Монологи Романа Карцева... - изображение

Из монолога Романа Карцева: «Слушать наше радио и смотреть наш телевизор надо, чтобы знать, когда убегать!»

Он мог бы всю жизнь ремонтировать швейные машинки, жениться на одесситке и наслаждаться спокойной приморской жизнью. Но на его пути повстречались 4 человека, которые изменили его судьбу. Первый – Аркадий Райкин, он забрал Карцева из Одессы. Второй – Виктор Ильченко, он стал его незаменимым напарником. Третий – Михаил Жванецкий: все монологи, которые прославили Романа Карцева, написаны им. И, наконец, жена Виктория. Если бы не она, в жизни Карцева все могло бы быть совсем иначе.

Роман Карцев родился 20 мая 1939 года в Одессе. Свое происхождение Роман Андреевич Карцев описывает так: «Моя мама была еврейка-коммунист, а папа еврей-футболист. Папа из настоящей «молдаванской» семьи – родился на Молдаванке. А мама – из интеллигентной семьи: мой дед, ее отец, был кантор Одесской синагоги. Кстати, и мама хорошо пела.

Я же с детства рвался на сцену, читал фельетоны, пел частушки, подражал Райкину. При этом успел поработать наладчиком машин на ткацкой фабрике. Пока не уволили. Дело было в 58-м году. Директором там был Хуторянский, депутат Верховного Совета Украины. Однажды он пришёл к нам в цех в сопровождении свиты из 15 человек. На конвейере сидели 60 швей, и на одну из девушек директор заорал: «Встань, корова, когда с директором разговариваешь!» А я-то от рождения – гладиатор, защитник. Подскочил к нему, глянул снизу вверх (а у меня тогда вес был 47 килограммов, а рост – сами знаете какой) и говорю: «А ну извинитесь!» Он: «Кто это там выступает? Чтоб завтра ноги его здесь не было!» Короче, меня уволили по статье. За оскорбление директора и депутата в одном лице. Потом, правда, комиссия восстановила на работе и перевела в другой цех. А директор этот потом проворовался, его даже судили и расстреляли.

Кроме того, успел я поработать ещё на двух фабриках, причём на каждой ругался с директорами. Просто традиция какая-то! На обувной фабрике, кстати, шил модельную обувь. Искренне жалея тех людей, которым эти туфли доставались.

Однажды на моём самодеятельном выступлении побывал Райкин. И пригласил к себе. Вся Одесса об этом знала и мною гордилась. И вот появился я в Ленинграде – в чёрном коротеньком драповом пальтишке, в синем костюмчике. И шёл пешком с Московского вокзала по Невскому проспекту. Дело было в ноябре. Стоял мороз под 20 градусов. Чтобы не околеть, я заскакивал в каждый магазин, пока не добрёл до театра Райкина. А там первая же актриса мне сказала: «Поц, зачем ты сюда приехал?» Это нельзя забыть. Шутка ли – попасть в такой театр местечковому парнишке! Но уже через пару месяцев я читал публике монологи один на один».

Из монолога Романа Карцева: Как кому, а мне нравится думать!

О совместимости юмора и семейной жизни

Отработав в театре 6 лет, Роман Карцев поставил на своей карьере крест и положил на стол Аркадия Райкина заявление об уходе. Все началось с того, что они поспорили, смешная миниатюра или нет. Если Карцев считал, что прав, для него не существовало авторитетов. После работы с самим Райкиным ему пришлось устроиться конферансье в Одесский симфоджаз. Через несколько дней он забыл и о Ленинграде, и Райкине. На новой работе Карцев познакомился со своей будущей женой.

Вику называли самой эффектной девушкой в Одессе; она была на голову выше Карцева. Ни цветы, ни конфеты, ни пылкие признания не приносили результатов. Оставалось одно (самое надежное средство) - удивить красавицу! Он прыгнул в бассейн с 10-метрой вышки. «Свою жену Вику я совратил, когда ей было 17 лет. А мне – 27. Она танцевала в ансамбле. Высокая, красивая. Я обожаю высоких женщин. У нас с ней есть свой коронный танец. Медленный, но танцуем мы его быстро. Она надевает шпильки, а я упираюсь носом ей в живот. Так весело у нас было с самого начала, например в ЗАГС мы с ней отправились на поливальной машине.

Из монолога Романа Карцева: Если человек любит женщину, то его с ней не может разлучить даже такая серьезная неприятность, как смерть.

