости, газета 'Комсомольская правда', универсальная в своём применении - туалетная бумага, обои, 'козья ножка', сериал 'Улица разбитых фонарей' и главный интерес провинциалов - секс.

Наконец-то выдалась такая возможность высказать всё, что я думаю об этих людях! Куда ни ткни, всюду они. Стекаются в наш большой город из всяких захолустных дыр, типа Канска, Назарова и проч. Вот у нас живёт одна такая девчонка из Канска (комнату снимает). Думает, что она такая самая умная, а все вокруг - тормознутые дебилы!! Устроила тут свидание прямо у нас в квартире, мужика какого-то незнакомого привела, расселась на нём и уже почти, ну сами понимаете!!! Когда я ей начала говорить, что наша квартира - не дом свиданий, она сделала невинную морду и сказала, что они всего ли 'весело разговаривали'. Ага! Думает, что все дураки вокруг неё!!! Это, уже не говоря о том, что к нам всякие звонят и её спрашивают!!! А она врёт, будто это её одногруппники по институту и так далее!! Просто ненавижу таких!! Едут в большие города в поисках счастья какого-то!!

Сексуальные отношения провинциалов: Они носят беспорядочный характер - девчонки поголовно больны бешенством матки, передающимся по наследству, они всё время хотят, но большинство парней не способно, их половые системы напрочь отморожены - следствие ношения спортивных штанов в зимнее время. 'Потребность' к какому-нибудь из немногих способных может, проявится где угодно: кучи сушёной травы, именуемые сеновалами, разбитые машины, школьные подсобки, заброшенные сараи, заросли крапивы (садо-мазо?), и обязательно по пьяни - без допинга - водки - катанки - никак. Всё спонтанно, дико, грубо. И никакой резины - в ужасе перед атакой НАТО они вынуждены плодить пушечное мясо - по трое детей в семье - не редкость. Верные предрассудкам, все они натуралы.

Способы выживания провинциалов: В вечном страхе перед смертью от голода, излечимых болезней и Третьей Мировой Войны провинциалы всё время выживают - занимаются спортом и работают на дачах. Спорт - абсолютно бессмысленное времяпрепровождение, основанное на непосильной нагрузке на организм, ослабленный водкой- катанкой, 'примой- ностальгией', простатитом - от ношения спортивных штанов зимой и неизлечимой патологией головы - радиальной извилиной от кепки. Провинциалы наивно думают, что, пробежав пару миль по району и один раз подтянувшись на турнике, они проживут на много больше среднего возраста жизни в провинции - 44 лет и покончат с влиянием НАТО в Европе. Средний годовой доход в провинции - 2,5 $ не позволяет всё время покупать продукты в магазинах, и провинциалы вынуждены работать на даче.

Дача - земельный надел провинциала, состоящий из поля, сортира, на десятки километров удалённый от цивилизации и колорадского жука. Провинциалы регулярно ездят туда за тридцать километров на автобусе и десять километров пешком или добираются на своём транспорте - 'Москвич-408' - он как примус, даже ломаться там нечему, «Жигули» - 'копейка', выкрашенная в ядовито-зелёный цвет - в траве не заметно, зачем - не понятно, 'газик- козёл' - больше ни на чём по этим буеракам не проедешь. На даче провинциалы ковыряют вечную мерзлоту, выращенные там репчатый лук и морква с мышиный хвост не дадут нищим провинциалам умереть с голоду и позволят перезимовать.

Пища провинциалов: картофельная ботва, гнилая капуста и прочий урожай (см. выше), каша мамалыга, крупа ячневая, окрошка (суп с квасом) - надо же додуматься, конский щавель и семечки. Пищеварительная система провинциалов к чему-либо другому не приспособлена. Провинциал представляет из себя крайне патологический организм.

Способы борьбы с провинциалами:

1)Физическое уничтожение - газовые печи, расстрел, повешение.

2)Депортация на Командорские острова (это где-то у Камчатки) - сами передохнут.

Спасибо за внимание.

