Петр НестеровВ тот день, 26 августа 1914 года, в районе Жолквы (в 1951-1991 годах город Нестеров) на значительной высоте появились австрийские самолеты, вылетевшие из крепости Перемышль. Самым крупным из них был биплан 'Альбатрос'. Нестеров и еще два пилота взлетают навстречу им. Однако австрийцы успевают уйти. Спустя три часа над расположением отряда вновь появляется австрийский 'Альбатрос', на этот раз один. Нестеров поднимается для его преследования. Произведя ровно в полдень взлет, российский летчик быстро набирает высоту, догоняет его в трех километрах северо-западнее деревни Липино, имея над ним преимущество в высоте. Маневрами 'Морана' он стремился вынудить вражеского летчика к посадке в расположении российских войск, но тот удалялся к линии фронта. Тогда Нестеров, поднявшись выше неприятельского самолета, переходит в пикирование и своей машиной наносит удар по нему. Австрийский поручик Фридрих Розенталь разбивается вместе со своим 'Альбатросом'. Но гибнет и Петр Нестеров...

Так штабс-капитан Петр Нестеров делает еще шаг к тому, чтобы навсегда войти в историю мировой боевой авиации.

Петр Николаевич Нестеров родился 15 февраля (27-го по старому стилю) 1887 года в Нижнем Новгороде в семье армейского офицера. Отец умер, когда ему не исполнилось и трех лет. Его матери Маргарите Викторовне, энергичной и предприимчивой женщине, пришлось растить троих сыновей и дочь. По примеру старшего брата Николая Петр избирает уделом своей жизни военное поприще и в 1897-м, так же, как и он, поступает в Нижегородский кадетский корпус. Успешно окончив его, в 1904 году едет учиться в Петербург в Михайловское артиллерийское училище. Занимается прилежно, имея склонность к математике, механике и черчению. Служить по собственному желанию направляется на Дальний Восток.

Нестеров проявляет большой интерес к воздухоплаванию - по соседству с артиллерийской бригадой располагалась Владивостокская крепостная воздухоплавательная рота. В 1905 году в составе армейского корпуса, а затем Восточно-Сибирской стрелковой дивизии она участвовала в русско-японской войне, ее солдаты и офицеры совершили на аэростатах несколько подъемов для разведки и рекогносцировки местности. Поручик Нестеров обращается к командованию с просьбой о переводе его в необычную по тем временам роту. В 1908-м просьба удовлетворяется.

Офицер стремительно осваивает новую специальность, совершает подъемы на аэростате для исследования атмосферы. А через некоторое время предлагает сфотографировать местность с воздуха для уточнения топографических карт. Он получает разрешение и блестяще проводит операцию. Наиболее яркий эпизод дальневосточной службы Петра Нестерова - его участие в маневрах войск Восточно-Сибирского округа, где он удачно вел разведку боевых порядков 'противника' с аэростата. Командующий войсками до полетов Нестерова считал воздухоплавание пустяковым занятием, получив же обстоятельные разведданные, изъявил желание подняться на аэростате и лично убедиться в возможности разведки с воздуха.

Летом 1911 года он едет на родину - в Нижний Новгород, где с еще большей страстью изучает научные основы авиации, перспективы ее развития. И твердо решает в отпускной период поступить в школу летчиков при Всероссийском аэроклубе. Считая, что овладение техникой полета на планере поможет ему достигнуть поставленной цели - стать летчиком, Петр приступает к его постройке, увлекая своего друга студента Императорского технического училища, одного из учеников профессора Жуковского - Петра Соколова. Обтяжку для планера шьет мать Петра Николаевича. Взлет офицер производит примерно так же, как это делал в свое время Александр Можайский, - аппарат на пустыре за зданием оперного театра в Нижнем разгоняют резвые кони. Овладев техникой полета на планере, Нестеров решает доработать проект самолета, замысел которого созрел еще на Кавказе. Когда он был готов, едет в Петербург с твердым намерением добиться средств на постройку аэроплана и стать слушателем военной школы. Поездка оказалась, в общем-то, удачной. Проект самолета комиссия Главного инженерного управления Военного министерства отклоняет из-за недостаточно четкого обоснования. Но он заслуживает доброжелательный отклик в журнале 'Аэро- и автомобильная жизнь', что способствует поступлению в Офицерскую воздухоплавательную школу, правда, в отдел воздухоплавания. Петр идет на это, надеясь позже перевестись в авиационный отдел школы, формировавшийся из числа окончивших курс воздухоплавателей.

