Когда мы говорим о том, что воспитывает среда, атмосфера, уклад жизни, поведение и нравы родителей, мы подчеркиваем особые, изумительные эколого-культурологические свойства личности ребенка. Подсознательные, родовые, инстинктивные, природные данные настолько сильны и настолько опережают культуру воспитания, что в первые годы, создается впечатление, ребенок сам творит свое 'Я'. Может быть, отсюда и весьма интересные воспитательные теории о невмешательстве в жизнь ребенка, о том, что всякое воспитание есть ложь (Толстой).

Первый мой вывод: дети начинают лгать, потому что волею общества входят в насквозь лживый социум. Они входят в мир, где лгут взрослые и подростки, стены и книги, экраны и газеты, митинги и депутатские собрания, где даже самая высшая правда лжива, ибо правдивая защита не истины - есть еще большее зло.

К двум-трем годам лживость ребенка приобретает законченные формы и становится приуготовленной для более глубинных лжедействий. На сцене детской жизни появляется грозное амебообразное, невидимое, но вездесущее чудовище - СТРАХ. Ребенок своими природными <эколого-локаторными> свойствами считывает, скажем, с папиной физиономии то, как отец наедине с собой, в тайных мыслях своих проговаривает, репетирует свою ложь, которую он произнесет в кабинете своего руководителя или в общении с другом, с подчиненным, с возлюбленной, такими же лживыми, как и он сам.

Ребенок улавливает на маминой физиономии, в ее грустных глазах то, как она скрывает папину ложь, о которой, может быть, лишь догадывается, как сама стремится обмануться, лишь бы защитить себя от лишних треволнений! Итак, второе свойство, ложь как защитное свойство, как стиль жизни, как мотив поведения.

К пяти-шести годам в каком-нибудь мирном дворике или в детском садике сталкивается и бурлит многообразная ложь: юные лжецы и врунихи щеголяют друг перед другом в лучшем случае мастерством вымысла и в худшем - искусством козней и лжесвидетельства. Формируется третье свойство - ложь как средство провести ближнего, уйти от ответственности, спастись посредством вранья:

<Это не я, это он!> И наглая настойчивость: <Да, это он!> Что происходит в психике дитяти, когда ложь удалась раз, два, три, сотни раз?! Ребенок усваивает, что ложь выгодна. Она срабатывает и может быть взята в качестве надежного союзника.

Недалеки от истины те родители, которые восклицают: - У моего ребенка фантастическая лживость! Откуда? Истинность здесь обнаружилась в слове <фантастическая>. Дело в том, что подсознательные силы ребенка - это действительно область фантастики: ребенок творит чудные образы, так развиваются его творческие данные. Так сплетаются в его действиях игровые и неигровые начала: он поистине начинает мыслить образами фантастики, - иначе каким же способом обыкновенная пустая катушка из-под ниток превращается в баллистическую ракету, а старая кукла с оторванной ножкой - в Бабу-Ягу, костяную ногу. И если эта чудотворящая образность соединяется той лживостью, какую ребенок впитал в себя из окружающей жизни, то получается состав особого свойства, который, может быть, надо назвать лжефантастикой или лжесущим.

Иногда я слышу восклицания и такого рода: <Патологическая лживость! Лгут даже без надобности>. И это случается тогда, когда ложь стала не вторым, а первым <Я>. Человек уже не в силах остановиться, чтобы не солгать. Ложь становится потребностью личности, острой, притягательной, сладкой, наркотической! Всякое честное слово требует невероятных усилий, борений. Человек нередко оказывается неспособным предать свое первое <Я>.

Но не всегда лживая семья воспитывает лживую личность. Как правило, все негативные семьи (воровские, коррупционные, грабительские, одним словом, где ложь - закон жизни!) - остроконфликтны. В этих семьях потенциал враждебности с годами дает катастрофические взрывы. Эти катастрофы нередко сопровождаются не только протестами детей, но и категорическим отрицанием всего того уклада, который утверждался родительским авторитетом, точнее, родительской авторитарностью. Вместе с отрицанием родительских нравственных установок низвергается ложь.

Против лжи есть только один универсальный прием или даже метод. Он прост, как правда. Надо утром и вечером, в полдень и ночью, в ненастье и в добрую погоду не лгать.