Ю. Лемберг

Стилистика автора сохранена

РАВНОВЕСИЕ

Без столицы нет провинции. И наоборот.

Недавно довелось мне ехать поездом 'Санкт-Петербург – Адлер'. Ехать пришлось долго – почти двое суток. И всю дорогу за исключением блаженного ночного сна меня глушили отборной отечественной попсой. Поездное радио не отличалось разнообразием репертуара, и когда я раз в тридцатый прослушала глубокую мысль о том, что быть беременной – это временно, то начала довольно громко выражать свое недовольство. Окружающие в плацкартном вагоне смотрели на меня с неприкрытой смесью раздражения и гадливой радости от того, что им этот музыкальный бред не мешает.

И только на подъезде к Краснодарскому краю проводница, милая женщина с явным отпечатком интеллекта на лице, доверительно мне шепнула: 'Ну что вы от них хотите, это же провинция к себе домой возвращается. Не оставляйте их наедине с их бескультурьем'. Отрадно, конечно, что меня приняли за жительницу столичного города, но все-таки, замечание о низкой культуре провинции в очередной раз немножко укололо. Ведь из провинции гораздо чаще поднимаются те, кто правит бал в умах и настроениях общества.

Слово 'провинция' происходит от латинского 'provincia'. Так в Древнем Риме назывались подвластные территории, находящиеся вне Италии и управлявшиеся римскими наместниками. В России такая административно-правовая единица появилась в начале 18 века. Каждая губерния подразделялась на несколько провинций – Петербургская на 11, Московская на 9, Киевская на 4. Каждая провинция возглавлялась воеводой.

Когда впервые слово 'провинция' начало употребляться в уничижительном смысле, сказать сложно. Возможно, в силу человеческой природы уже в то время, когда появились столицы и их жители начали воспринимать себя обособленно от остального общества.

В любом случае, еще Салтыков-Щедрин презрительно высказывался о 'дремучем Пошехонье'. Да и Гоголь не случайно помещал героев своих пьес подальше от центра, чтобы подчеркнуть их местечковость и глупость. Этот стереотип о провинциале как человеке недалеком в общественном сознании благополучно продержался до начала XXI века.

На заре становления отечественных FM-станций в одном южном городе появилось 'Радио Провинция', крутившее достаточно прогрессивный для того времени дэнс. Таким образом, как бы подчеркивалось, что и у нас есть 'продвинутая' молодежь. Несмотря на некоторую браваду станции следует признать, что 'продвинутость' на столичном уровне зачастую упирается в тупик. В больших, шумных городах, привычных к быстрому темпу, любое новшество подхватывается достаточно быстро, но так же быстро и угасает. Одно течение сменяет другое, нанося приливной волной моду, стиль, драйв, но быстро растворяется во времени, оставляя на песке смутные следы очередной микроэпохи. Следы либо быстро стираются, либо некоторое время бережно ретушируются верными поклонниками, чье количество также неумолимо сокращается.

Провинция консервативна. Но именно поэтому здесь существует гораздо более благодатная почва для различных новшеств. Пробиться сквозь толщу недоверия провинциалов ох как нелегко. Зато их преданность потом окупает все старания. Этот принцип давно уже освоили в бизнесе. Помнится, в моем родном провинциальном городе молодежь упорно не хотела кататься на новомодных роликовых коньках, предпочитая им давно вышедшие из моды скейтборды. Тогда одна местная газета развернула целую пиар-кампанию 'Быть роллером – это круто'. Сегодня живут и процветают целых три магазина, торгующих разнообразными прибамбасами для роллеров. Процветают, хочу отметить, в городе с населением чуть более миллиона человек. В некоторых западных компаниях существуют целые пропагандистские отделы, ориентированные на продвижение товара вне столичных городов. Но наш менеджмент пока развит не настолько. Хотя – все меняется.

Любопытную шутку услышала недавно по телевизору от кавээнщиков. 'Вы провинция! У вас даже MTV не ловит. Провинциалы!' – 'Да, зато у нас вечером на набережной так хорошо, парни с девушками целуются'. – 'Парни? С девушками? Провинциалы!'

