Однажды вечером папа, придя со службы с большой цветной коробкой под мышкой, сказал:

-Петрик! Завтра ты идешь на день рождения.

-К кому? - спросила мама.

-К Кузьмуку,- ответил папа, - он служит у меня в расчете, старший лейтенант Кузьмук.

-Папа, -поинтересовался восьмилетний Петрик, - это у старшего лейтенанта день рождения? Я к нему иду?

-Да нет, сынок. Конечно, не к нему. День рождения у его сына, и он тебя пригласил.

-Кто, сын? - продолжал интересоваться Петрик.

-Хм: - хмыкнул папа, - пожалуй, не сын. Сын тебя и знать не знает. Пригласил как раз старший лейтенант.

-А он меня знает?

-Хм: - хмыкнул второй раз папа, - он знает, что у меня, его начальника, есть сын. А так: У нас он не был ни разу: Нет, он тебя тоже не знает.

- Тогда почему я должен поздравлять его с днем рождения?

-Послушай, Макс,- поддержала сына мама, - зачем это нужно? Чего он туда пойдет, раз он никого там не знает, и его там никто не знает?

-Да понимаешь, - ответил папа, - отказать было как-то неудобно. Подумают еще, что зазнался после повышения. Словом, я уже и подарок купил, - и он положил на стол цветастую коробку.

Это был конструктор. Какой это был классный конструктор! Алюминиевые, в дырочках пластиночки, гаечки и винтики, даже резиновые колесики там были. Здесь же была и книжечка с набором моделей, которые можно было собрать из всего этого богатства. Машина, подъемный кран, экскаватор и еще многое другое. У Петрика заблестели глаза.

-Вот это да! Мне такой бы! - подумал он, - а тут дарить какому-то: А кому дарить-то?

-Папа, - спросил Петрик, - а как зовут именинника?

-Ой, сын, не знаю. Не спросил.

-А поздравлять как?

-Выкрутишься как-нибудь. Ты что, на уроках не разу не выкручивался?

-Макс? Ты чему учишь сына? - вмешалась мама.

-А что, мне сейчас Кузьмукам звонить и спрашивать, как зовут именинника?

-Папа, а может, я не пойду? Ну, чего я там делать буду? Я никого не знаю, меня никто не знает: Выкручиваться тут еще:- предложил Петрик и c вожделением глянул на конструктор.

Мама вычислила Петрика сразу.

-Что, конструктор понравился?

-Класс! - согласился Петрик.

-Но на день рождения ты пойдешь. Понимаешь, - мама погладила Петрика по голове, - если ты не пойдешь, то поставишь папу в неудобное положение.

-Да?: - неуверенно полуспросил полусогласился Петрик.

-Ну, а с конструктором потом разберемся. Хорошо?

-Хорошо:

Дверь по записанному на смятой бумажке адресу открыла толстая тетка в голубом платье, поверх которого был одет кухонный передник.

Она недоуменно взглянула на Петрика.

-Я Петрик, Петрик Хлопин, - представился он.

-Петрик! - расплылась в улыбке тетка, - Дима! Иди сюда! К тебе гость! Можешь звать меня тетя Галя, я Димина мама.

-Ага, - сообразил Петрик, - именинника зовут Дима.

В коридор вышел толстенький аккуратный мальчик. В нем все было аккуратно: аккуратно отглаженные брючки, чистенькая, с аккуратно застегнутыми на пуговички манжетами, рубашечка, аккуратные домашние тапочки не со стоптанными задниками, а нормально обутые, аккуратно причесанные волосы. И даже шел он аккуратно, словно боялся наступить на ржавый гвоздь.

-Дима, - набрал в грудь воздуха Петрик, - поздравляю тебя с днем рождения. Желаю тебе: - Петрик запнулся, потому что не знал, чего любит этот аккуратный мальчик и что ему пожелать, и после короткой паузы, добавил, - в жизни: Самого хорошего: Вот: - и протянул Диме цветастую коробку.

-Спасибо! - с чувством собственного достоинства и значимости ответил Дима, - проходи.

Петрик точно знал, что не опоздал, но все гости уже сидели за столом. И все смотрели на него. Петрик растерялся.

-Это Петрик,- представила Петрика тетя Галя. - Наши папы вместе служат. Да, Петрик?

-Да: - согласился шепотом пунцовый от стеснения Петрик.

