Василий Стус - изображение

Поэт, литературовед, переводчик, правозащитник Василий Стус – один из ярчайших представителей украинского культурного движения шестидесятников. Каждое его суждение, каждое размышление, оценка, впечатление имеют для нас сегодня и для будущего огромную ценность. Он воплотил в себе самые благородные черты гражданина, украинского поэта XX века. Был честен перед собой, перед литературой, перед своим народом. А честным может быть только добрый человек.


Василий Стус появился на свет 6 января 1938 года — в канун Рождества, на Святвечер. Спустя годы, находясь в лагере особого режима, он спросил у старого заключенного, глубоко верующего человека: что означает родиться в такой день. В ответ услышал: «Это милость Божья, счастье. Но кому много дается, с того много и спросится».

Мальчик был четвертым, младшим, ребенком у Илины (Елены) Яковлевны и Семена Демьяновича Стусов, живших в селе Рахновка на Виннитчине. Глава семьи, крепкий хозяин, поздно вступил в колхоз и был взят властями «на заметку». Спасаясь от притеснений, Стусы, как и тысячи других «беглых» селян, подались на Донбасс — в Сталино (нынешний Донецк), где им пришлось все начинать с нуля. «Все детство мое было с тачкой, — вспоминал Василий Стус. — То везли картошку с поля, то возил уголь, собранный на терриконе. Тяжело — жилы чуть не лопались. А должен толкать тачку… ».

Василию еще не исполнилось шести лет, когда он отправился в школу. Родители, оставлявшие сына дома на хозяйстве, не сразу узнали об этом. С наступлением холодов учительница спросила у мамы, почему Василёк ходит на уроки босиком. Мать всполошилась: «Какая школа? Он еще маленький». Но учительница уговорила ее отпускать сына на занятия: «Я его старшим ставлю в пример. Говорю: «Стусик, выйди к доске». Он тянется на цыпочках и пишет… »

В 16 лет Василий закончил школу с серебряной медалью и без экзаменов поступил на украинское отделение Сталинского педагогического института, позже Донецкого университета (этот же вуз заканчивал Иван Дзюба). Лето перед первым курсом Стус провел на железной дороге, зарабатывая деньги на костюм и радиолу. В группе он был самым младшим. В аудиторию приходил первым и сразу открывал книгу. В его портфеле, вспоминали однокурсники, всегда находилось что почитать: Кант, Ницше, Монтень… Стус самостоятельно выучил латынь. Хорошо знал немецкий язык: читал Гейне в оригинале, без словаря. И на лекциях по немецкому переводил текст «с листа». А отвечал только на родном украинском языке. «Моя мова — мамина», — признавался он близким друзьям. «Ты что, гад, по-человечески говорить не умеешь? — как-то услышал он в свой адрес в рабочей столовой. — Что ты лепечешь: «Дайте на перше, дайте на друге». Стус схватил обидчика и поднял вверх со словами: «Замовчи, негiднику!» В то время он уже преподавал украинский язык в горловской средней школе № 23. А перед тем были три года службы в армии. В военную часть Стусу пришла телеграмма от Андрея Малышко, который поздравил молодого поэта с первой публикацией в «Литературной Украине». Свое будущее Василий Стус связывал с литературой. И когда в Горловке ему предложили вступить в партию с перспективой стать директором школы, он отказался.

1 ноября 1963 года Василия Стуса зачислили в аспирантуру Института литературы АН УССР. В Киеве он вошел в круг украинских шестидесятников. Обрел друзей. И встретил свою любовь и будущую жену — Валентину Пепелюх, которая стала первым слушателем его стихов. Стусу было 27 лет, когда его жизнь круто изменилась. 4 сентября 1965 года в столичном кинотеатре «Украина» состоялась премьера фильма Сергея Параджанова «Тени забытых предков». Премьера вылилась в акцию протеста против арестов, начавшихся в среде украинской интеллигенции (арестовали тогда и близкого друга Стуса Ивана Свитличного). «В кинотеатре я сидела рядом с Василием, и встали мы вместе. Он отчаянно выкрикивал что-то в поддержку призыва Черновола: «Кто против тирании, встаньте!» И дрожал каждой клеточкой своего тела», — вспоминала Михайлина Коцюбинская.