Провинция воспринимает столицу зачастую как некое гнездо разврата. Хотя иногда на периферии опасностей куда как больше. Одно село Орловской области не так давно просто находилось на грани катастрофы. Когда до центра дошла информация от местного МВД, то 'наверху' за головы схватились: на все население села законопослушными были только дети дошкольного возраста. Остальные жители занимались в лучшем случае самогоноварением, в худшем – вступали в бандитские группировки. Что уж говорить о процветающей проституции и прочих 'прелестях' криминала.

С другой стороны, столица считает провинцию образцом безвкусия. Тоже распространенный штамп. Здесь я расписываться подробно не буду: сколько людей, столько мнений. Ограничусь только сухими фактами.

Известный кутюрье Вячеслав Зайцев родился в рабочей семье в г. Иванове.

Не менее известный кутюрье – Валентин Юдашкин. Место рождения – поселок Баковка Одинцовского района Московской области.

Ну, и наконец, для красивого числа «три». 19 августа 1883 года в провинциальном городке Сомур на западе Франции родилась Коко Шанель. В самом начале статьи я говорила о том, что зачастую провинция правит умами в столице. Не лучшее ли подтверждение моим словам эти биографии?

«Провинция – это не местность, а состояние ума», говорил немецкий политик Манфред Роммель. Возможно. Но все-таки, что значит «мыслить провинциально»? Обычно под этим подразумевает неглобальное, местечковое понимание проблем. Но и с таким толкованием можно поспорить. Несмотря на то, что высшая школа сконцентрирована в областных центрах, появление ученых «самородков» из глубинки – далеко не редкость и по нашим временам. В монолитность столичного бытия провинция вносит свое, свежее понимание проблем – иногда наивное, но все-таки – иное.

Есть такая классическая задачка на трехмерное мышление: как из шести спичек сделать три треугольника. Все очень просто. Надо один треугольник из трех спичек положить в основание «пирамидки», три спички поставить сверху «шалашиком». Взгляд неискушенного провинциала, направленного не в перспективу, а снизу вверх, дает иногда возможность взглянуть на проблему иначе – и найти верное решение.

Мой коллега-журналист, в не таком уж далеком прошлом студент филологического факультета, попал однажды на лекцию к математикам. Преподаватель требовал от школяров, чтобы они путем долгих и сложных вычислений нашли нижнюю точку на искривленной поверхности. Пока математики судорожно вспоминали формулы, филолог предложил естественное, на его взгляд, решение: опустить на эту поверхность шарик – и он сам скатится в нужное место. «Пять», - коротко резюмировал профессор.

Неискушенный провинциал в обществе жителей столицы выступает в роли такого же студента-филолога. Не зная определенных правил и условностей, он поступает по наитию. И хотя действия его могут вызвать снисходительную усмешку, его суждения зачастую куда более практичны, потому что ему ближе конкретные, земные понятия, и отдаленность от философии не только не мешает, но даже наоборот – помогает, когда он сталкивается с теми проблемами, перед которыми «продвинутый» столичный житель может и спасовать.

Существует в психологии такое понятие, как «принцип дворняги». У породистых собак масса жизненных неприятностей, способных привести к летальному исходу: от клещей и чумки до неправильного питания. У дворняги, по сути, три главных врага: голод, холод и отсутствие двуногого защитника, способного отстоять своего любимца. Поэтому дворняги более живучи, злее и плодовитее. Размножаясь как попало, они законом естественного отбора оставляют жить сильнейших. И оставшиеся в живых, знают цену жизни и цену свободы. Им нечего терять, и этим они страшны.

Если провинция проникает в столицу робко, то ей потребуются немалые усилия, чтобы ее не снесло шальным порывом ветра. Но если она идет на завоевание столичных коридоров нахраписто и нагло, то перед ней сторонятся матерые бультерьеры закулисных интриг. Потому что дворняги не играют в дипломатию. Борьба за выживание – их стихия. Провинция, поднявшись снизу, представляет, что такое дно. И знает, как больно можно упасть. Но вместе с тем, не боится этого падения. Ведь даже там, внизу, она сможет выжить.

