Опричнина Ивана Грозного - изображение

У каждой исторической эпохи есть свои загадки. У эпохи 16-го века — это события, происшедшие вскоре после развода Великого князя и Государя Московского Василия III с его первой женой Соломонией Юрьевной Сабуровой в 1525 году.

Они стали поворотным пунктом в дальнейшей судьбе России 16-го столетия, столетия, ввергнувшего страну в последующее смутное время Ивана Грозного с его опричниками, пытками и казнями.


Загадка Соломеи Сабуровой

Посланник германского императора С. Герберштейн в своих «Записках о московских делах» сообщает, что Василий III, прожив двадцать один год с женой и не дождавшись детей, насильно постриг её в монахини, а вскоре после этого по Москве стали ходить слухи, что у Соломонии, сосланной в Покровский монастырь в городе Суздале, родился сын от Василия III Георгий.

Насильное пострижение произошло в ноябре 1525 года. А 18 сентября 1526 года вдруг Великий князь пожаловал старицу Софью, монахиню Покровского монастыря в Суздале, селом Вышеславским со всеми относившимися к нему деревнями. Такой дар для 16-го века выглядит очень странно, если к тому же учитывать, что Василий был уже женат вторым браком на княгине Елене Глинской. Но на этом странности не закончились. В следующем 1527 году Василий III приказал воздвигнуть у Спасских ворот Московского Кремля церковь святого мученика Георгия.

Вне сомнений, что великий князь знал о ходивших по столице слухах о рождении у Соломонии Георгия. Если Герберштейн узнал об этих слухах от своих московских знакомых, то об этих слухах не могли не знать агенты Василия. Тем не менее, государь приказал построить церковь именно святого Георгия, и именно через год после появления этих слухов.

Вскоре после этого «Софью» на пять лет сослали в Каргопольскую землю. После своего возвращения в Покровский монастырь Соломония умерла 16 декабря 1542 года. Могила её находится в монастырском склепе. А что же сын её Георгий?

Согласно устному преданию, он умер в семилетнем возрасте. То же устное предание упорно связывало детскую могилу, находившуюся рядом с местом захоронения Соломонии, с именем её сына Георгия. По рассказам монахинь Покровского монастыря, монастырское начальство приказывало считать эту могилу местом погребения царевны Анастасии, дочери царя Василия Шуйского, царствовавшего в 1607–1611 годах. В 1934 году директором Суздальского краеведческого музея А. Д. Варгановым было произведено вскрытие этой могилы, при котором не было найдено и следа костяка. А исчезнуть полностью костяк не мог, особенно при захоронении в усыпальнице. Несомненно то, что имело место ложное погребение.

Остатки одежды, найденные в могиле, были переданы в отдел реставрации тканей Государственного исторического музея без сообщения обстоятельств и места находки. Результат реставра-ционной работы — рубашечка маленького мальчика из «высшего класса», относящаяся к первой половине XVI века. Эта находка не только подтвердила достоверность сообщения Герберштейна о рождении сына Василия III и Соломонии. Она дала основание считать, что мальчик был тайно вынесен из монастыря и скрыт, а для обмана властей было устроено ложное погребение, которое было организовано в 1533 году, то есть в год смерти Василия III. Вскоре власть перешла в руки его второй жены Елены Глинской, матери трёхлетнего сына Ивана, известного всем впоследствии как Грозного. От неё ждать пощады было нельзя. Нужно было устроить ложное захоронение. Что и было сделано.

Георгий под каким-то чужим именем воспитывался в какой-то боярской семье. Именно для боярской знати он представлял особую ценность как претендент на трон. Знал о его существовании только узкий круг людей, участвовавших в организации ложной могилы и воспитывавших Георгия затем под чужим именем. Но знал о его существовании ещё один человек. Этим человеком был сам первый царь Московский и всея Руси — грозный Иван Васильевич. Вот факты.

Он трижды посещал Покровский монастырь в Суздале, тот самый, где была заточена Соломония и обнаружено ложное погребение в 1552, 1560 и 1564 годах.