В сохранившейся объяснительной записке аспиранта Стуса есть слова: «Я не мiг стерпiти. Я не мiг мовчати!» Из аспирантуры его сразу же исключили. Он устроился на работу кочегаром. Слово «литература» в его трудовой книжке больше уже никогда не фигурировало — был формовщиком в литейном цехе, проходником на руднике, разнорабочим, а также и учеником намазывальщика затяжной кромки на конвейере производственного обувного объединения «Спорт» (проще говоря, смазывал клеем кроссовки). Стихи писал в свободное от работы время.

О смене своего социального статуса он сообщил невесте. «Ну и что, разве ты после этого будешь другим?» — сказала Валентина. Между тем ее отца люди в штатском несколько часов уговаривали повлиять на дочь, которая собирается замуж за Стуса. «Что поделаешь, если она его любит, — сказал отец. — Это судьба». Василий и Валентина расписались 10 декабря 1965 года. У них родился сын Дмитрий.

На пятилетие Димы, 15 ноября 1971 года, к Валентине и Василию Стусам пришли в гости Вячеслав Чорновил, Иван Дзюба, Евген Сверстюк, Иван Свитличный… Очевидно, факт сбора известнейших шестидесятников окончательно убедил власти в «опасности» Стуса. 13 января 1972 года поэта арестовали и возбудили уголовное дело за «систематическое изготовление и распространение документов, порочащих советский государственный и общественный строй».

Без шансов на защиту

Свой первый срок поэт отбывал в лагерях в Мордовии. Оттуда он еще мог посылать стихи в письмах: записывал их сплошной строкой и заменял (для цензуры) отдельные слова похожими по звучанию: «тюрьма — юрма, Україна — Батьківщина… » Когда однажды надзиратели конфисковали его тетрадь со стихами, товарищи Стуса по лагерю решили спасти то, что осталось, выучив наизусть черновик рукописи. Ленинградский филолог Михаил Хейфец (он сидел за свое предисловие к самиздатовскому сборнику Иосифа Бродского) не знал украинского языка, но ради Стуса выучил. «В карцере сидит человек, имя которого с любовью и поклонением будут повторять дети и внуки сегодняшних украинцев, — объяснял Хейфец надзирателям (он вспоминал об этом в своей книге «Украинские силуэты», написанной уже в Израиле). — Если вы замучите его, украинский народ неизбежно проклянет вас, как он до сих пор проклинает мучителей Шевченко. Они ведь тоже исполняли приказы своего начальства… »

Когда в камере уголовник ранил Стуса заточкой, у поэта открылось внутреннее кровотечение, он потерял сознание. Медицинскую помощь ему не оказывали. И только после голодовки, организованной на соседней, женской, зоне Ириной Калинец и Надеждой Свитличной, умирающему прислали врача. В больнице поэту удалили две трети желудка. Он шутил по этому поводу: «Мне вшили зэковский желудок, он только баланду принимает».

Вернувшись в Киев в августе 1979 года, Василий Стус вступил в Украинский Хельсинский союз. Спустя полгода он был снова арестован и проходил по делу уже как «особо опасный рецидивист». Ему дали 10 лет лагерей усиленного режима и пять лет ссылки. В обращении академика Сахарова к руководителям стран — участниц Хельсинского акта говорилось: «1980 год ознаменовался в нашей стране многими несправедливыми приговорами и преследованиями правозащитников. Но даже на этом трагическом фоне приговор украинскому поэту Стусу выделяется своей бесчеловечностью. Жизнь человека ломается без остатка — как расплата за элементарную порядочность и нонконформизм, за верность своим убеждениям, своему «я»… Приговор Стусу должен быть отменен… »

4 сентября 1985 года, ровно через 20 лет после акции протеста в кинотеатре «Украина», Василий Стус погиб в карцере лагеря ВС-389/36 в Пермской области, где содержались «особо опасные государственные преступники». «28 августа, уходя в карцер, Василий сказал своему сокамернику Леониду Бородину, что объявляет сухую (без воды) голодовку, — вспоминает бывший политзаключенный, правозащитник Василий Овсиенко. — «Какую?» — спросил Бородин. — «До конца». Это означало — до тех пор, пока с него не снимут лживые обвинения: якобы он в рабочее время лежал на нарах в верхней одежде», а «на замечание гражданина контролера (надзирателя) вступил с ним в пререкания».

