Смерть Артема Боровика. Загадки остались - изображение

В распоряжении редакции 'Известий' оказался документ, ставящий под сомнение часть официальных результатов расследования Межгосударственным авиационным комитетом (МАК) катастрофы самолета Як-40 в аэропорту 'Шереметьево' 9 марта 2000 года. В этой авиакатастрофе три года назад погибли пять членов экипажа и четверо пассажиров. Среди них были глава группы 'Альянс' Зия Бажаев и журналист Артем Боровик. Гибель известных людей всегда придает катастрофе особенную значимость. Память об Артеме Боровике, очень талантливом журналисте, особенным образом сохраняется в профессиональной среде, учреждена премия его имени.

Вскоре после катастрофы в нескольких изданиях появилась версия о том, что за штурвалом самолета сидел Артем Боровик. Это предположение было резко опровергнуто и сотрудниками холдинга 'Совершенно секретно', и членами комиссии, занимавшимися расследованием катастрофы. Однако из документа, попавшего в распоряжение редакции, следует, что во время взлета в кабине экипажа на месте второго пилота сидел не Эдуард Могуев, а Артем Боровик. По официальной же версии журналист находился в первом пассажирском салоне в кресле слева по полету и был пристегнут ремнями безопасности.

Всякий раз газетные и телевизионные репортажи с места катастрофы заканчиваются словами: работает специальная комиссия. Мы привыкли к тому, что работа этой комиссии носит закрытый характер - дилетанты должны отступить, начинается профессиональное расследование обстоятельств. Без спешки, без подтасовок, без подгона ответа под желаемый результат. Но закрытая работа комиссии, как выясняется, не страхует от этого. В комиссии, расследовавшей катастрофу Як-40 три года назад, кое на что закрыли глаза.

Расследование причины катастрофы ВС Як-40Д № 88170 было завершено 31 мая 2001 года. В частности, комиссией было заявлено, что 'все члены экипажа находились на своих рабочих местах', а также что 'при взлете экипаж принял ошибочное решение использовать нестандартное положение закрылков, что не предусмотрено Руководством по летной эксплуатации самолета'. Несмотря на то, что в заключении отмечено, что 'самолет Як-40Д RA88170 эксплуатировался с отдельными агрегатами и комплектующими изделиями, отработавшими установленные ресурсы', косвенно вся вина возложена на экипаж.

Выяснять технические детали и причины авиакастрофы и делать выводы о степени вины экипажа, несомненно, могут лишь специалисты. Но масса нестыковок в черновиках кроков (схемы) места катастрофы, составленных сразу же после падения Як-40, в первоначальном отчете группы по их составлению и в окончательном заключении вызывает множество вопросов и дает основания говорить о подтасовке и искажении фактов. И для этого не надо быть специалистом-расследователем.

Напомним, что у самолета Як-40, который должен был лететь по маршруту Москва - Борисполь, на второй секунде после отрыва от земли произошел отказ левого двигателя, и самолет вошел в левый крен. Через семь секунд после взлета (по другой версии - через 10 секунд) он рухнул на землю.

Прибывшим на место катастрофы сотрудникам инспекции по безопасности полетов аэропорта 'Шереметьево' удалось застать в живых лишь второго пилота Эдуарда Могуева (он был доставлен в медпункт аэропорта, где и умер через 25 минут). Все остальные члены экипажа и пассажиры были мертвы. Сам самолет развалился на две крупные части и несколько мелких фрагментов.

А через некоторое время были составлены кроки места авиакатастрофы. Под схемой стоят подписи семи человек. Это начальник Инспекции по БП ОАО МАШ В.С. Федоров, ведущие инженеры-инспекторы ИБП ОАО МАШ Ю.А. Тимченко и К.В. Михин, старший штурман авиаотряда ОАО 'ВАП' Д.Е. Иванов, специалист 1-й категории отдела поддержания летной годности СЗРУ ФСВТ РФ М.В. Гузько, представитель ФСБ РФ В.П. Шаров и следователь Московской транспортной прокуратуры Д.Н. Латыш.

В соответствии с этой схемой у кабины пилотов были обнаружены тела командира экипажа Сергея Якушина и Артема Боровика. Тело Боровика обнаружено на месте, где должен был находиться второй пилот.

Официальная версия МАКа: 'Пассажир А. Боровик находился в первом пассажирском салоне в кресле слева по полету. Напротив него лицом по полету находился З. Бажаев. А. Боровик был пристегнут в кресле привязными ремнями, остальные пассажиры и сопровождающие пристегнуты не были'.

Из схемы следует, что второй пилот Эдуард Могуев находился в 10 метрах от хвостовой части самолета с признаками жизни, а бортмеханик Наволоцкий - в 25 метрах от хвостовой части самолета. Тело пассажира Бажаева обнаружено в 12 метрах сзади, слева от хвостовой части самолета.