Ещё более настораживает, что Грозный проявил интерес к материалам следствия, учинённого над Соломонией и её приближёнными. Василием III следствие началось после того, как отец Ивана Васильевича узнал о том, что постриженная в монахини его бывшая жена беременна. И проходило в строжайшей тайне. Проводилось оно самыми ближайшими сотрудниками Великого князя Василия III-го. И вот 7 августа 1566 года, согласно помете, сделанной дьяком (старшим чиновником) на описи Царского архива, царь затребовал документы по этому делу к себе. И обратно не вернул, оставив их у себя в своём личном, тайном архиве. Вполне вероятно, что и раньше он интересовался этими бумагами.

Всё свидетельствует о том, что Грозный испытывал беспокойство и опасения перед существовавшим где-то под чужим именем претендентом на трон. Георгий был на 4 года старше Ивана. По существовавшим тогда законам, право на престол получал всегда старший брат. А Грозный, по тем же законам, в случае объявления где-нибудь Георгия, мог быть объявлен узурпатором власти. Со всеми вытекающими в жестокий XVI век последствиями. Но у царя была ещё одна причина опасаться существовавшего где-то соперника. Эта причина вызывала не меньше, а, возможно, даже больше опасений у Грозного.


Кто вы грозный государь?

Второй брак Василия III-го был для своего времени уникальным и сенсационным. Разводы были тогда крайне редки даже среди простолюдинов, а тем более в великокняжеских семьях. Развод сопровождался обязательно уходом в монастырь не только жены, но и пострижением в монахи мужа.

Но Василий не только не принял схиму, но женился во второй раз. Женитьба эта тоже носила очень скандальный и даже вызывающий, по отношению к обществу того времени, характер. Она на удивление была скоропалительна, и ей не предшествовал выбор великокняжеской невесты на смотре кандидаток, собираемых со всех концов государства. Есть основания считать, что всё это было обусловлено не только страстью Василия III-го к юной красавице Елене Глинской.

Среди современников его было распространено мнение, что Елену Великому Князю просто-напросто «подсунули». И сделали это люди ближайшего к нему окружения, опасавшегося, что довольно болезненный Василий, в силу своего считавшегося тогда преклонным возраста, может скоро уйти из жизни. Что неизбежно привело бы к замене этого окружения новыми людьми. Так как Василию наследовал бы следующий его брат, оно было заинтересовано сохранить власть при малолетнем наследнике Василия Иване, родившемся через 5 лет в 1530 году. И членом этого кружка вельмож был человек, которого многие современники считали настоящим отцом будущего грозного царя. Это был князь И. Ф. Овчина Телепнёв-Оболенский — любовник и фаворит Елены Глинской. Но Василий III что-то начинал подозревать, потому что, умирая в 1533 году, он не включил Елену в регентский совет при трёхлетнем Иване.

А затем начался калейдоскоп событий. Елена и князь Овчина после смерти Василия быстро организовали переворот, отстранив и даже уничтожив членов регентского совета. И не только их, но и братьев Василия III-го. Потом последовали смерть Елены от яда и немедленная расправа бояр с князем Овчиной, по свидетельству летописцев, очень любившим малолетнего Великого Князя Ивана, ставшего в 1547 году царём Иваном Васильевичем IV-ым Грозным, сыном, по мнению многих современников, «законопреступной жены» и её любовника.

Как писал один из исследователей: «По юридической терминологии того времени Иван IV оказывается "выблядком",… и его сохранение в качестве наследника престола может объясняться только компромиссом между боярскими группировками, отложившими решение его судьбы на более позднее время».

Грозный мог быть обвинён скрывавшейся где-то «теневой фигурой» не только в нарушении закона о старшинстве, но и в узурпаторстве и самозванств, поскольку он занял трон, не имея в себе ни капли великокняжеской крови. Ему нужно было предпринимать какие-то действия. По возможности неординарные.


Опричники Ивана Грозного

Безусловно, ведение Иваном Грозным опричной политики было вызвано социально-экономическими причинами. Но ещё выдающийся русский историк В. О. Ключевский несколько загадочно отмечал, что опричнина Ивана Грозного имела не только политическое, но и «династическое происхождение».