«Взгляд снизу», хоть он зачастую и отдает апломбом, тоже имеет право на существование. В свое время мне довелось ехать из Ростова-на-Дону в Таганрог. Бытует мнение, что таганрожцы испытывают к ростовчанам такие же чувства, как питерцы к москвичам. По всем параметрам Таганрог «столичнее» Ростова: и возрастом постарше, и порт побольше, и основан не кем-нибудь, а самим Петром Великим. В кафе, чье название моя память, к сожалению, не сохранила, я столкнулась с любопытным персонажем. Судя по его солидному возрасту, старик застал не только хрущевскую кукурузу и сталинский террор, но и первые ленинские законы. Иван Иванович – назовем его так – убежденно доказывал мне, что признание Ростова окружным центром – колоссальное геополитическое заблуждение.

– Посудите сами, – вещал он. – Разве может стать столицей город, начинавшийся как обычная таможня, торговая точка? Ну, это все равно как если бы центром мегаполиса признали вещевой рынок на окраине!

Вот такая незатейливая логика. Поспорить, конечно, можно, но бесполезно. Каждый кулик, как известно, свое болото хвалит.

Кстати, о болоте…

«Трясина» и «провинция» в устах столичного жителя слова-синонимы. «Что там может случиться в вашей луже?» - это так презрительно при мне отозвались питерцы на робкое замечание саратовца о том, что «жизнь у нас кипит».

Не буду вспоминать квасной патриотизм саратовца, разрывание рубашки на груди («Да у нас!») и прочие атрибуты благородного возмущения. Но все же, питерцы были в данном случае не правы.

Подводные течения, не видные столичному взгляду, коварны своей неожиданностью. На периферии «все друг друга знают через одного». Именно поэтому в небольших городах люди более открыты. А чего скрывать, если от людского взгляда никуда не деться? Мегаполис, наоборот, дает возможность спрятаться, потеряться в шумном потоке, а это, наоборот, приводит к повышенному вниманию со стороны окружающих. Ведь темнее всего, как известно, под пламенем свечи.

Обращая внимание на события в маленьких городах, большие люди ищут взглядом большие предметы. И не обращают внимания на мелочи. Хотя мелочь здесь – понятие относительное. На пивном рок-фестивале в одном из городов нашей необъятной родины я была свидетельницей того, как восхищенная толпа фанатов чуть не разнесла сцену, где выступал местный коллектив. «Ты чего! Это же Витя!» - Визжала мне в ухо местная поклонница. Потом на сцену поднялись мэтры отечественной рок-сцены. Их принимали, как и положено знаменитостей. Но без того тепла, с которым встречали неприметную группу, чье название известно только на местном уровне.

Но зато когда на небосводе зажигаются провинциальные звезды, они горят особенно ярко. Потому что для дороги наверх им нужен был куда больший разгон, чем для тех, кто «поближе к небожителям».

Культурная жизнь провинции – это вообще разговор отдельный. Представлять ее как некий сельский клуб, где на весь город один хлопец с гармошкой, развлекающий народ раз в неделю, тоже неправильно. Мало того. Провинция зачастую ревниво относится к своим традициям и в штыки воспринимает любое сравнение с центром.

Однажды разговаривала с директором одного одесского музея, которого непонятно зачем занесло в мой город. Сама должность уже говорит о том, что человек интеллигентный. Так вот, когда в моей речи проскочил оборот «мать городов русских» по отношению к Киеву, директор аж позеленел.

– Мадам! – Сурово сказал он мне. – Скажите, и много вы знаете анекдотов про эту матерь?

Я честно призналась, что ни одного.

– О! – Многозначительно поднял он палец. – Так какая же она после этого родственница! Мама – это Одесса. Запомните это раз и навсегда.

