История, которую я хочу вам рассказать, произошла со мной совсем недавно. Случилось так, что по заданию редакции мне пришлось на несколько дней уехать в Харьков. Когда все дела были закончены, я отправилась в обратный путь. Поезд уже стоял на перроне. В купе, кроме меня ехали молодая женщина лет тридцати и семейная пара преклонного возраста. В начале, как обычно все чувствовали себя немного скованно. Но вскоре, под укоризненный взгляд жены, Владимир Алексеевич достал бутылочку коньяка и предложил скоротать дорогу. Я не стала отказываться, достала шоколадку из сумки и решила расслабиться. Так, потихоньку потягивая коньяк, мы начали ненавязчивый разговор. Поезд монотонно стучал колесами, за окном стояла непроглядная темень. Слово за слово и перешли к разговору о жизни. И вдруг заговорила, молчавшая до сих пор молодая спутница.

- А можно я расскажу Вам свою историю? Только вы меня не перебивайте, я и так могу сбиться. Когда-то, очень давно я потеряла смысл жизни. Знаете, есть такая поговорка: 'Беда не приходит одна'. Я на собственном опыте поняла, что это так. Все началось с каких-то пустяков. То каблук в эскалаторе застрял и сломался, то часы потеряла. Но мне, оптимистке, всё это казалось сущим пустяком. Казалось, до одного момента. Однажды с подружками мы устроили маленький девичник. Накрыли скромный студенческий столик и завели беседу. И тут Алена, как бы между прочим, спрашивает меня:

- А ты веришь своему парню?

- Конечно же верю! Мы же скоро поженимся. Он уже и к родителям меня возил. А чего ты спрашиваешь? - В тот момент я ещё ничего не поняла, только по глазам Наташи, третьей нашей собеседницы поняла, что что-то не так.

- Я думаю, ты должна знать, что твоего любимого видели в обществе другой девушки, - продолжала Алена, - и они выглядели очень счастливыми.

Вот тут до меня наконец-то дошло, то что мозг просто отказывался понимать. 'Почему? За что? Зачем Аленка так ехидно это говорит?' Я никак не могла понять, что мне пытается сказать Наташа. Почему он стали ругаться с Аленой. Я просто вышла из комнаты и пошла. Общежитие у нас было большое, многоэтажное. С легкостью найдя укромный уголок, я забилась в него и исчезла. Воздух стал каким-то тягучим и тяжелым. Мысли бегали от одной к другой, но ни одна из них не была спасительной. Вдруг перед моими глазами появилось знакомое лицо:

- А ты чего здесь сидишь? Да что с тобой?! Пойдем, я тебя в твою комнату отведу. - Это оказался мой одногруппник.

Он дотащил меня до кровати, попытался ещё что-то узнать, но все было бесполезно. И он ушел.

Когда наступило утро, я встала и пошла в институт. Вечером я узнала, что в Мариуполе у меня умер дедушка. Как зомби, я поехала на вокзал, купила билеты и села в поезд. Дома мои слезы гармонично сливались со слезами всех остальных родных. И никто не заметил моего обреченного взгляда. Казалось, всем все равно. Так начался мой путь к концу. Я проживала каждый день, потому что мне не хватало смелости уйти. Я ходила по улицам и невидящим взглядом смотрела в пустоту. Голова разламывалась от назойливых мыслей. Сердце щемило от тоски и обреченности. Еще вчера я чувствовала себя такой счастливой и нужной, а сегодня все стало по-другому. В ушах стоял монотонный гул, сквозь который иногда прорывались слова: Маленькая девочка, со взглядом волчицы. Я тоже когда-то, был самоубийцей. Я тоже лежал в окровавленной ванне. И молча вкушал дым марихуаны:

Она напела песню, в которой я узнала 'Крематорий', я не стала перебивать её и она продолжила.