Официальная версия: 'Патологоанатомические и трассологические исследования членов экипажа свидетельствуют о том, что КВС находился на своем рабочем месте, привязанный ремнями в позе активного пилотирующего. Второй пилот и бортмеханик находились на своих рабочих местах. ... На теле второго пилота Могуева Э.А. имеются характерные повреждения, свидетельствующие о нахождении его на правом пилотском сиденье, однако признаки его активного участия в пилотировании отсутствуют'.

Но если в отчете группы по составлению кроков места авиакатастрофы описания положения тел всех членов экипажа и пассажиров точно соответствуют схеме, то описание места нахождения тела Артема Боровика весьма расплывчато.

Из отчета: 'Тело Боровика А.Г. обнаружено в 15 часов 05 минут (МСК) после установки кабины пилотов в полетное положение. Тело было извлечено из переднего салона. В 15 часов 05 минут, после установки кабины в полетное положение, комиссия исследовала кабину пилотов с составлением протокола осмотра'.

То есть расхождения есть сразу в трех документах - первоначальной схеме, отчете, составленном по ней чуть позже на месте катастрофы, и официальном заключении комиссии. Но самая главная нестыковка касается описания местоположения тела Артема Боровика. В соответствии с самым первым документом - кроками - тело журналиста находилось в кабине летчиков в кресле второго пилота. А в последующих официальных документах МАКа отмечено, что он сидел в пассажирском салоне и был пристегнут ремнями безопасности. Сторонники официальной версии могут сказать, что кабина, по сути, составляла единое целое с первым салоном, и никакой нестыковки в заключении комиссии нет. Но на схеме четко обозначено, что Артем Боровик находился непосредственно в кабине пилотов. А то, что после падения самолета Эдуард Могуев умер не сразу, косвенно подтверждает его нахождение в хвосте.

Вячеслав Федоров, чья подпись стоит первой в кроках места авиакатастрофы, категорически отказался встречаться с корреспондентом 'Известий', посоветовав обращаться по всем вопросам к председателю комиссии Георгию Ячменеву: 'Я технарь, а вам нужны расследователи'. Однако даже в телефонном разговоре Вячеслав Сергеевич так и не смог объяснить, почему кроки, под которыми стоит его подпись, не были учтены в дальнейшем при расследовании катастрофы.

- Проходят недели, месяцы, годы, все это сводится воедино. И только потом комиссия делает выводы о причине катастрофы.

- Где находился Артем Боровик во время падения самолета?

- Я не знаю. Понятия не имею. Давайте акт откроем.

- Ваша фамилия стоит под этими кроками...

- Очень хорошо. Кто там был председатель комиссии?! Ячменев? Вот у Ячменева запросите материалы. И те материалы, которые у него есть в этом акте, вот они и есть самые действительные.

- Но вы были на месте катастрофы?

- Откуда вы знаете, я там был или дядя чужой?! Мало ли что моя подпись стоит! А вы знаете мою подпись? Я человек законопослушный. Есть правила. Работала законная комиссия, сделала свое заключение. А где там моя подпись стоит... Я мог что-то на коленке чертить. Это такие догмы, которые разбиваются в один миг!

- Вы же не могли перепутать пилота с пассажиром? Пилот-то в форме.

- Мог, мог! Вот на место катастрофы съездите и посмотрите - определите вы этого человека или нет. Для этого и делается специальная экспертиза, которая устанавливает лицо.

- Но у нас есть информация о том, что тело Боровика переместили.

- Есть информация - давайте! Это ваше дело - привлечь внимание читателей.

- То есть вы хотите сказать, что кроки недействительны?

- Я ничего не хочу сказать. Есть председатель комиссии, к нему и обращайтесь!

Старший штурман Вологодского авиаотряда Дмитрий Иванов входил в комиссию по расследованию катастрофы Як-40. Его подпись также стоит на схеме. Однако на место катастрофы он попал лишь спустя сутки.

- Я был в командировке в Москве вместе с членами экипажа разбившегося Як-40. Мы жили на одной квартире. 8 марта я поздно ночью вернулся из рейса. А на следующее утро они разбились. Правда, о катастрофе я узнал только из теленовостей, - рассказывает Дмитрий Иванов. - Сначала журналисты точно не могли сказать, кто именно разбился. Но я сразу узнал самолет. Это были наши...

Десятого марта Дмитрия Иванова вызвали в 'Шереметьево'.

- Когда я туда приехал, все тела уже были убраны. Остались лишь обломки самолета. А в это время к нам на квартиру приходили сотрудники ФСБ. Пытались найти 'следы распития спиртных напитков' экипажем Як-40. Но это абсурд. Мы никогда не пьем перед рейсами, тем более такими ответственными. К тому же весь вечер накануне этого полета мы просидели на кухне с Эдуардом Могуевым. Курили, разговаривали за жизнь... И пили только чай.

- Это ваша подпись стоит на кроках?

- Моя.

- Кроки соответствуют действительности?

- Конечно, это ведь документ!

- Получается, что Артем Боровик находился в кабине пилотов?

- Не могу сказать, меня не было на месте в день катастрофы.

- Дмитрий, а пилоты пристегиваются во время взлета?