Логика убойная. Но я с тех пор крайне осторожно отношусь к своим высказываниям о столичности. Потому что могут неправильно понять…

Я не стремилась написать какой-то единый, монолитный текст. Лоскуты - обрывки мыслей о том, какие они – столица и провинция, сложились в пеструю картинку. Впрочем, вряд ли могло быть иначе. Ведь у каждой медали, как известно, две стороны. Шуму и динамике столицы противостоит тишина и покой окраины. Ритм жизни может быть разным, но каждому ближе свой темп.

У меня есть знакомые, имевшие «теплое место» в крупных центрах, но бросившие все ради неспешной жизни «на земле», со своим хозяйством, с маленьким покосившемся домишкой, с одним, да и то неважно работающим, телеканалом. Когда я пыталась понять, зачем они это сделали, то глава семейства мне ответил фразой Карлсона: «Спокойствие. Только спокойствие».

И тогда я поняла, что иногда кажущаяся скука – это просто тишина, которую надо уметь слушать. И быть в гармонии с миром.

Пока будут столицы, будут и провинции. Но одних без других существовать не будет. Бесконечно ворча по поводу друг друга, провинциальные и столичные города взаимозависимы.

И наверное, в этом есть свое понимание закона равновесия…

Земфира Кратнова

Нелюбовь.

Исповедь провинциалки

Москва... Мой ныне родной город. Обычно, когда живешь в городе, начинаешь его любить или же ненавидеть - в зависимости от того, какое ты место в нем, в этом городе, да и в жизни вообще занимаешь. И города - они тоже живые существа, и они тоже к тебе как-то относятся. Вот Томск, на мой взгляд, добрый такой город, старенько-ласково-молодежный какой-то. А Москва в основном - город равнодушный. Ему совершенно не до тебя, он торопится по своим делам, живет по своим законам, постичь которые ты не всегда в состоянии. Вот идешь бывало по Кремлевской набережной, тут тебе и Москва-река, и Кремль, и золотые купола - красота неописуемая, аж в трепет впадаешь. А колокольня Ивана Великого стоит на своей горке, и нос задирает, зазналась... Оно это все на тебя не смотрит, оно выше тебя... Ну, так вот, это я про город в общем, неодушевленный, так сказать...

А еще в нем живут люди. Большая часть из них, по-моему, истинная лимита, приехавшие учиться, на заработки и т.п. Но если они лимита хотя бы во втором поколении, они уже москвичи... Стереотипы - да, есть они, про москвичей. Но, наверное, стереотипы эти сложились не на ровном месте, а из действительности. А действительность - это тот самый равнодушный город вокруг. Он делает своих жителей столь причудливыми... Да, москвичи - товарищи очень даже причудливые. Мне, как жительнице сначала Края Непуганных Дураков, а потом еще и славного города Томска - короче, типичной провинциалке, эти все причуды сразу стали заметны. И я далее изложу это все их собственными, почти 'дословными словами'.

Они сами разделили страну на 'Маскву' и 'провинцию'. А мы в ответ разделили население на 'нормальных людей' и 'московских ублюдков'. Чтоб они там сгнили!!!

Прежде всего, кто считается москвичом? Это человек, у которого есть московская прописка. Т.е. - есть квартира. Т.е. своими квартирами москвичи оччень гордятся. Особенно если в центре. Особенно если потолки высокие. И неважно, что комната три квадратных метра. Принцип 'затовмоскве' здесь как раз переходит в 'затовцентре'. Жить на окраинах - это ужасно. За МКАДом - это просто катастрофа. Хотя в окраинах тоже есть своя иерархия. Вот окраина, где я живу - хорошая окраина, зеленая. А вот в другом конце города - там ужасно, там такая экология, такая грязь!

