Сергей Боткин - изображение

Имя Сергея Петровича Боткина прославлено в истории медицины. Кажется, что путь его был устлан лаврами. Однако Боткину с детства приходилось бороться с несправедливостью, трудностями, потерями…


Знаменитый врач родился 5 (17) сентября 1832 года в очень большой семье купца, в которой было 25 детей. Своего одиннадцатого сына богатейший чаеторговец Петр Кононович Боткин считал неудачником. Его старшие дети подавали большие надежды на продолжение отцовского дела, играли заметную роль в общественной и культурной жизни столицы, а этот мальчик до 9 лет не мог научиться читать. Суровый отец предрекал ему незавидное будущее солдата. Однако затем выяснилось, что Сережа просто не различает букв из-за сильного астигматизма – заболевания, при котором человек нечетко видит линии. Скорректировав мальчику зрение, его отдали в один из лучших московских пансионатов.

Там его учителями стали знаменитый собиратель сказок Александр Афанасьев и математик Август Давидов, впоследствии руководивший кафедрой Московского университета. Под его влиянием Сергей стал показывать отличные успехи в математике и собирался поступать на математический факультет университета. Однако вышел указ Николая I, запрещавший «лицам недворянского звания», к которым относились и купцы Боткины, учиться на каких-либо факультетах университета, кроме медицинского. Так Россия обрела одного из самых выдающихся своих терапевтов.

Сергей Боткин окончил университет с отличием, но настоящая школа жизни началась для него на Крымской войне, где он работал бок о бок с Николаем Пироговым и заслужил высокую оценку великого хирурга. Работа в военно-полевых условиях оставила у него тяжелое впечатление, в первую очередь из-за недобросовестности военных чиновников. В книге «Образы великих хирургов» описаны условия, в которых приходилось бороться за права больных Пирогову и его команде. «Мы принимали на кухне мясо по весу, запечатывали котлы так, чтобы нельзя было вытащить из него объемистого содержимого, – тем не менее все-таки наш бульон не удавался: находили возможность и при таком надзоре лишать больных их законной порции», – с горечью вспоминал Сергей Петрович.

Вернувшись из Крыма, он стажировался в Берлине, Вене, Париже, все свое время посвящая научным исследованиям. Интересы Боткина в это время сконцентрировались на физиологических и микроскопических исследованиях, он опубликовал две важные работы о крови и закончил докторскую диссертацию о всасывании жира в кишках.

Сразу же после защиты диссертации в Петербурге Сергея Петровича пригласили в терапевтическую клинику Медико-хирургической академии, где он устроил клиническую лабораторию по последнему слову медицинской науки, одну из первых в Европе. Множество врачей стремились поработать в ней и побывать на занятиях и клинических разборах Боткина. В 1861 году он стал руководителем клиники.

Сергей Петрович в то время работал с 8 утра до часу ночи, делая перерывы лишь на один час обеда, один час отдыха и полчаса на упражнения на виолончели, которые он очень любил. Весь вечер и часть ночи он посвящал подготовке к занятиям со студентами на следующий день. Вскоре вокруг Боткина образовалась школа лучших клиницистов того времени.

Особенность метода Боткина была во внимательном и многогранном подходе к пациенту. Он советовал начинать с подробнейшего физического исследования больного, уже потом расспрашивать его о субъективных ощущениях и жалобах – и затем сводить все воедино. Боткин заложил основы естественнонаучного подхода к врачебной деятельности, утверждая, что «знание физики, химии, естественных наук, при возможно широком общем образовании, составляет наилучшую подготовительную школу в изучении научной практической медицины».

«Нет пациентов важных и неважных»

Слава доктора Боткина как замечательного врача и диагноста гремела по всей России. Множество больных стремилось попасть к нему на прием. Некрасов посвятил доктору одну из глав своей поэмы «Кому на Руси жить хорошо». Боткин лечил Салтыкова-Щедрина, на протяжении двенадцати лет спасая от смерти.

В своей деятельности Сергей Петрович четко следовал христианским принципам: по его инициативе в столице, а затем и в других городах были открыты медицинские комплексы для беднейшего населения. Они состояли из амбулатории и больницы, и лечение в них было бесплатным. Для Боткина не было пациентов важных и неважных. Одинаково ответственно он лечил и членов императорской фамилии (в 1873 году Сергей Петрович стал лейб-медиком), и безвестных больных в городских «заразных бараках».

В этих бараках его попечением были установлены дезинфекционные камеры, а для перевозки инфекционных больных создана первая «санитарная карета». В 1886 году Боткина избрали почетным попечителем всех городских больниц и богаделен, и он повсюду произвел коренные улучшения.

Всю жизнь Боткин с большим упорством занимался научными исследованиями. Его труды о патологии желчной колики, о болезнях сердца, о брюшном, сыпном и возвратном тифе, о подвижной почке, об изменениях селезенки при различных заболеваниях, о желудочно-кишечных катарах заложили основы нового терапевтического лечения. В 1888 году он обосновал свою точку зрения на болезнь, названную впоследствии его именем, – доказал инфекционную природу желтухи, акцентировал внимание на поражениях печени.