- В тот момент мне показалось, что это единственно, правильный выход. Мысли выстроились в четкий план. Я не стала писать последних записок и обвинять кого-то в своей смерти. Просто встала и пошла на крышу. Ночной город. Как же он нравился мне. Даже в тот момент, стоя на краю, я невольно наслаждалась его огнями. Где-то там, за светлыми окнами ужинала счастливая семья. Внизу под ногами стучал трамвай, отправляясь в свой очередной рейс. Кто-то спешил домой, кто-то из дома. Их ждали, а меня нет. Слезы тонкими струйками текли по моим щекам. С ними пришел покой и уверенность. 'Так надо. Так будет лучше всем. Я не могу больше так жить'. И вот, когда до последнего шага оставалось одно мгновение, я услышала голос. Это звали меня. Кто-то искал меня на этой крыше, поздним вечером. Значит, я не так одинока! Значит, я кому-то нужна! Резко отступив назад от края, я пошла навстречу этому голосу. Навстречу новому дню, новой надежде и новой жизни:

Я хочу рассказать, как я выжила и нашла тот самый смысл, о котором вы говорите. Я пережила это чувство. Эту пустоту и безвыходность. Тот человек, который нашел меня тогда, стал для меня самым близким другом и лучшим спутником жизни. Сейчас, спустя несколько лет, я понимаю всю глупость своих намерений и благодарю Бога за друзей, за шанс и за любовь, которые он мне подарил. Я давно хотела поделиться этим с кем-нибудь. Наверное это из-за коньяка, я так разговорилась. Я чувствую, что должна помочь потерявшимся в жизни, но я не знаю как это сделать...- она неожиданно замолчала. В купе воцарилась тишина. Первым пришел в себя Владимир Алексеевич.

Так, девчонки. Ну-ка, давайте ещё по одной, а потом поговорим.

Мы выпили ещё по одному глотку и посмотрели на Алексеевича. От него исходила какая-то уверенность. Не знаю почему, то ли личный опыт, то ли просто года.

- Я вам вот чего скажу. О самоубийстве не думает только тот, для кого его собственная жизнь дороже всего, выше которой ничего нет и быть не может. Есть люди сильные, они идут на самоубийство обдуманно, в этом их сила. Есть люди слабые, у них самоубийство это - слабость. И есть третьи - обычные люди. И если они живут, а не существуют, то очень часто их жизнь прерывается каким-нибудь трагическим событием. В такие моменты человек настолько ослеплен своей бедой, что не способен о чем-либо мыслить, а тем более мыслить правильно. И тогда даже сильные люди делают непоправимый шаг, тогда как им надо было только взглянуть на все с другой стороны.

- Девочки, вы его слушайте. Он у меня умный, хоть и болтливый. Он столько пережил, вам и не снилось, - в разговор вмещалась жена Владимира Алексеевича. Но он, отмахнувшись продолжил.

- Беда, она никогда не приходит с предупреждением. Счастье обрывается в один миг. А потому, готовьтесь к ней заранее. Это страшно, то что я сейчас говорю, но так и есть. Представьте себе самое страшное горе и подумайте как бы вы пережили его.

Я заворожено вслушивалась в слова этого человека и удивлялась его мудрости.

А теперь, подумай дочка. Вот не было бы тогда твоего друга. Прыгнула бы ты с той крыши, а кто бы тебя понял? Объяснить уже ничего нельзя. Но люди бывают злые. Начали бы болтать совсем другое. Это хорошо, что ты остановилась и хорошо, что о других задумалась. А совет мой такой: ты письмо в газету напиши. С мыслями своими и выводами.

Я боюсь, вдруг не поймут. И вообще кому нужно чужое горе, - неуверенно проговорила попутчица.

Я помогу Вам! - Вскрикнула я, и честно говоря, испугалась. Но отступать было уже поздно - я работаю в газете, и могла бы, что-нибудь придумать.