Да, здесь ужасная экология. Особенно в центре - там такая загазованность! Хотя жить там - это круто, да. Хоть и экология... И вообще, с точки зрения эзотерической, это просто 'город-вампир', 'город-монстр' (дословные цитаты москвичей), который выпивает силы, который поглощает тебя. (От автора: ничего он не выпивает, он равнодушно созерцает действительность) Ну вот, а если он все силы поглощает, то что остается? Правильно, в придачу к нездоровому духу еще и нездоровое тело. Т.е. все москвичи чем-нибудь обязательно неизлечимо больны. Например, если вам в детстве вырезали аппендицит (оо, это было ужасно!), то вы на всю жизнь больной человек. Антибиотики вам кололи? Кололи. Город-вампир силы поглощал? Поглощал. Все, готов очередной калека. Выпускаем в люди.

А еще в связи с дороговизной маасковских квартир возникает еще один страх. Боятся они как огня кровосмешения. Т.е. если он - москвич, а она - лимита (или вообще, упаси господи, из деревни какой-нибудь типа Твери), или она - москвич, а он - лимита, брак можно даже не затевать. Уж так они, москвичи эти, дрожат над выстраданными своими квартирками, что не дай бог (!) кого-нибудь безквартирного в свою родненькую прописать. Это ж удавиться можно! С временной регистрацией - ну со скрипом, но поможем, так уж и быть. Но только временно! И не вздумайте претендовать на нашу драгоценную жилплощадь. Ах да, что это мы все о недвижимости... Пора поговорить о деньгах.

Как известно, деньги в Москве крутятся немалые. И заработки повыше, чем где-либо в другом месте нашей страны (ну это в среднем, разумеется - перепись населения покажет). А вот насчет, как их потратить... Очень характерно для москвичей, как людей зарабатывающих не задумываться о том, как они тратятся. Это я так для себя называю синдромом 'я же не бедный'. Грешна, сама такая становлюсь. Уходят деньги во всякие 'пшыки'. Т.е. поесть пару раз в МакДональдсе, посидеть с друзьями в ресторанчике (в дорогом, но только пива попить), сходить на выходных в Парк Культуры - все, большая часть зарплаты разлетается непонятно куда... Для контраста могу привести аналогичные расходы томича: купить 2 кг картошки, сосиску, выпить пива под зонтиком на улице и прогуляться пешком до Лагерного Сада... Разницу чувствуете? Она небольшая, но накапливается... А еще в Москве наряду с деньгами очень ценится время. Поэтому москвич никогда не будет бегать по городу в поисках колбасы на рубль дешевле, а закупиться всем, чем можно в гигантском супермаркете... Уровень жизни, в общем, накладывает отпечаток на московский менталитет...

Еще одна вещь, которая меня тут, в Москве, поразила. Тут развиты товарно-денежные отношения между близкими родственниками. Например, дочь покупает у родителей машину. Деньги потом целый год им отдает... Если б у моих родителей была машина, они бы мне ее бесплатно отдали... Или вот нас родители возили в деревню на лето к родственникам. А в Москве принято платить специальным тетенькам, чтобы они чад ненаглядных вывезли из этого страшного смога в деревню где-нибудь на Волге... За деньги опять же, подчеркиваю.

А еще в Москве интересные бабушки. Они такие живчики, такие шустрые, локтями у трамвая тебя так по ребрам напихают - мало не покажется. Такие аккуратненькие, хорошо одетые. Сидят себе на лавочке где-нибудь у подъезда и беседуют - о чем думаете? Ну, о том же, о чем все бабушки, только с акцентами - на страшную экологию, на дороговизну московских цен жалуются.

И еще про одну прослойку местного общества непременно нужно упомянуть. О блюстителях порядка, о милиционерах. Все знают прекрасно, что по закону, куда бы ты не приехал, нужно регистрироваться. Господа томичи, кто-нибудь хоть раз видел в Томске мента, проверяющего прописку??? Я не видела. И тем более денег за ее отсутствие никто не берет. А в Москве это дело превратилось в выгодный бизнес. При такой плотности лимиты на один квадратный метр с каждого по полтиннику - и вот он, мент, едет в новенькой 'мицубисе' по городу. По приезду сюда на ПМЖ я честно пыталась сделать себе временную регистрацию. Меня затаскали по инстанциям, замучили бесконечными ожиданиями около милиции, в паспортном столе и т.п. В итоге регистрацию я как бы сделала, но в глаза ее так и не увидела, т.к. пока я бегала по инстанциям ее срок - 3 месяца - уже истек. С тех пор я лимита чистопородная. С пропиской в Калужской области. Зато теперь блюстителям порядка говорю, что я из Калуги приехала на машине. Помогает. Хоть на полтинник у них в кармане да меньше...

