Кровавый сезон - изображение

Северная Осетия. Беслан. 1 сентября 2004 года. Праздник, превратившийся в трагедию.

Сотни детей стали жертвами игры политиканов. Почему правительство не пошло на уступки террористам? Да, бандиты… Да, переговоры с террористами не ведутся…

…Но там же были ДЕТИ. Быть может, моя реакция обусловлена тем, что в этот день мой маленький сын точно так же пошел в первый класс. Точно так же стоял на линейке в ожидании первого звонка. Точно так же сжимал в руке ранец и букет цветов… и вероятно мог оказаться на месте тех детишек, жизни которых уже не вернуть…

В России началась война. Грязная, нечестная, кровавая война террористов с населением. Первой ласточкой был Норд-Ост. Все мы с замиранием сердца следили за кровавыми событиями разворачивающимися на Дубровке. Освобождение заложников стало страшнее, чем сам теракт. Ни кто не знает, чем бы все это закончилось, если бы не «сплоченные» действия спецназа.

Дальше больше… Я не буду перечислять все теракты или то, что было очень похоже на них. Напомню о событиях последних недель…

Вторник, 24 августа. Россия. Два самолета. Два взрыва. 90 человек улетели в свой последний рейс.

Вторник, 31 августа. Москва. Метро «Рижская». Террористка-смертница. 10 человек погибли на месте, 51 с ранениями доставлены в больницы.

Среда, 1 сентября. В городе Беслан в Северной Осетии в День знаний около 9:00 по московскому времени группа вооруженных людей захватила школу N1, расположенную в Правобережном районе города, в 30 км от Владикавказа.

Захват

Торжественная линейка еще не успела закончиться, как во двор школы ворвалась вооруженная банда террористов. Около двух десятков боевиков в камуфлированной форме, в масках, с устрашающей боевой раскраской на лицах бросились на детей, родителей и учителей, стоявших на линейке. В руках у них были оружие и огромные сумки. Среди напавших были и женщины. Крики, ужас и стоны заполнили школьный двор. Охранявшие школу милиционеры пытались защитить людей и, как позднее стало известно, им удалось уложить наповал одного боевика, а главарь банды по кличке Али получил ранение в руку. Но силы были слишком неравными.

Бандиты начали загонять всех внутрь школы, они хватали детей и забрасывали их в закрытые окна, разбивая детскими телами стекла. Не дав людям опомниться, бандиты загнали заложников в спортзал и выставили у входа женщин с поясами шахидов. На крышу школы они посадили снайперов.

Информация о захвате школы распространилась мгновенно. Находившаяся в Беслане парламентская группа депутатов Госдумы РФ во главе с руководителем фракции 'Родина' Дмитрием Рогозиным, прервав на полуслове пресс-конференцию в аэропорту Беслана, мгновенно выехала к школе. Четверо депутатов были на месте трагедии буквально через полчаса, один из них, Михаил Маркелов, сразу же предложил обменять себя на детей-заложников. Но преступники не хотели выходить на связь и никаких требований не выдвигали.

К месту трагедии прибыло много милиции, в том числе бойцы спецназа и ОМОНа. Паники не было. Сотрудники спецслужб, МЧС и милиции быстро организовали оцепление и увели за пределы периметра здания всех посторонних. А их было немало. В основном это были родители, которые опоздали на линейку. Наверное, им повезло, но сами они считали иначе, горестно тревожась за судьбу своих детей.

Неожиданно боевики открыли стрельбу. Чем это было вызвано, сказать трудно. Раздались автоматные очереди. Потом друг за другом разорвались две ручные гранаты. А еще немного спустя собравшихся оглушил взрыв гранаты, выпущенной боевиками из подствольного гранатомета. Акция устрашения? Стало известно, что ранен один сотрудник милиции. Снайпер боевиков ранил его в ухо. Как сообщил представитель городской администрации, несколько детей из числа заложников сумели позвонить родителям, сообщив о раненых. А представитель оперативного штаба МВД республики сообщил, что несколько детей сумели выбраться из захваченного здания и их опросили сотрудники МВД. По словам учеников, боевики при них заминировали спортзал и, по всей вероятности, некоторые участки школы.