Наша дочка, Лена, окончила мединститут. Фармацевт. А сын, Паша, отправился грызть науку по её следам. Не без корысти, конечно – конспекты-то все ему доставались. Правда, до этого пытался стать артистом, снимался очень удачно в «Ералашах». Озвучивал и снимался в сериалах. Жена и сын – Кассинские. А я стал Карцевым по требованию Райкина, когда пришёл в его театр. Кац, сами понимаете, – несценическое имя».

Кстати, Виктория с самого знакомства с Романом начала заботится о его карьере. Именно она уговорила Карцева рискнуть и попроситься назад в райкинский театр Миниатюр. Райкин его принял. Карцев вернулся в театр и привел с собой Ильченко, который на долгие годы стал его постоянным партнером по сцене. За 30 лет они ни разу не поссорились, хотя были полными антиподами.

Работать в Театре миниатюр было престижно, но больших денег это не приносило. Чтобы как–то сводить концы с концами, они тайно играли на стороне. Приказ об увольнении Жванецкого появился на следующий день после того, как Райкин узнал о его «левом» концерте в доме актеров. «Жванецкого я не брошу!». Карцев положил свое заявление об увольнении на стол Райкину. Примеру Карцева последовал Виктор Ильченко. Карцев, Ильченко и Жванецкий стали выступать самостоятельно. Вскоре они начали собирать стадионы.

После роли «Швондера» в фильме Владимира Бортко «Собачье сердце» Карцев стал признанным киноактером. Правда, несмотря на солидную фильмографию он считает свой «роман с кино» баловством. «Я был счастлив, когда меня пригласили сниматься в этой роли. Этот образ мне предельно ясен. Миша в каждой программе такого типа выписывал. Да и сейчас их навалом: только врага давай. Это отголоски совково-жлобского персонажа. Свою сценическую карьеру у Райкина я как раз начал начальником Управления культуры, который в конце спектакля выходил и ругал этот самый спектакль. Так что сыграть Швондера для меня труда не составило. Основная задача режиссёра – то, что он не давал мне лицом кривляться. В театре это можно, а в кино – убийственно. Каждый поворот головы нужно контролировать. И не двигать бровью лишний раз».

Тогда, на вершине своей популярности, Карцев загорелся новой мечтой. Покорить англоязычную Америку. Жванецкий и Ильченко идею эту поддержали. Но, увы, этого не случилось. Накануне выступления Виктор признался, что не спал всю ночь из-за болей в животе. В Москве прямо из аэропорта Виктора Ильченко увезли в больницу. Врачи поставили диагноз – онкология.

Многие известные артисты хотели занять вакантное место в знаменитом дуэте. Они звонили Карцеву и предлагали свои услуги. Но как только он слышал о том, что кто-то хочет встать рядом с ним на сцене, бросал трубку без объяснений. Вся его жизнь разделилась на до и после Виктора Ильченко. «Я очень смешливый. Вот Витя – нет, он был очень серьёзный. Он гениально играл начальников, всё в роли было точно рассчитано. Но если изредка позволял себе поимпровизировать – я умирал, падал от смеха».

Никто не мог так исполнять миниатюры Жванецкого как дуэт Карцев - Ильченко. Никто, кроме самого Жванецкого. После смерти Ильченко Жванецкий перестал писать диалоги. А монологи он мог прекрасно исполнять и сам. Для Карцева пытались писать многие авторы, но оказалось, что Карцев настолько привык к Жванецкому, что не может работать ни с кем, кроме него. Карцев понял, что рассчитывать он может только на себя. Виктория поддержала мужа: «Раз Миша не пишет для тебя - пиши себе сам!». И на писательском поприще его тоже ждал успех. Его книги «Малой, Сухой и Писатель» и «Приснился мне Чаплин…» пользуются огромной популярностью у ценителей юмора. «Иногда читаю со сцены свои миниатюры, публика принимает хорошо. Так что я Жванецкого несколько освободил от обязанностей автора».

Но были в его карьере и провалы: «Я каждый провал помню, как будто это было вчера. Это как с парашютом прыгаешь. Когда мы ушли от Райкина, играли в Одессе «Одесскую свадьбу». К нашему ужасу, была полная тишина. Когда через 10 лет повторили её во Дворце спорта, стоял дикий хохот. Одесса – очень сложный город, необъяснимый. Бывали у нас в родном городе самые дикие провалы. Не случайно даже Утёсов никогда не приезжал в Одессу выступать, боялся.