Летом 1912-го он оканчивает школу по первому разряду и получает звание пилот-воздухоплаватель. Инструкторы авиационного отдела, зная о страстном желании офицера научиться летать на самолете, обращаются к начальнику школы с просьбой разрешить им обучить Петра Нестерова полетам на авиационной технике. Тот соглашается с предложением и поддерживает ходатайство к военному министру. Учебные полеты обнаруживают большие способности нового слушателя, он быстро овладевает техникой пилотирования самолета. 12 сентября 1912 года совершает первый самостоятельный полет на 'Фармане'. За три месяца добротно усваивает программу, совершив 60 самостоятельных полетов общей продолжительностью более 10 часов. Скоростные самолеты осваивает в Варшаве в филиале школы. Одновременно продолжает летать на аэростате. Так, 18 августа совершает длительный перелет над Ладожским и Онежским озерами продолжительностью 13 часов и протяженностью около 800 километров. Для того времени - серьезное достижение воздухоплавания. 28 сентября 1912 года Петр Нестеров сдает экзамен на звание пилота-авиатора, а 5 октября того же года выдерживает испытание на звание военного летчика. И получает блестящую аттестацию: 'Летчик выдающийся. Технически подготовлен отлично. Энергичный и дисциплинированный. Нравственные качества очень хорошие. Офицерскую воздухоплавательную школу окончил по первому разряду. Достаточно подготовлен к должности начальника отряда'.

В качестве военного летчика Петр Нестеров направляется служить в Киев, в авиационный отряд 7-й воздухоплавательной роты, а 26 апреля 1913 года, когда авиация в России отделяется от воздухоплавания как самостоятельная служба и в Киеве создается 3-я авиационная рота, становится начальником одного из ее подразделений - 11-го корпусного авиаотряда. Авиационная рота и ее аэродром размещались неподалеку от города на обширном стрельбищном поле.

Он демонстрирует (подчеркнем, впервые в мире) возможности резкого маневра самолетом. Его пилотажем восхищаются не только летчики и механики авиароты, но и жители Киева. А летчик почти в каждом полете выполняет различные сложные фигуры: глубокие виражи, скольжение на крыло, падение на хвост, полупетлю... Еще в офицерской школе он смело выполнял крутые развороты, хотя официальная инструкция запрещала крены более 10 градусов. В те годы - частых авиационных аварий и катастроф - считалось необходимым строго соблюдать горизонтальное положение самолета. Всякие отклонения признавались неразумными и опасными. Так обучали летчиков во Франции, Англии, США, Германии. Подобные же взгляды навязывались и российским пилотам. Нестеров ломает устоявшиеся взгляды на технику пилотирования, разрабатывает и внедряет в практику полетов глубокие крены, обогащая содержание летной подготовки. Здесь следует отметить, что, когда он влился в ряды авиаторов, русские летчики - Михаил Попов, Александр Васильев, Дмитрий Андреади и некоторые другие - имели ряд выдающихся достижений, и их опыт был значительным подспорьем.

Став начальником 11-го корпусного авиаотряда, он обучает искусству маневрирования в воздухе. Вокруг него образуется первая в мире школа сложного пилотажа, позволившая со временем российским летчикам стать лидерами в освоении глубоких виражей с креном более 45 градусов, боевых разворотов, петель, переворотов через крыло и других сложных фигур пилотажа, без овладения которыми нельзя было мастерски вести воздушный бой. А Нестеров продолжает совершенствовать искусство пилотирования самолетом. Он готовится к выполнению петли в вертикальной плоскости, так называемой 'мертвой петли' - замкнутой кривой. Все свои предыдущие исследования рассматривает как подготовку к этому важнейшему эксперименту.