Во дворе школы лежали трупы двух убитых - мужчины и женщины. Боевики не давали к ним подойти, простреливая каждый сантиметр по периметру школы. Все милиционеры, спецназ и омоновцы сгруппировались за пятиэтажкой, что стоит в десяти метрах от школы. Туда же приехали и руководители республики - президент Северной Осетии Александр Дзасохов и председатель парламента Таймураз Мамсуров.

К 11 часам стрельба затихла.

К 12 часам созданный оперативный штаб переместился в здание городской администрации Беслана. Президент Александр Дзасохов, Дмитрий Рогозин и Таймураз Мамсуров с сосредоточенными лицами что-то постоянно обсуждали с людьми в камуфлированной форме. Все ждали, когда бандиты выйдут на связь. Стало известно, что боевики проехали в республику лесными дорогами со стороны Моздока из соседней Ингушетии предположительно на двух машинах - на 'ГАЗе-66' и уазике-'таблетке'. Еще на подступах к городу их пытался затормозить, заподозрив неладное, участковый милиционер на своей личной 'копейке'. Он и оказался первым заложником бандитов.

Бандиты, судя по всему, плохо знали дорогу и, угрожая оружием, вынудили милиционера привести их к школе. Милиционер в захватчиках никого из местных не признал, хотя хорошо знает практически всех жителей из прилегающих к Ингушетии осетинских сел. По его словам, бородатые бандиты не были похожи ни на кумыков, ни на кабардинцев. С ним они разговаривали по-русски, но с акцентом. Чеченской речи он тоже не слышал.

Когда подъехали к школе, в суматохе ему удалось бежать.

Террористы заявляли, что 'за каждого уничтоженного боевика они будут убивать по 50 детей и за каждого раненого - двадцать', - сообщил глава МВД Северной Осетии Казбек Дзантиев. По его словам, среди заложников много маленьких детей - учащихся 1-2-х классов.

Террористы не разрешали доставить продовольствие и помощь заложникам.

Позже стало известно, что в захваченной террористами школе находилось более 1000 заложников, а не 354 человека, как было объявлено утром 2 сентября.

В частности, Адель Ицкаева, одна из женщин, выпущенных в четверг боевиками после переговоров с бывшим президентом Ингушетии Русланом Аушевым, рассказала, что в захваченной террористами школе в заложниках находятся 1020 заложников. Узнав, что, по информации официальных властей, в захваченном здании находятся 354 заложника, Ицкаева заявила: 'Да вы что? Обалдели? Нас там 1020 человек!'.

Другая освобожденная заложница 27-летняя Залина Дзандарова заявила в интервью изданию 'Коммерсант', что в захваченной школе 'не 300 человек, а все 1500'. 'Люди лежат друг на друге. Нас разделили. Тех, кому было совсем плохо, поместили в раздевалке. Мужчин-заложников заставили выбить стекла, потому что в спортзале нечем было дышать', - утверждает Дзандарова. Отметим, что в ночь на пятницу начальник информационно-аналитического управления при президенте Северной Осетии Лев Дзугаев сообщил, что в спортзале, где находятся заложники, не душно, потому что почти все стекла выбиты.

Она рассказала газете и о некоторых подробностях захвата школы. По ее словам, в первые минуты нападения боевиков было много раненых. Тех, кто не смог самостоятельно зайти в школу и остался лежать во дворе, боевики добивали выстрелами из автоматов.

Женщина утверждает, что еще в среду две шахидки подорвали себя в коридоре, где находились мужчины-заложники. Также были убиты все мужчины, пытавшиеся оказать сопротивление. Всего таких было около 20 человек. Некоторых раненых вывели из спортзала и добили прямо в коридоре.

Официально в школе учится 890 человек (по другим данным - 885), плюс преподавательский состав в количестве 59 учителей. Утром 1 сентября на торжественной линейке по случаю начала учебного года и Дня знаний помимо школьников присутствовали также многочисленные их родители и родственники. Следовательно, количество заложников втрое превышало официально опубликованную цифру в 354 человека.

В том, что людей в захваченной школе гораздо больше, чем объявлено официально, в Беслане были уверены все. 'Одних только первых классов в этой школе 4, и в каждом по 30 человек, - рассказывала Фатима Айларова, у которой в школе находилась дочь-шестиклассница. - Да какие там 350 человек, если официально в школе учится 890 человек, плюс 59 учителей, плюс родители. По любому получается не меньше тысячи. Зачем врать так бездарно?'