Бывали случаи, когда от нашего имени объявляли наши гастроли, собирали деньги, а никто не приезжал. Ходили плёнки с матом как бы с нашими выступлениями. Нас даже в КГБ вызывали объясняться по этому вопросу. Начальник КГБ заявил, что он нас первых расстреляет, когда можно будет.

Зато первый спектакль «Как пройти на Дерибасовскую?» играли в Одессе во время холеры. Целых 20 шлягеров. Народ буквально выползал из зала от хохота. Просто обвал! У беременной женщины на концерте даже начались схватки – рожать начала».

Из монолога Романа Карцева: Чего больше всего хочется, когда лезешь наверх? - Плюнуть вниз.

«Расставаться со сценой не спешу!»

В повседневной жизни в Романе Карцеве трудно узнать звезду. Невысокого роста, на голове шапочка. Но стоит ему подняться на сцену, как с ним происходит чудесная метаморфоза: типичный пенсионер превращается в красивого мужчину в элегантном итальянском костюме. Он молодеет лет на 30, и даже кажется высоким.

Роман Карцев полжизни провел на гастролях. Спал в гостиницах, ел в столовых. Сегодня он завтракает, обедает и ужинает только дома – никаких ресторанов. В прошлом остались шумные компании и многолюдные гуляния. Карцев наверстывает упущенное. Все свободное время он проводит в кругу семьи в своем загородном доме под Москвой.

Сегодня Роман Карцев полностью доволен своей жизнью: «Я живу скромно, мне много не надо. Мне не нужна роскошь, вся эта пыль в глаза. У меня семья - это и есть самое главное. К тому же сейчас я уже волен выбирать куда ехать. В Украину с удовольствием в любой город приеду. А в Америку отказываюсь. Был там много раз, но тяжело по восемь часов летать. Мне ведь 75 лет, что вы хотите? Это я с виду такой, вроде еще и ничего, а недавно перенес две операции на сердце... Но не хочу об этом говорить. Слава Богу, пока все нормально».

Роман Карцев настоящий футбольный фанат. На каждой встрече со зрителями он, нет-нет, да и вспомнит о футболе. «Очень часто смотрю по телевизору передачи о футболе. Если по какой-то программе идет игра, других передач для меня не существует. Как сцена, как юмор придают силы человеку, так и футбол - моя первая любовь. Есть, конечно, вторая, третья, еще, черт знает, какая. Но футбол - первая!»

P.S.Если вы прочитаете вслух знаменитый монолог Карцева про раков с листа, то удивитесь, над чем смеялись столько лет? Никто никогда не сможет прочитать это так, как Карцев. Если записать смешные случаи, которые он сегодня рассказывал со сцены, то на бумаге мы увидим довольно скучные истории. Если повторять его самые смешные шутки, то получатся пресные фразы: бумага плоская, она не передает интонации. Любая фраза оживает только при одном условии – если мы представим себе голос Романа Карцева.


Реклама на сайте



При подготовке статьи использовались следующие источники:
http://glamlemon.ru/zvezdu-i-moda/1645-roman-karcev-mne-mnogo-ne-nado.html
http://odesskiy.com/futbolnaya-odessa/roman-kartsev-futbol-moja-pervaja-ljubov.html
http://subscribe.ru/archive/tv.news.1tv.anons/200905/20104019.html
http://afly.co/y29
http://latvia-shifrina.livejournal.com/22437.html
http://vipzal24.com/dokumentalnyj/11649-roman-karcev-vchera-malenkie-no-po-tri-efir-17052014.html
http://www.peoples.ru/art/theatre/actor/karcev/interview4.html

Читайте ещё на нашем сайте - Гарик Мартиросян

Перейти в раздел: События и люди
  • Опубликовано: 20/05/2014

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Сборник анекдотов 16-08-2013

Сборник анекдотов 16-08-2013

Опубликовано: 16/08/2013


Звонок в цирк:
- Здравствуйте, я говорящая лошадь, и я хочу у вас работать.
- Здравствуйте. А что вы умеете?
- Жонглировать, блин!

Карловы Вары.

Карловы Вары.

Опубликовано: 03/05/2004

Курорт для старцев.

Жизнь Гамнючкина - глава первая

Жизнь Гамнючкина - глава первая

Опубликовано: 05/12/2003

Гамнючкин сидел на краю скалы, и изредка поплевывая на облака, размышлял о смысле бытия. Не то чтобы ему было нечем заняться, просто настроение было нерабочее и мысли медленно, но настойчиво заполняли...