Грозный посетил монастырь, где была заточена Соломония Сабурова в октябре 1564 года, а уже спустя два месяца выехал в Александрову слободу, где и объявил о своём отказе от царства. Это было со стороны царя инсценировкой, тактическим манёвром с целью заставить боярскую Думу принять его требование о предоставлении ему неограниченной власти. Таково всеобщее мнение исследователей. Но была при этом и другая причина. Грозный, не зная, где находится Георгий, всё время находился в нервном напряжении. Год от года его положение становилось всё более невыносимым. И это заставило его создать в 1564 году видимость своего ухода от власти. Этот ход был продиктован тайной надеждой, что скрытый претендент захочет воспользоваться смутой, обнаружив себя и своих сторонников. Инсценировка с отречением от власти была попыткой выманить затаившегося врага. Попытка спровоцировать претендента на открытое вступление не удалась. И Грозному пришлось начать розыск о нём. Однако действовать царю пришлось скрыто. Открытые поиски Георгия были для царя опасны, так как могли быть истолкованы, как косвенное признание претендента, как доказательство того, что законный наследник Василия III-го, Георгий Васильевич, существует. Поэтому поиски следовало вести в глубокой тайне доверенными людьми. Люди, уличённые в том, что являлись сторонниками скрывавшегося претендента, подлежали казни под другими предлогами или вообще без объявления причин. Такое расследование удобней было производить только в обстановке массового террора, потому что только в этой обстановке легче было скрыть проведение тайного сыска. И проводить его должны были не только особо доверенные люди. А люди, совершенно изолированные от остального общества. Именно такими людьми и были опричники Ивана Грозного, которые, вступая в опричнину, обязывались даже не есть и не пить с остальными людьми — «земщиной».

Следы этого тайного розыска должны были быть скрыты не только для современников, но и для потомков, так как Грозный заботился не только о себе, но и о своих преемниках. Поэтому у каждого, кто близко соприкасается с изучением опричного террора, возникает чувство удивления не только от хаотичности (кажущейся) репрессий, но и от какой-то недосказанности, недоговорённости, а то даже и от немотивированности репрессивных действий. Конечно, как во все времена массового террора, царил произвол, процветали доносы, сведение личных счётов. Но всё же возникают подозрения, что во многих следственных делах эпохи опричнины была какая-то незавершённость, какая-то тщательно скрываемая цель.

Один из исследователей писал: «во время следствия по многим делам поднимались какие-то острые вопросы, о которых Грозный не считал возможным упоминать ни устно, ни письменно».

А поднимать эти вопросы для Ивана Грозного было не просто очень, но даже смертельно опасно. Время шло. Наступил 1569 год. А претендента найти не удавалось. Беспокойство Грозного возросло в очень сильной степени. Он уже начал опасаться не только за свою власть, но и за саму собственную жизнь и жизни членов своей семьи. Он готов был оставить трон и эмигрировать за границу.

В Вологду стали доставляться в большом количестве припасы и материальные ценности. По Руси стали говорить открыто, что столица переносится в этот город, а тайком шушукаться о намерении государя бежать в Англию.

Грозный направил английской королеве Елизавете I-ой письмо с просьбой о предоставлении ему и его семье политического убежища. Обращению предшествовало предоставление крупных привилегий Московской компании английских купцов, подписанное 20 июня 1569 года в Вологде. Привилегии эти носили беспрецедентный характер. И не только в экономическом плане. Компании предоставлялись и широкие административные права. Грозный знал, каким большим весом обладало в Англии купечество и какое влияние на королеву оно имело. Предоставлением привилегий он хотел подкрепить своё письмо, которое не сохранилось. Но о его содержании неопровержимо свидетельствует сохранившийся ответ английской королевы. Вот отрывок из него: «…мы примем и будем содержать ваше высочество с такими почестями и учтивостями, какие приличествуют столь великому государю».