В последний год своей жизни разрабатывал проблему старости, хотя самому ему не удалось до нее дожить – он скончался, когда ему было всего 57 лет. Работа без отдыха подорвала его силы. У Сергея Петровича начала развиваться болезнь сердца, усилившаяся после смерти пятилетнего сына. Именно тогда Боткин поставил единственный неверный диагноз – самому себе: он упорно считал, что страдает от печеночной колики. Ученики настояли, чтобы он выслушал свое сердце при помощи стетоскопа, но он вскоре убрал инструмент, сказав: «Да, шумок довольно резкий!». И не пожелал изменить своего мнения. 24 декабря 1889 года, как писали газеты, «смерть унесла из этого мира самого непримиримого своего врага».

В своём выступлении на заседании Общества русских врачей, посвященном памяти Сергея Боткина, знаменитый ученый Иван Петрович Павлов отметил: «Покойный Боткин был лучшим олицетворением законного и плодотворного союза медицины и физиологии — тех двух родов человеческой деятельности, которые на наших глазах воздвигают здание науки о человеческом организме и сулят в будущем обеспечить человеку его лучшее счастье — здоровье и жизнь… Я имел честь в продолжение 10 лет стоять близко к деятельности покойного клинициста в её лабораторной отрасли… Глубокий ум его, не обольщаясь ближайшим успехом, искал ключи к великой загадке: что такое больной человек и как помочь ему — в лаборатории, в живом эксперименте. На моих глазах десятки лет его ученики направлялись им в лабораторию, и эта высокая оценка эксперимента клиницистом составляет, по моему убеждению, не меньшую славу Сергея Петровича, чем его клиническая, известная всей России деятельность».

В двух браках (первая жена умерла) у Сергея Петровича родилось 12 детей. Два сына — Сергей и Евгений — наследовали профессию отца. Уже после смерти Сергея Петровича Евгений стал лейб-медиком при дворе. Когда император превратился в гражданина, он не оставил семью Романовых, последовал за ней в Тобольск. При переезде в Екатеринбург ему предложили уехать в Питер. Он остался.

В глухие месяцы под арестом Боткин не только лечил, укреплял, духовно поддерживал своих пациентов, но и выполнял роль домашнего учителя – царственные супруги решили, что образование детей не должно прерываться, и все заключенные занимались с ними по какому-нибудь предмету.

Его собственные младшие дети Татьяна и Глеб жили неподалеку в съемном доме. Великие княжны и императрица Александра Федоровна посылали открытки, записки, маленькие подарочки, сделанные своими руками, чтобы скрасить трудную жизнь этих ребят, по собственному желанию последовавших в ссылку за отцом. С «папочкой» дети могли видеться всего несколько часов в день. Но и от того времени, когда его отпускали из-под ареста, Боткин выкраивал возможность посетить больных сибиряков и радовался внезапно открывшейся возможности широкой практики.

Спустя несколько томительных месяцев ссылки участь царственных узников была решена: все члены семьи должны быть уничтожены. Не сделали исключения и для верных слуг. В Екатеринбург, где состоялась казнь, Татьяну и Глеба не пустили, они остались в Тобольске. Долго ничего не слышали об отце, а узнав, не могли поверить.

Евгений был сыном своего отца – у него не было вопроса выбора своей судьбы – он его сделал давно. Медицина для него, как и для отца – великого Сергея Боткина, была на первом месте.

P.S. Все достижения Сергея Петровича невозможно перечислить в одной маленькой статье. Приведем лишь некоторые. Он рассказывал о значении нервной системы в лечение болезней сердца, о роли организма в течение инфекционных болезней, о происхождении желтухи. Им была открыта роль селезенки в системе кровообращения. Боткин предполагал, что в мозге человека существуют несколько центров – потовой, сахарный, тепловой и другие. Сегодня это предположение является аксиомой в медицине.


Смешные истории из жизни и свежие анекдоты
Смешные истории из жизни



Читайте ещё на нашем сайте - Леонид Квинихидзе



Перейти в раздел: Былое
  • Опубликовано: 16/12/2017

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Звездные новости

Звездные новости

Опубликовано: 08/10/2003

У Софии Ротару сердечный приступ.
Шатунов мечтает жениться на Алсу.
Алена Апина: Молодым мамам лучше путешествовать на поезде!
Распутина хочет быть богатой как Мадонна.
Николай Басков стал...

Свадьба в «Крестах».

Свадьба в «Крестах».

Опубликовано: 08/10/2003

Красно-кирпичный массив 'Крестов' мрачно возвышается над набережной Невы. Моросит мелкий питерский дождик. Но в любую погоду - в снег и в дождь, в жару и в холод - под тюремными стенами встретишь люде...

Трагедия в Новочеркасске

Трагедия в Новочеркасске

Опубликовано: 23/05/2004

В 1962 г. в связи с обострением продовольственного положения в СССР были повышены розничные цены на некоторые продукты питания, что вызвало массовые протесты населения. В июне 1962 г. вспыхнула забаст...