Есть версия, что поэт погиб так: надзиратель специально выдернул стержень, которым крепились нары, и они упали на заключенного. Сын поэта Дмитрий Стус считает иначе: «В карцере ледяной холод, спать невозможно, паек ограничен — человек за десять дней крайне слабеет. Можно ли выдержать там без воды и еды? Думаю, что в ту ночь отец, абсолютно истощенный физически, просто не смог опустить 90-килограммовые нары, и они упали на него. А надзиратель не придал значения глухому удару — он спешил смотреть телевизор или доигрывать партию в карты… »

P.S. Поэта, ушедшего из жизни в 47 лет, в том же возрасте, что и Тарас Шевченко, спешно похоронили в селе Кучино Пермской области. На колышке с табличкой имя не указывалось, значилась только цифра 9. Почти невозможно было представить, что спустя четыре года прах Василия Стуса и его лагерных побратимов Юрия Литвина и Олексы Тихого будет перевезен в Киев, на Байковое кладбище придут десятки тысяч людей. Как и то, что у безымянного зэка, похороненного под номером 9, после смерти выйдут девять(!) томов произведений. И произойдет чудо посмертной встречи поэта с читателями…

26 ноября 2005 года «за несокрушимость духа, жертвенное служение Украине и национальной Идее, высокие гуманистические идеалы творчества» третий президент Украины Виктор Ющенко посмертно присвоил Василию Стусу звание Героя Украины.

Многим со школы известна социально-политическая поэзия писателя. Хотим вспомнить тот стих, который далек от политики:

А скажи - Модільяні був ідіот? -

допитувалась вона,

коли я вправними, як у піаніста, пальцями

вигравав на засмаглих персах.

- Такий же ідіот, як і всі в цьому світі, -

повчав я, обіймаючи

успокоєні вибухи її сідниць.

- Розумієш, старий, я часто думаю

про незвичайність мистецтва.

Це зайва розкіш.

- Так, мистецтво - то завше надмір, -

відповідав, виціловуючи коліна.

- Але надмір лише й рятує нас від убогості.

Смертним полишається єдине:

бодай маленький надмір -

У вірі,

у звичках,

у смаках,

просто - в примхах.

- Так, моя маленька. Саме так.

Ти як завжди говориш діло, -

повторював,

клацаючи зубами од пристрасті.

- А коли в нас народиться доня,

ми кластимем їй в узголів'я тільки троянди, -

охриплим голосом проказувала вона.

- Так. В узголів'ї і неодмінно -

троянди, - не своїм голосом

я погоджувався покірно.

- Яка докучлива муха -

дзижчить і дзичжчить.

Убий її, любчику.

1968 г.


Смешные истории из жизни и свежие анекдоты
Смешные истории из жизни


Читайте ещё на нашем сайте - Александр Грин



Перейти в раздел: Былое
  • Опубликовано: 30/08/2017

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Чеченский эшафот

Чеченский эшафот

Опубликовано: 12/05/2004

Гибель президента Чечни Ахмада Кадырова вызывает двойственное чувство. С одной стороны, это окончательный крах всякой надежды на урегулирование ситуации. На что надеяться, если каждый, кто трудится в ...

Монако проклято…

Монако проклято…

Опубликовано: 31/03/2004

Не так давно, когда символом преуспевания считалась стенка, доверху набитая хрусталем, и книжный шкаф, укомплектованный подписными изданиями, граждане СССР повально зачитывались сериалом Мориса Дрюона...

День медика

День медика

Опубликовано: 08/10/2003

15 июня отмечается День медицинского работника. Редакция журнала расскажет своим читателям о буднях наших врачей.