Тетя Галя посадила его рядом с именинником, на свободное, наверное, специально для него оставленное, место. Петрик не знал, куда девать руки. Сначала положил на стол, потом вспомнил, что это не красиво и убрал их на колени. При этом, не совсем ловком, движении он зацепил вилку, которая оглушительно, как ему показалось, дзинькнула по тарелке. От этого Петрик смутился еще сильнее. Ему показалось, что все сидящие за столом осуждающе посмотрели на него. Петрик покраснел еще больше, хотя казалось, что краснеть больше было некуда. Уши его запылали.

-Что ты будешь кушать? - спросила тетя Галя, - хочешь колбаски?

Петрик затравлено кивнул головой. Тетя Галя положил ему на тарелку два кусочка колбаски, ложку салата оливье, взяла кусок батона и намазала его толстым слоем печеночного паштета.

-Вот, возьми, я сама готовила. Очень вкусный паштет.

Надо сказать, что Петрик не ел печенку. Не то, что бы у него была на печенку аллергия, а просто он ее не любил. Ни в каких видах. Не ела печенку его мама и передала, видно, эту нелюбовь сыну. Но как отказаться от тетигалиного бутерброда? А вдруг она обидится и он поставит папу в неудобное положение? Петрик не знал, что значит <поставить в неудобное положение>. Может, потом этот Кузьмук заставит папу стоять целый день на одной ноге только потому, что Петрик отказался от этого бутерброда с паштетом? А какие еще бывают неудобные положения? Ходьба гусинным шагом? Петрик очень не любил на уроке физкультуры ходить гусиным шагом и он представил, как папа будет ходить вприсядку, а все офицеры будут тыкать на него пальцами и говорить, что это он, Петрик, его сын, поставил капитана Хлопина в такое неудобное положение. И Петрик взял бутерброд.

Стол потихоньку оживал после затишья, вызванного приходом Петрика. Слева от Петрика сидела девочка с пышными белыми бантами, которая непрерывно шепталась со своей соседкой и постоянно хихикала. Поскольку она раза два глянула на Петрика, он тут же решил, что хихикают над ним. Петрик незаметно проверил, все ли в порядке у него с одеждой. Потом начал приглаживать рукой волосы и испуганно отдернул руку, так как вспомнил, что причесываться за столом некрасиво. Все говорили между собой, один Петрик сидел молча. Он не знал с кем и о чем можно поговорить. В тоске он посмотрел на тарелку. Оливье он любил, но рядом с ним лежал бутерброд с пугающе толстым слоем печеночного паштета. Петрик знал, из двух дел сначала надо делать неприятное и чем скорее его закончишь, тем лучше. Он взял бутерброд с паштетом и, закрыв глаза, обреченно откусил насколько мог большой кусок. Ему удалось одолеть бутерброд в три укуса и он уже, облегченно вздохнув, собирался приняться за оливье, когда сзади услышал голос тети Гали. Тетя Галя не собиралась оставлять без надзора сына начальника своего мужа и бдительно наблюдала за Петриком.

-Ишь ты, - подумала она, - как ему понравился паштет, - и спросила вслух, - Ну как, тебе понравился бутерброд с паштетом?

Петрик не только боялся поставить папу в неудобное положение. Он был и хорошо воспитанным мальчиком и не мог себе позволить плохо отозваться о выставленном на стол угощении. Хоть он и страшно не любил печенку во всех ее видах, но что ему оставалось делать?

-Понравился, очень вкусно, - вежливо пролепетал он.

-Ай, молодец! - пропела тетя Галя, - возьми вот еще, - и положила ему на тарелку второй бутерброд с таким же толстым слоем паштета.

Петрик стрельнул глазами по сторонам, не заметил ли кто его секундного замешательства. Похоже, что кроме тети Гали он тут никому не был нужен. Дети, давно знакомые друг с другом, как он понял, Димины соседи и одноклассники, живо обсуждали какого-то Ваську Климова, балбеса и остолопа, принесшего вчера в школу белую крысу и то, как визжала Татьяна Алексеевна, устанавливая мировой рекорд по запрыгиванию на учительский стол с места.

Тяжело вздохнув, Петрик уставился на бутерброд. Делать было нечего. Сказать, что он не любит печенку, он не мог, так как уже сказал, что паштет ему понравился. Осталось только съесть этот проклятый бутерброд и тем самым решить внезапно возникшую проблему. Петрик закрыл глаза и откусил от бутерброда.

-Какой молодец! - подумала тетя Галя, глядя на Петрика со спины, - а не скажешь. Тощенький какой, а ест лихо!

Увидев, как Петрик расправился со вторым бутербродом, тетя Галя громко сказала всем детям:

-Берите пример с Петрика! Смотрите как он хорошо кушает, а вы только компот пьете, говорите и ничего не едите! - и она положила Петрику третий бутерброд с паштетом!