Освобождение

Все началось неожиданно и для родственников, дежуривших на улице вокруг школы, и для журналистов, и для штаба по спасению заложников. Казалось, вот только что в штабе объявили, что в Беслан прибыл Асламбек Аслаханов и он будет разговаривать с террористами - еще есть надежда решить конфликт мирным путем. Сообщили и другую новость: сегодня утром боевики, наконец, согласились на то, чтобы из школы вынесли тела убитых.

Четыре сотрудника МЧС пошли к школе, чтобы забрать тела. Прошло несколько минут - сотрудники как раз успели бы подойти к школе - и тут началось. Два сильных взрыва город услышал с разницей в секунду. Так здесь еще ничего не взрывали. Стало ясно, что это не гранатомет. И сразу началась стрельба.

По улицам вокруг школы побежали военные, заохали гранатометы. Беслановцы не понимали, куда бежать от стрельбы. Все спрашивали друг друга - что происходит - думали, что это военные пошли на штурм.

Что произошло, стало известно чуть позже. Как только сотрудники МЧС подошли к телам убитых, раздались взрывы, и тут же боевики стали стрелять по спасателям. В тот момент часть заложников попыталась выбежать из здания. Боевики стали стрелять и по ним. И тогда, впервые за эти дни, огонь открыли военные.

Очень быстро стрельба зазвучала не только в школе, но и вокруг: стрельба у штаба, разрывы гранат у Центра культуры. Люди бежали, не понимая, куда. Мужчины Беслана, те, у кого было оружие, тоже стреляли. Часть боевиков вырвалась из школы и двинулась в город.

Машины 'скорой помощи' под обстрелом пробирались к школе. В разгаре боя оттуда выносили раненых. Убитые, накрытые простынями, лежали на тротуарах.

Одиннадцатиклассник школы №1 Володя Хостов снимал бой из окна своей квартиры, расположенной напротив школы, где находилась половина его одноклассников. Он просто опоздал на линейку 1 сентября. От окна его пыталась оттащить мама.

В квартиру Хостовых постучали - это был Тимур Сидаков. Он только что выбрался из школы - его выбросило из окна взрывной волной вместе с чьим-то ребенком. Так он спасся. Он был в заложниках вместе со своими внуками все это время. Ему, как взрослому, не давали пить, есть и ходить в туалет. Он дважды падал в обморок и, когда пришел к Хостовым, еще не знал, что с его внуками.

Пока Володя снимал то, что происходит на улице, Тимур рассказывал, что происходило все это время внутри школы, как террористы заминировали весь спортзал, повесили мины на баскетбольные кольца, двери, как мочили фартуки девочек, кидали их в толпу, - это была вся вода, которую получали дети.

'Они нам сказали: сегодня мы взорвем и себя, и вас. Нам терять нечего, нам все равно', - вспоминает Тимур.

Спасенных детей выносили на руках и бегом бежали подальше от стрельбы. Родственники стали стягиваться к больнице, искать своих.

Двор школы №1 усыпан цветами из праздничных букетов. В лужах крови - остатки торжественной линейки.

Сейчас в лечебных учреждениях Северной Осетии находится 531 пострадавший от террористического акта, в том числе 283 ребенка. 92 ребенка - в очень тяжелом состоянии. Реальных цифр жертв ни кто не знает. Счет идет не на десятки. С рассветом в субботу к разборам завалов приступили сотрудники МЧС и других силовых структур. Велось также разминирование помещений. Из-под завалов школы в Беслане извлечены 210 тел погибших. Более 60 человек скончались за ночь в больницах…

5 сентября стало известно о 600 жертвах терракта, предположительно 3/4 из них дети

Рассказы заложников

Освобожденные заложники рассказали подробности своего пребывания в школе Беслана, а также о кровавой развязке этой драмы. Рассказы заложников и тех, кто их освобождал, приводят сегодня 'Коммерсант' и 'Газета'

Сима Албегова, школьная повариха:

Ну почему они все врут? Меня даже боевики подводили к телевизору, когда там шли новости и говорили: 'Смотри, твои передают, что здесь всего 300 детей. А на самом деле сколько? Иди, посчитай'. Нас было не меньше тысячи. Мы там были набиты как селедки в бочке: стояли буквально плечом к плечу. О том, чтобы всем сразу лечь на пол, не могло быть и речи - не хватало места и спать приходилось по очереди.