Вот видишь, сама судьба тебе помогает. Решайся, а мы сейчас вместе помозгуем на эту тему, - с уверенностью заявил Алексеевич, - так, а ты журналистка, бери ручку и пиши!

Вот, ты говоришь поняла, что глупая была. А почему? - спросил Владимир Алексеевич.

- Знаете, прошло несколько минут, и я поняла, что нужна, что жизнь продолжается. Через пару дней мне было намного легче, а уже через месяц стыдно было вспоминать о произошедшем. Наверное, главное в тот момент, когда уже ничего не радует, когда жизнь приелась, надо сесть и подумать. Может несколько дней себе дать. Даже, если уже решила умереть, придумать себе дело последнее. Ну, например, с долгами разобраться или с близкими попрощаться. Хоть, что-нибудь, главное время себе дать. Дать шанс передумать. Вдруг поможет. Пройдет месяц, и ты подумаешь: 'Боже, какая же я дура была. Как можно было из-за такой ерунды умирать'.

Она говорила, а я не успевала записывать. Наверное, только переживший это состояние может дать правильный совет. Психолог, психологом, но разве вы побежите к врачу, когда у вас заболит душа. Очень в этом сомневаюсь. Она пережила это и сейчас сидела перед нами. Милая, добрая, отзывчивая и самое главное живая!

- Да и ещё очень важно. Нельзя оставлять человека в таком состоянии в одиночестве. Даже, если кажется, что он спит или сидит и ни о чем не думает. Я помню, у меня тоже так было. Подружка сидела рядом и смотрела за мной, а у меня в голове одна идея: 'Сейчас она отвернется, и я уйду'. Но она у меня бдительная была. Ни на минуту не оставляла, - попутчица задумалась на минуту, но никто не решился её отвлекать.

- Знаете, очень много хотелось сказать. Сразу мысли путаться начали. Всё кажется важным, но если моё признание хоть кого-то остановит, я буду счастлива. Я помню, мне некоторое время помогало занятие какое-нибудь. Ну например, в институте помочь кому-нибудь или в комнате убирать. А ещё, я по улицам бродила. Просто так, среди людей. Не разговаривала, не знакомилась. Просто пряталась в толпе от себя и от своих мыслей. Правда это не надолго, если очень плохо, то это вряд ли поможет. Конечно, можно с кем-нибудь поговорить, высказаться. Но это было не для меня. Хотя идея с телефонами доверия мне нравится. Но кто знает номер? Вы знаете? - Попутчица неожиданно обратилась к Владимиру Алексеевичу - вот и я не знала. - Может, если бы он попался мне на глаза, то я бы и до крыши не дошла. Может, мне бы там помогли, но я его не знала.

- Послушай дочка, а я слышал ещё об одном способе. Говорят, что можно себе руку проколоть или там соль на ранку насыпать. Тогда настолько больно, что ни о чем больше думать не хочется.

- Хм, я об этом не слышала, но у меня вот как было. Когда-то, ещё лет в шестнадцать я встречалась с парнишкой из медицинского училища. Так вот, он мне скальпель для самообороны подарил. Много лет я его именно так и использовала. Даже кармашек на подкладке пришила для него. Слава Богу, применять мне его ни разу не пришлось, но увереннее себя чувствовала. Так вот в самый тяжелый момент, я вспомнила про содержимое того кармашка. С тех пор каждый вечер этим самым скальпелем кожу себе царапать начала. Резать страшно, а пока царапаешь, больно. Но больно коже, а мозги в этот момент отдыхают. Теперь, конечно, у меня его нет. Меня заставили его выбросить, чтобы соблазна не возникало. Да, он мне сейчас и не нужен. Когда, мне трудно к близким обращаюсь, это лучшее лекарство. - Когда наша загадочная попутчица говорила эти слова, её глаза засветились радостью и я поняла, что у неё все будет хорошо. Она действительно уже все это пережила. Пережила настолько, что может говорить обо всем этом.