Надо поступать так, чтобы дети знали, что самое дорогое в вашей жизни - правда. Чтобы дети знали, что во имя правды вы готовы, как говаривал великий русский педагог Ушинский, пойти на позор, унижения и даже смерть.

Надо, чтобы вы имели моральное право сочинять с детьми бесконечно прекрасную сказку, где принц скажет: <Нет, я лучше умру, но не солгу>.

Конечно же, везде есть своя техника и своя технология. Приемчики и приемы складываются в систему, которая может стать блистательной прибавкой к истинно высокой нравственности семьи, ее воспитательного уклада.

Если бы мы в состоянии были войти в детскую душу, мы бы могли увидеть свой собственный образ таким, каким он воссоздан творческим гением ребенка. Знаете ли вы, каким вы кажетесь ребенку? Злым или добрым, трусом или смелым, истинным или ложным? Я далек от мысли, чтобы призывать вас к тому, чтобы вы приукрашивали свой образ в детском восприятии. Предложение мое сводится лишь к одному: задумайтесь над тем, какие черты вашего характера на первом месте у ребенка? Какие ваши достоинства он ценит прежде всего? Чтобы у ребенка сложился желаемый вами образ, надо делать две вещи.

Первое, побольше рассказывайте (и как можно раньше, даже тогда, когда ребенку два-три года) о себе, о своих удачах и неудачах, о своих переживаниях, о своих ценностях. Не думайте, что ребенок вас не поймет. Он действительно из ваших рассказов мало что поймет, но его душа потянется к восприятию вашей души. Гениально скроенная душа ребенка вычленит и возьмет для себя все то лучшее, что шевельнулось в вашем сердце. Поведайте ребенку о своих неудачах так, чтобы он вам сочувствовал, сопереживал с вами. Советовал или настаивал на своих решениях. Сообщайте ребенку и о своих удачах, победах и достижениях. Делайте это предельно сдержанно, скромно. Постарайтесь найти в своем ликовании изъян, просчет, пожалейте потерпевшего, пообещайте вникнуть в его судьбу, подружиться с ним.

Пусть элемент прощения, покаяния, доброты повсюду сопровождает ваш прекрасный образ. И, конечно же, ваши слова непременно подкреплены делом. Например, вы схватились за голову (да не так, без театра и игровой лжи!) и сказали вслух: <Господи, я же солгал! А теперь, если я признаюсь во лжи, во-первых, я потеряю уважение друзей, во-вторых, лишусь премии, в-третьих, у меня будут неприятности с руководством...> Что по этому поводу скажут ваш четырехлетний сын или трехлетняя дочь?! Не улыбайтесь. Сегодняшняя нравственная акселерация восхитительна: многие процессы становления наших детей по сравнению с 1913 годом действительно во сто крат изменились. Итак, вы схватились за голову, и ваш ребенок вам сочувствует. Начинайте решать задачу: как вам быть?! Это решение есть не просто прием, это есть образ вашего педагогического творчества!

Создавая в душе ребенка свой нелживый образ, вы утверждаете такую максиму: правда выгоднее, чем неправда. Правда - даже если она причиняет временную боль - освобождает лучшие человеческие силы, формирует благородство, бесстрашие. Правдивый - всегда красивее лжеца. Пусть в ваших рассказах, сказках, разговорах присутствуют два борющихся начала - неистинность и правдолюбство. Пусть образ лжеца проигрывает рядом с правдолюбцем. Одной из примет нашего времени является такой парадокс: ребенок знает, что ложь плохо, а правда - хорошо, а сам постоянно лжет и его ничем не отучишь от вранья!

Ребенок упорно подсознательно или сознательно врет, если живет в авторитарных обстоятельствах, если за ложь наказывают, тем более бьют, оскорбляют, поносят и так далее. Укоренившаяся ложь - это та же болезнь. Вы же не лупите ребенка, когда у него болит живот или ушко. Смените авторитарные отношения на авторитетно-доверительные - и вы почувствуете, как начнет меняться душа ребенка. Снимите непременно и такой авторитарный пресс, как страх. Не наказывайте ребенка за ложь.