-Я вижу, что тебе понравился мой паштет? Правда, он очень вкусный?

Все уставились на Петрика.

-Вкусный, - еле слышно подтвердил Петрик. Ну не мог же он, хорошо воспитанный ребенок, сказать, что паштет не то что невкусный, а с его, Петриковой, точки зрения, просто противный. И, кроме того, Петрик боялся поставить папу в неудобное положение. Конечно, он вкусный, и в доказательство этого он был просто обязан откусить кусок бутерброда. Если первые два бутерброда улетели в желудок Петрика достаточно легко, так как он был голоден, то с третьим было уже сложнее. Но Петрик мужественно справился и с ним. Четвертый бутерброд, подсунутый Петрику на тарелку гостеприимной тетей Галей, чуть не вызвал у него приступ тошноты.

-Ну, не ребенок, а прорва, - подумала тетя Галя, - это сколько можно? Он же один почти весь паштет смолотил! Но куда деваться, он же сын мужниного командира.

-Что она привязалась со своим дурацким паштетом! - чуть ли не сквозь слезы подумал Петрик, почувствовав, что с этим бутербродом он, скорее всего, не справится, - кормила бы им лучше своего Димочку!

Петрик взял четвертый бутерброд чуть-чуть откусил и положил его, вроде бы нечаянно, на край стола. Одно незаметное движение мизинцем и, - Ура! - бутерброд шлепнулся на пол! Паштета на тарелке больше не было!

-Извините! - сказал Петрик тете Гале, - так жалко! Очень вкусный паштет!

-Чего не сделаешь ради мужа, - подумала тетя Галя, и пошла на кухню.

Петрик, увидев, что тетя Галя ушла, радостно вздохнул и уже думал вступить в разговор за столом. На кухне хлопнул холодильник. Откуда было Петрику знать, что вечером к тете Гале должны были прийти кумовья, Димкины крестные и в холодильнике стояли блюда, предназначенные для взрослого застолья. Когда тетя Галя, улыбаясь, внесла в комнату вторую тарелку паштета, Петрик громко икнул. В испуге он прикрыл рот ладошкой.

-Это бывает, - успокоила его тетя Галя, - когда много сухой пищи съешь, всегда икота нападает. Ты компотиком запей, - и положила на тарелку Петрику пятый бутерброд!

-Хорошо, что он только на паштет так набросился. А так бы пришлось второй раз все готовить - подумала тетя Галя.

-Лучше бы она о порог споткнулась вместе со своим паштетом! - подумал Петрик и покраснел за свои мысли.

Вечером Петрик рассказывал маме и папе:

-: и когда она мне положила шестой бутерброд, я сказал, что больше не могу, и в меня ничего больше не залезет. А тетя Галя сказала, что ничего, зато вкусно, а я ей сказал:- Петрик всхлипнул, - а я ей сказал, что я в неудобном положении. Это же неудобное положение, да, папа?

Дальше Петрик заснул. Ему приснилась, что толстая тетя Галя в голубом платье ходила гусиным шагом, и все бросали в нее бутерброды с паштетом. А тетя Галя кричала, что она в неудобном положении.

В то же время тетя Галя рассказывала кумовьям:

-Этот Петрик что с голодного края приехал! Что, эти Хлопины, детей голодом морят, что ли? Представляете, съел пять бутербродов с паштетом и ел до тех пор, пока они в него лезли. А потом еще и пожаловался, что он в неудобном положении. А вот если бы он кушал в более удобном положении, он бы еще ел!

Автор Alex


Реклама на сайте


Перейти в раздел: Творчество
  • Опубликовано: 05/12/2003

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Ведьмы сели на метлу.

Ведьмы сели на метлу.

Опубликовано: 08/10/2003

Был прерван торговли привычный ход,
Блестели пустые прилавки.
Столпился на площади пёстрый сброд -
Жульё, проститутки, зеваки.
Рычал у кибитки, цепью звеня,
Забытый цыганский медведь.

Угон через салон.

Угон через салон.

Опубликовано: 05/12/2003

Дабы не омрачать отдых своих читателей в период Новогодних праздников наша редакция решила не рассказывать Вам о страшных преступлениях, и сотнях потерпевших, от рук мошенников. В этот раз Вы сможете ...

Ритм времени уносит нас вперед

Ритм времени уносит нас вперед

Опубликовано: 05/12/2003

Ритм времени уносит нас вперед
Вот ты и я, уже совсем другие
Застыло прошлое, застыло словно лед
И мы с тобою стали, как чужие...