27 августа (9 сентября по старому стилю) 1913 года. В тот день Петр не планировал 'замкнуть кривую', но, прибыв к вечеру на Куреневский (Сырецкий) военный аэродром, принимает решение немедля доказать верность своих доводов: 'В воздухе везде опора'. Что его подталкивает к этому? Может, газетные сообщения из Франции, где летчик Адольф Пегу готовился описать в горизонтальной плоскости растянутую букву 'S'? Это далеко не петля, но... И Петр Нестеров бросает в небо серийный (сборки московского завода 'Дукс') 'Ньюпор IV'. Он быстро набирает высоту 1.000 метров и круто идет вниз, разгоняя самолет и набирая скорость. На высоте 600 метров летчик заставляет 'Ньюпор' описать в вертикальной плоскости замкнутую кривую, почти кольцо, и идет на посадку. Друзья встречают его на земле аплодисментами.

'Сегодня в 6 часов вечера военный летчик 3-й авиационной роты Нестеров в присутствии других летчиков, врача и посторонней публики сделал на 'Ньюпоре' на высоте 600 м 'мертвую петлю', т.е. описал полный круг в вертикальной плоскости, после чего спланировал к ангарам', - говорилось в официальной телеграмме, подписанной присутствовавшими на полете летчиками и наземными специалистами.

'Мертвой петлей', впоследствии получившей название 'петли Нестерова', российский летчик кладет начало высшему пилотажу. Экспериментируя, он доказывает, что самолет, обладающий естественной устойчивостью, при правильном управлении может выйти из любого положения в нормальный полет. Киевское общество воздухоплавания удостаивает его за 'первое в мире удачное решение, с риском для жизни, вопроса об управлении аэропланами при вертикальных кренах' Золотой медали. 'Такую же медаль получил от общества только профессор Николай Егорович Жуковский, так что мне немного было неловко ее получить', - писал Нестеров матери.

В 3-й авиационной роте Петр Нестеров занимается не только вопросами совершенствования пилотажа, но и шлифует способы ведения воздушной разведки, применяет фотографирование. Он проводит эксперименты по корректированию артиллерийского огня с самолета, на практике ищет наиболее целесообразные формы взаимодействия авиации с наземными войсками. И, подчеркнем, разрабатывает первоначальные положения о воздушном бое. Его энергия не знает пределов. В те годы Петр Нестеров совершает и дальние перелеты. 10-11 августа 1913-го отважный летчик готовит вместе с поручиком М. Передковым и сотником В. Ткачевым и возглавляет первый в истории авиации групповой полет: 'Ньюпоры' его отряда проходят по маршруту Киев - Остер - Козелец - Нежин - Киев.

Разразившаяся первая мировая война не могла обойти стороной Петра Нестерова, который напряженно и последовательно готовился к боевым действиям сам и готовил к ним своих подчиненных. 11-й корпусной авиационный отряд под его началом действовал в составе 3-й армии на Юго-Западном фронте. При проведении Львовской операции ему поручается разведка оборонительных позиций противника на львовском направлении.

Свой первый боевой вылет он совершает 28 июля 1914 года с наблюдателем Генерального штаба штабс-капитаном Лазаревым. Они проходят над крупным австро-венгерским гарнизоном-крепостью Перемышлем и устанавливают точное расположение фортов и других оборонительных сооружений района, который особенно интересовал командование 3-й армии.

Всего же за неполный месяц Петр Нестеров проводит 7 боевых вылетов общей продолжительностью 18 часов 39 минут. Каждый его полет имел свою 'изюминку' и венчался мужеством и мастерством. Так, 25 августа он идет на бомбометание, и наблюдатель поручик Титов сбрасывает на скопление войск противника в районе Равы-Русской две трехдюймовые артиллерийские гранаты.