Игра является одним, из сильнейших средств нелживого безнасильного воспитания. Одним из универсальных средств воспитания личности является игра. На разных возрастных этапах игра должна быть разной и насыщена соответствующим дидактическим материалом. Например, трехлетний малыш охотно включается в ролевую игру, где отец, скажем, играет лживого волка, а ребенок - правдивого зайчика. Волк говорит зайчику: <Я тебе дам грязную бумажку, а ты мне два яблока>. Ребенок хохочет: какая нелепость! А волк поясняет: <Грязную бумажку можно съесть, а яблоко - выкинуть>. - <Ты обманщик! - кричит зайчик. - Бумажка плохая. Ее надо выбросить в мусорное ведро>. - <Неправда, бумажка самая лучшая, а яблоко плохое>. - <Ты обманщик>. Может быть, есть смысл прервать игру и спросить: <А почему волк говорит, что бумажка хорошая, а яблоко плохое?> - <Он врет. Он плохой!> Итак, ложь заклеймили, что-то да останется в сознании ребенка от этой игры и от этой дидактической беседы. И не надо говорить, что у вас нет времени на игры с детьми! Ребенок нуждается в вашем игровом общении - оно-то и есть настоящее воспитание. Так, по крайней мере, говорят все великие педагоги. Вся жизнь ребенка должна быть пронизана игрой.

Ролевое общение надо чередовать с неролевым. Это, как ни странно, понятно ребенку. Он с двух лет различает образ поведения <понарошку> и <по-серьезному>. Поэтому можно и порассуждать по поводу сказки: <А почему волк хотел выманить яблочко у зайчика?> - <Волк плохой>. Здесь можно нарисовать образ волка, выставить лжеца в смешном виде. Смех - грозное оружие в борьбе с ложью. Он, как природное явление, требует окультуривания, ибо животный смех вреден не меньше, чем вранье или какое-нибудь другое зло.

А вот еще один прием - игра-импровизация. Известно, дети охотно берут на себя игровые роли. Ребенок под впечатлением телепередач изображал поросенка Мука, а папа, надев на руку куклу - кота Мура, сказал: <Мук, я разбил чашку, что мне сказать маме?> - <Скажи, что ты больше не будешь>. - <Но тогда мама меня выругает и побьет полотенцем>. - <А меня мама тоже побила полотенцем, когда я прилепил к стенке жвачку и оторвал обои>. - <Сказать маме, что я разбил чашку?> - <Не говори!> - посоветовал Мук и обнял друга: общее горе объединило несчастных! А Мур между тем не унимался: <А мама все равно узнает, и будет еще хуже. Что делать?>

- <Скажи: мама, не бей меня, я разбил чашку и больше не буду>. Вот это идеальное решение. Хотим мы того или не хотим, а мы все равно немножко враги детям. В особенности маленьким. Даже если ребенка не бьют, а все равно - то одергивают, то хватают за руки, то кричат или вышвыривают из-за стола. Ни один взрослый не выдержал бы такого режима.

Представьте себе на минутку, что ваш начальник, когда вы разлили чай на его рукопись, стукнул бы вас по носу, или наорал, или вышвырнул из-за стола! Это невозможно представить! А ребенок выносит, он проходит все цивилизации - от варварства до демократических свобод. И надо сделать все, чтобы в его жизни было как можно меньше рабства, феодализма, крепостничества и других форм угнетения!

Ю. Азаров


Реклама на сайте


Перейти в раздел: Мир вокруг нас
  • Опубликовано: 05/12/2003

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Шерше ля фам.«Первыми уничтожать женщин!»

Шерше ля фам.«Первыми уничтожать женщин!»

Опубликовано: 08/10/2003

В группу террористов, захвативших зрителей и участников мюзикла 'Норд-Ост' в Москве, входили, по меньшей мере, 18 женщин. Одетые в пояса смертников, они угрожали в любую минуту взорвать и себя, и зало...

Одержимые

Одержимые

Опубликовано: 24/07/2004

Кто они, одержимые дьяволом? Это простые люди, такие как мы. Но это можно изменить, как бы не старались слуги тьмы удержать тело человека в своих объятиях. Ниже приведены несколько примеров одержимост...

«Живой магнит»

«Живой магнит»

Опубликовано: 09/11/2012

В фантастических триллерах часто действуют мутанты - люди, обладающие сверхъестественными способностями. В жизни такие люди встречаются гораздо реже, чем в кино, и тем больший интерес вызывают у окруж...