- Обязательно! Это же вопрос их безопасности! Для хороших пилотов пристегиваться - норма. А это был очень опытный и высокопрофессиональный экипаж. На VIP-рейсы других и не посылают. Вот бортмеханик, возможно, не был пристегнут. Если бортмеханик пристегивается, то это на взлете усложняет ему выполнение работы. Именно поэтому тело Наволоцкого было найдено в 25 метрах от хвостовой части самолета - его отбросило при ударе о землю. А тело командира экипажа Якушина нашли под носовой частью фюзеляжа в кабине пилотов. Он был пристегнут и при падении самолета остался практически на месте.

- Дмитрий, насколько я знаю, на месте каждой авиакатастрофы делается видеосъемка. И должна быть кассета, на которой заснята реальная картина трагедии...

- Я подписывал эти кроки не в день катастрофы, ведь сначала мы делали черновой вариант. А потом, когда уже все перерисовывали набело, я захотел уточнить детали. Мы все живые люди, и я мог какую-то мелочь не учесть. К примеру, фонарь лежал не слева, а справа. Ну и попросил кассету. Без всякой задней мысли. Но мне сказали, что кассета находится у начальника инспекции по безопасности полетов 'Шереметьево' и доступа к ней нет.

- Если теоретически предположить, что на месте второго пилота сидел посторонний человек, то это могло стать причиной катастрофы? И что именно могло произойти?

- Посторонний человек мог упереться в штурвал, мог как-то задеть первого пилота, мог помешать ему неосторожным движением. Да что угодно могло произойти! Жаль, что сгорел предохранитель и не записались параметры работы двигателей. Возможно, многое бы прояснилось...

- Если бы подтвердилось, что в управлении самолетом участвовал непрофессионал, это могло повлиять на выплату страховок?

- Я не силен в этом вопросе. Но все говорили, что если это так, то семьям погибших пилотов не выплатили бы никаких денег - они грубо нарушили руководящие документы.

- Дмитрий, а какой комплекции был Эдуард Могуев?

- Примерно моей - высокий, крупный...

Чтобы оказаться в хвосте, второй пилот Эдуард Могуев, находившийся по версии МАКа в кабине, должен был пролететь через узкий, 70-сантиметровый проход, в котором к тому же находился бортмеханик. А это просто невозможно.

Председатель комиссии по расследованию авиакатастрофы Як-40 Георгий Ячменев приехал в 'Шереметьево' примерно через час сорок минут после падения самолета. При желании он многое бы смог прояснить в этой запутанной истории. Однако поговорить с Георгием Александровичем нам так и не удалось - он всячески избегал общения с 'Известиями'.

Публикуя этот материал, мы ни в коем случае не хотели бросить тень на память нашего коллеги Артема Боровика. Но до сих пор никто точно не знает истинных причин гибели Як-40. И все потому, что в МАКе решили скрыть очень важную информацию. Информацию, которая могла бы повернуть расследование катастрофы в совершенно другое русло. Пока же по версии МАКа во всем виноваты пилоты...

Елена ЛОРИЯ


Смешные истории из жизни и свежие анекдоты
Смешные истории из жизни
Перейти в раздел: Былое
  • Опубликовано: 31/03/2004
Автор комментария: Савл - 22.08.2017

ФСБешные штучки...


Автор комментария: димитрий - 13.05.2019

Многие годы я выписывал и читал мой любимый журнал ОГОНЁК. До настоящего времени у меня хранятся много номеров журнала того периода. В Огоньке за 1989 год №46 началось печатание книги Артёма Боровика "Спрятанная война". Я был убеждён - его убьют за правду. Очень жаль что он погиб.


Автор комментария: Алекс - 18.05.2019

Как всегда, нужно смотреть на даты. 2000й год - это новое правление в России, "готовность" России после всплеска ваххабизма терпеть теракты, якобы от кавказцев, аварии, катастрофы и все прочее. Пускать Артема в такую эпоху было просто нельзя.


Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

История любви гениального русского поэта Сергея Есенина и танцовщицы Айседоры Дункан.

История любви гениального русского поэта Сергея Есенина и танцовщицы Айседоры Дункан.

Опубликовано: 24/04/2004

Ее последняя любовь с русоволосым русским поэтом сыграла странную роль в судьбе танцовщицы. Эту любовь, близость к есенинскому окружению и преклонение перед революцией в России вспоминают чаще, чем яр...

Вся правда о «МакДоналдс».

Вся правда о «МакДоналдс».

Опубликовано: 05/12/2003

От книги Эрика Шлоссера 'Нация фастфуда' содрогнулись все макдональдсовые столики мира. Несколько лет журналист Шлоссер изучал, как система быстрого питания перепахала не только диету, но даже пейзаж ...

История любви. Сергей Безруков и Ирина Ливанова.

История любви. Сергей Безруков и Ирина Ливанова.

Опубликовано: 08/10/2003

Женитьба звезды 'Табакерки' Сергея Безрукова на актрисе и просто красивой женщине Ирине Ливановой наверняка разбила не одно девичье сердце. Поклонницам актера (а у Сережи их множество) будет трудно см...