Почему я не люблю москвичей…

Да потому, что они хамы, легкомысленные сволочи, самовлюблённые грубияны и пр. Представьте себе, что вы идете по Питеру, и не знаете, как пройти, например, до Гостинки. Спрашиваете у старушки, а она вам говорит: - Вот сначала выучи историю родного города, а потом по магазинам ходи. А со мной такое было, не в Питере, конечно, а в Москве. И не гостинка была, а этот уродливый Универмаг. Я уже молчу про то, как в Москве стадо обезумевших бизонов мочило питерских парней только за то, что они не москали. Я предполагаю, что они так Питер не любят потому, что чувствуют исходящую от него некую опасность - а вдруг да перенесут столицу!

Москвички поначалу показались мне невзрачными. Как моль. Но со временем я пообвыкла и поняла, что женщины здесь красивы по-своему. Этакие незабудочки в черных брючках. Одеты, конечно, гораздо лучше, нежели малоимущие дамы в провинции. Почему-то предпочитают покупать вещи темных тонов. Когда меня, как сороку, тянет к ярким витринам, знакомые москвички морщат носики: 'Покупай лучше черное - не ошибешься'. Хочу, хочу ошибаться! Только бы не стать очередной стильной монахиней в черном!.. Не город, а какой-то многомиллионный монастырь! А лишний вес иметь здесь просто неприлично! Причем лишним считается вес вообще. Так что борьба с ним ведется всю жизнь. Москвички хотят быть не просто стройными, они хотят быть истощенными. Им легко - у них косточки тоненькие. Зато походка суетливей. И еще (умереть - не встать!) летом женщины носят подследники!

О мужчинах ничего пока сказать не могу, кроме того, что они пьют. Вечером весь общественный транспорт благоухает алкоголем и аукается беззлобным матерком. Видимо, это такая местная традиция: мужчины выпивают после работы и едут домой, как овощи.

Детей в Москве, похоже, нет вовсе. Или их где-то прячут. Только во время кремлевских Елок можно заметить перемещение нарядных папаш и их отпрысков с кульками конфет. Москвичи замкнуты. То ли это защитная реакция жителей мегаполиса, то ли северная сдержанность. Честно говоря, мне это даже импонирует. Очень комфортно себя чувствую, когда никто не лезет в частное пространство. Впрочем, я могу умирать на краю тротуара вместе со своим частным пространством, и вряд ли кто-то на меня внимание обратит. Люди настолько сосредоточены на себе, что в упор не видят друг друга. Человеки в футлярах. Но при всей своей замкнутости они сконструированы довольно просто. Доверчивы, как дети.

А еще тут принято бегать. Как уже упоминалось выше, время в Москве с ее расстояниями - тоже деньги. Поэтому люди тут носятся. Приезжающие ко мне отовсюду часто дергают меня за рукав на ходу - мол, куда спешишь? Привычка уже... Что самое интересное, до работы я добиралась поначалу за 55 минут. Постепенно я с каждым днем замечаю, что прихожу на работу все раньше и раньше, уже 50 всего нужно... То ли шаги шире, то ли шаг быстрее, то ли оптимизировать научилась расстояния со временем (типа пройти в метро по перрону и сесть в первый вагон, а потом еще по самому вагону пройтись и первее самых первых оказаться). Такие вот тут заморочки.