Разведывательные и бомбардировочные полеты не удовлетворяют отважного офицера. Он доказывает командованию, что самолет может быть использован в качестве активного средства истребления аэропланов противника, часто появлявшихся над расположением российских войск. Как? Петр предлагает на 'Мораны' его отряда установить пулеметы. Однако получает отказ: 'По штатам пулеметы на самолеты не положены!' Тогда он крепит к задней части фюзеляжа своей машины длинный нож для того, чтобы вспарывать им обшивку самолетов или дирижаблей. Кроме того, оборудует свой 'Моран-Сольнье' длинным тросом с грузом, снабженным крючкообразным захватом ('кошкой'). Планирует при встрече с аэропланом противника 'взять превышение над ним, опутать тросом его винт и тем самым заставить летчика приземлиться'.

Самым надежным способом борьбы с летательными аппаратами противника Петр Нестеров считает умение летчика маневром или угрозой тарана заставить неприятеля прекратить полет и вынудить его к посадке. Настоятельно подчеркивая значение маневра, он еще до начала войны высказывал мысль о том, что при отсутствии на самолете вооружения можно заставить вражеского летчика приземлиться, если производить различные эволюции, угрожая ему ударом своего самолета. Если же достигнуть этого не удастся, то следует сбить самолет противника ударом колес своего аэроплана, т.е. таранить его. При этом Нестеров допускал возможность благополучного исхода для таранящего самолета и его летчика. Еще осенью 1913 года, участвуя вместе со своим отрядом в маневрах войск Киевского военного округа, он практически подтвердил значение искусного пилотажа для достижения успеха в воздушном бою. В отчете с учений отмечен случай, когда при попытке самолета 'противника' произвести разведку навстречу ему вылетел штабс-капитан Нестеров. Используя преимущество в скорости и искусно маневрируя вокруг неповоротливого 'Фармана', он вынудил его летчика отказаться от продолжения разведки.

А теперь вернемся к началу очерка, к началу рассказа о первом в мире воздушном бое, что провел штабс-капитан Петр Нестеров, о таране как одном из приемов поединка в воздухе, который утвердил в мировой практике этот выдающийся летчик. И еще раз подчеркнем - он открыл эпоху применения самолета для уничтожения воздушных целей. После поединка в небе над Жолквой на российских самолетах повсеместно стали устанавливать пулеметы. Таран же утверждается как один из приемов воздушного боя. Так, в годы Великой Отечественной войны советские летчики применили его более 600 раз.

Гибель известного летчика отозвалась острой болью по всей стране. Его хоронили на Аскольдовой могиле в Киеве. Тысячи людей провожали прах погибшего героя. За совершенный подвиг он удостаивается посмертно Георгиевского креста 4-й степени. После могила Петра Нестерова переносится на Лукьяновское кладбище.

Анатолий Докучаев.


Реклама на сайте



При подготовке статьи использовались следующие источники:
http://www.redstar.ru
Перейти в раздел: Былое
  • Опубликовано: 08/10/2003

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Искусство пыток: со времен «холодной войны» до наших дней

Искусство пыток: со времен «холодной войны» до наших дней

Опубликовано: 18/05/2004

«Я не могу нормально вспоминать все то, что они делали с нами все это время. Своими действиями оккупанты сами постоянно расширяют ряды иракского сопротивления. Все кто прошел американские тюрьмы, нико...

Александр Матросов - так рождаются легенды.

Александр Матросов - так рождаются легенды.

Опубликовано: 08/10/2003

Каждое крупное историческое событие со временем обрастает мифами. Чаще всего они создаются сознательно в угоду политическим амбициям правительств и правящих партий. В советское время этих мифов создан...

Я, Рудольф Плейль-величайший убийца всех времен.

Я, Рудольф Плейль-величайший убийца всех времен.

Опубликовано: 08/10/2003

Рудольф Плейль - маньяк, мечтающий быть профессиональным палачом. На его счету 9 загубленных жизней. Почему ему не верили? Почему вина доказана случайно? Кто вернет бедных женщин замученных ужасным са...