- Да, дочка поведала ты нам историю. Правильно моя жена сказала, много я пережил, но такой рассказ слышал впервые. Причем, можно сказать от непосредственного участника. Ты молодец, что рассказала. Даст Бог тебя услышит человек, которому больше некуда обратиться. Давайте ещё по последней и спать.

- Хватит тебе уже, - совсем без злости проворчала жена Алексеевича.

- Ничего ты не понимаешь мать. Человек заново родился, а ты хватит и хватит. Ничего не хватит. Давайте за жизнь выпьем. За счастье, за детишек наших. Ну-ка, сознавайся, есть у тебя детишки?- Поинтересовался он у нашей попутчицы.

- Да. Конечно есть. У меня теперь есть все, чего я хотела от жизни. Есть любимый муж, любимый малыш и любимая работа. Я боюсь потерять их, страшно боюсь, но наверное я поняла, что надо жить. Я буду помнить это всегда и хочу научить других помнить об этом. А теперь, правда, давайте спать. Уже утро скоро. Меня завтра моя семья встречать будет, а у меня вид измученный. Они испугаются, подумают что случилось что-то. Не хочу их нервировать.

Все улеглись, а мне не спалось. Очень хотелось помочь этой, в общем-то случайной знакомой. Её рассказ поразил меня своей откровенностью и наверное, оптимизмом. Мне казалось, что люди решившиеся на самоубийство на всю жизнь остаются травмированными. А здесь все совсем по-другому. Она смогла выжить тогда и сейчас может быть счастливой. Как же это важно: просто любимый человек, просто малыш и просто счастливая жизнь. Может, мы не в том ищем счастье. Может оно у нас перед глазами. Неужели для того, чтобы понять, что такое счастье нужно почти потерять жизнь. Конечно же, у каждого счастье так же, как и горе своё. Но может быть советы нашей попутчицы, действительно помогут кому-нибудь вовремя остановиться.

Вот и наступило утро. В купе все проснулись, и жизнь потекла своим чередом. Никто не вспоминал про ночной разговор, а может, и не надо было. Поезд медленно въехал в Мариуполь. Пассажиры потихоньку потянулись к выходу. Засобирались и мы. Когда состав остановился, все дружно направились к дверям. Мне очень хотелось увидеть встречу нашей попутчицы со своей семьей, извините такой мы народ журналисты, любопытны до предела. Но пока вышла из вагона, пока обнялась со своими близкими, потеряла её из поля зрения. И только через несколько минут, вдалеке заметила удалявшуюся маленькую семью. Он, она и маленький малыш, семенивший между ними. Так может вот оно счастье. Может будем жить:

P.S. По понятным причинам я не называла имени 'попутчицы'. Это её прошлое, пусть оно им и останется. А мы со своей стороны ждем Ваших откликов и советов.

Елена Боровик.


Реклама на сайте


Перейти в раздел: Мир вокруг нас
  • Опубликовано: 08/10/2003

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Бывшего подводника Пуманэ убивали 150 человек

Бывшего подводника Пуманэ убивали 150 человек

Опубликовано: 03/10/2004

Из источников, близких к следствию, стало известно, что к допросу Пуманэ так или иначе были причастны не менее 150 человек. Смерть же его, согласно заключению врачей, наступила в результате внутреннег...

Женщины в огне.

Женщины в огне.

Опубликовано: 08/10/2003

В переводе с санскрита 'сати' обозначает добродетельную верную жену, готовую идти за своим мужем в буквальном смысле и в огонь, и в воду.

Украина - победитель Евровидения 2004

Украина - победитель Евровидения 2004

Опубликовано: 18/05/2004

Свершилось! Украина – лучшая в Европе, в Украине лучшие песни и лучшие исполнители! В субботу, поздно вечером, в турецкой столице – Стамбуле – случилось то, о чем мы даже боялись подумать. Украинка Ру...