Встречаются тут и редкие экземпляры 'москвичей отъявленных'. Не помню, как звали того мальчика, пусть он будет зваться просто М. Таких нужно держать в зоопарках. Приезжим показывать. Когда я сказала, что напишу эссе на тему москвичей и вставлю его в качестве одного из героев он сказал примерно следующее 'Люди, которые не могут вербализировать свои мысли, начинают писать'... Потрясно, но в контексте его прочей речи серо... Не умею вербализировать, да. Напишу вот лучше, чтоб для потомков... Так вот, мы все, что за МКАДом - т.е. даже ближайшие подмосковные Химки, Балашихи - неисправимая провинция без врожденной, присущей лишь москвичам, интеллигентности. Мы, приезжие, дышим их воздухом и отравляем его, мы загадили весь город... От нас никакого спасения... А впрочем, этот М. не достоин столь подробного мною описывания, в любом случае Это надо было слышать... Он ведь не шутил, а серьезно говорил. Лучше я, как истинная провинциальная шовинистка, продолжу свои грязные инсинуации по отношению к Москве и москвичам.

Еще москвичи не любят работать. Всем известно, что ежегодно в Москву ломится огромное количество лимиты. Притом, что уровень безработицы здесь довольно низкий. Потому что они все получают здесь работу. А если представить себе, что количество рабочих мест все же ограничено, получается следующее: работает лимита, которой нужно где-то жить и что-то есть. А что делают москвичи? Они рантье. Они переселяются двумя семьями в одну драгоценную квартиру, а вторую драгоценную сдают приезжей лимите за бешеные деньги, на которые безбедно живут. А у лимиты есть стимулы работать лучше, чтобы не только на жилье хватало, но и на покушать. Таким образом, лимита прогрессирует, а москвичи деградируют. Такая вот закономерность.

Очень интересно то, что когда с москвичами затрагиваешь вопрос о москвичах, говоришь сначала осторожно, чтобы не задеть их патриотические чувства, так это культурно. Но они соглашаются буквально со всем, что о них им же рассказываешь, кивают головами расстроено и говорят - да, мы такие, что ж теперь поделаешь... Т.е. за собой свои причуды они признают, но призывают всех остальных воспринимать их такими, какие они есть. Что мы, в общем-то, и делаем. Так и живем.

А вообще-то совершенно не важно, что этот город равнодушен. Главное, как ты себя в нем чувствуешь. Если нашел свое гнездышко, нишу, если тебе в этом всем хорошо - тогда его можно любить таким, какой он есть. Безответно конечно.

P.S. Да не обидятся москвичи, которые прочитают эту мою статейку. Они не все такие, мы же о стереотипах речь ведем. Да не обидятся те, кого я назвала дурацким словом лимита - я сама такая же.

Опубликовав эти сторонние взгляды, мы не пытались примерить воинствующие стороны. Нашей целью было показать ту пропасть непонимания, которая возникла между людьми одной нации. Быть может нам стоит просто остановиться на миг и задуматься: «Что именно движет моей ненавистью»…


Реклама на сайте


Перейти в раздел: Мир вокруг нас
  • Опубликовано: 07/09/2004

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Шестое чувство

Шестое чувство

Опубликовано: 31/03/2004

Современные физиологи соглашаются, что чувств у человека шесть. Но: шестым чувством они называют чувство равновесия, позволяющее нам ходить на двух ногах, не падая – и ведь, если вдуматься, это почти ...

«Челленджер», взорвавший небо.

«Челленджер», взорвавший небо.

Опубликовано: 08/10/2003

Фотография семи улыбающихся американских космонавтов - двух женщин и пяти мужчин - в голубых костюмах и со скафандрами в руках на фоне звездно-полосатого флага 28 января 1986 года обошла весь мир...

История из жизни - "Я РУССКИЙ!"

История из жизни - "Я РУССКИЙ!"

Опубликовано: 10/05/2013

Дело было в далекие советские годы, когда мы очень дружили с "островом свободы" и посылали туда наших специалистов (в том числе и гражданских) во множестве. Так вот, каждый выезжающий с Кубы вез с соб...