А в январе следующего 1570 года последовали страшные разгромы Новгорода и Твери, которые поражают любого, кто узнаёт о них, своими масштабами и степенью жестокости, которые можно объяснить только паранойей Грозного. Но параноиком он не был. Все его действия в двух этих городах оставляют впечатление тщательно спланированных репрессий, предпринятых на основе какой-то полученной им ранее информации, причём очень достоверной. И это была, скорее всего, информация о заговоре. А заговорщики были объединены вокруг какого-то центра, которым был, очень вероятно, скрывавшийся претендент.

Об этом свидетельствовал иностранец, да к тому же дипломат, обладавший неприкосновенностью, не доступный для лап опричников Ивана Грозного, — датский посол Ульфелд, который писал о том, что разгром города Твери произошёл «потому что в оном было жилище убитого князя, то есть брата великого князя». Достоверно известно, что ни слабоумный брат Грозного Юрий Васильевич, ни его двоюродный брат Владимир Андреевич Старицкий в Твери никогда не жили. Значит, целью царя был Георгий — опаснейшая тайна государя Ивана Васильевича.

Исключительный размах репрессий в Новгороде и Твери, даже и сейчас поражающий воображение, объяснялся стремлением Грозного уничтожить не только заговорщиков, но и всех знавших о заговоре, которые могли знать и о тайне царя — о Георгии. А через несколько месяцев, 25 июня 1570 года, произошли изощрённые и ужасающие казни в Москве. Среди казнённых был руководитель дипломатии — дьяк И. М. Висковатый. С него заживо содрали кожу. Висковатый по долгу службы был вхож в личный, тайный архив царя, и ему была известна причина просьбы Грозного к английской королеве Елизавете I-ой о предоставлении убежища.

И вдруг грозный царь даёт отбой. Даёт его вскоре после московских казней. Отменяются привилегии английским купцам. Царь порывает отношения с английской королевой, высокомерно выговаривая ей, что она находится под влиянием «мужиков торговых».

В духовной грамоте Ивана Грозного, содержащей его покаяния в совершённых им преступлениях, есть одно любопытное место. Грозный признавался в том, что совершил братоубийство худшее, чем убийство библейским Каином своего младшего брата Авеля.

Значит, царь убил своего старшего брата — Георгия, так как брат Ивана Юрий был младше его. Не приходится сомневаться в том, что письменные материалы тайного розыска о Георгии, если они были, уничтожены по приказу Грозного. Но оставались свидетели и доверенные исполнители этого секретного расследования. Многих современников и всех исследователей поражает уничтожение Грозным после 1570 года всех тех, кто входил в опричную верхушку. Всех, кроме Малюты Скуратова, погибшего при штурме вражеской крепости. Но и здесь есть подозрение, что глава опричного сыска Ивана Грозного предпочёл погибнуть в бою, чем разделить участь своих товарищей.

И всё же тайна Грозного пробивается через толщу веков. Будущие историки после кропотливой работы имеют шанс разобраться в этой тайне более подробно.

Сергей Миронов


Реклама на сайте


Перейти в раздел: Былое
  • Опубликовано: 17/12/2015
Автор комментария: Александр - 13.01.2016

Очень красивая версия, поздравляю!

Есть нестыковки с точки зрения исторических фактов -- но все равно, интересно.


Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Каталы и лохи

Каталы и лохи

Опубликовано: 04/04/2004

А вы азартный человек? А в карты любите играть? Если на эти вопросы вы ответили положительно, значит, вам просто необходимо прочитать эту статью!!!

Смешные короткие истории из жизни 25-03-2013

Смешные короткие истории из жизни 25-03-2013

Опубликовано: 25/03/2013

Случилось это еще в 90е. Купил я тогда по случаю иномарку далеко не первой свежести. Но вроде на ходу. Но надо было ставить ее на учет. Добравшись до ГАИ, я понял, что вот теперь я точно попал. Очеред...

Приговор незнакомцу

Приговор незнакомцу

Опубликовано: 05/12/2003

Первое впечатление о человеке складывается у нас в первую же секунду. При знакомстве с новым человеком ты почти мгновенно поймешь, симпатичен он тебе или неприятен. Науке пока не ясно, как наш мозг за...