Утром 1 сентября боевики, а это были совсем молодые мужчины и женщины, в основном чеченцы и русские, расстреляли десять мужчин. Выбрали тех, кто был покрепче. Боялись, что будут сопротивляться. Трупы перенесли из спортзала в основное здание, а затем сказали: 'Ваших отцов и мужей мы уже расстреляли. Кто хочет, может подняться на второй этаж и посмотреть. Так будет с каждым, кто попытается сбежать или сопротивляться'.

Потом бандиты протянули две длинные проволоки между стенами спортзала примерно на высоте человеческого роста и подвесили на них какие-то круглые бомбы зеленого цвета - четыре с одной стороны и одиннадцать с другой. 'Если ваши начнут штурм, этого хватит, чтобы взлетел на воздух весь город', - сказал один из них.

В первый день боевики обращались с детьми нормально. А потом их словно подменили - они даже запретили детям пользоваться туалетом. Это произошло, когда они узнали, что Путин и Зязиков (президент Ингушетии Мурат Зязиков) в Беслан не собираются. 'Чем мы виноваты перед вами?' - спрашивали мы. 'Да тем, что голосуете за своего Путина, - отвечали бандиты. - А ему насрать на вас. Не хочет даже приехать сюда, чтобы поговорить с нами'.

В четверг среди боевиков появился мужчина в черном костюме и в черной маске с прорезями для глаз. По торчащим из-под маски усам мы узнали, что это Аушев. Говорил он с боевиками уверенно, и у нас появилась надежда на освобождение. Аушев с директором школы и боевиками поднялись в учительскую, о чем-то быстро поговорили, после чего Аушев ушел, а директор вернулась в зал и расплакалась. Мы все поняли, что разговор у них не получился.

К утру пятницы многие дети уже не приходили в сознание. Те, кто еще держался из последних сил, стали писать в ботинки и пить мочу. Сделают несколько глотков и плачут. Почти у всех потрескались и были искусаны в кровь губы, и моча начинала их разъедать. Я пыталась остановить детей, объясняя, что моча не утолит жажду, а они твердили одно: 'Тетя Сима, дайте попить'. Тогда я бежала в учительскую, где посменно отдыхали боевики, просила воды. А они говорили: 'Иди, Сима. Так посидят'.

Сегодня около полудня в спортзал пришел какой-то боевик и спросил: 'Кто здесь повариха Сима? Пошли со мной. Там у тебя в холодильнике куры. Приготовишь. Мы есть хотим'. Я встала у плиты, но в этот момент где-то раздался взрыв. Опять прибежал тот же боевик и приказал возвращаться в зал. Пока бежала, раздались новые взрывы - на этот раз уже из спортзала. Войти внутрь оказалось невозможно - рухнул потолок, на полу что-то горело. Я подхватила на руки двух окровавленных детей и побежала в столовую. Туда бежали и боевики, также держащие на руках раненых детей. В столовой мы оказались под перекрестным огнем. 'Поставь детей в окна! - кричали боевики. - Иначе никто отсюда живым не выйдет!' А дети сами выглядывали в окна и кричали оттуда: 'Не стреляйте пожалуйста. Это мы, дети!' Вместе с ними стояла в оконном проеме и я. Тоже кричала. Потом к окну подбежал какой-то мужчина в камуфляже и выдернул меня наружу.

Руслан Тавасиев, сотрудник Северо-Осетинской поисково-спасательной службы:

Примерно к часу дня нам сообщили, что с боевиками достигнута договоренность об эвакуации тел погибших. Не думаю, что преступники пошли на уступки - скорее им просто надоел разносящийся по школе запах разложения, и они выбросили около десяти тел из окон второго этажа во двор. Мы сели в грузовик и собрались на школьный двор, но в последний момент нам по рации сообщили, что на эвакуацию пойдут не местные спасатели, а четверо сотрудников 'Центроспаса' из Москвы. А нам нужно быть на подстраховке. Так и поступили: центроспасовцы поехали, а мы остались возле забора.

Когда наши подъехали к зданию, двери главного входа, на которых были установлены растяжки, открылись, там появились несколько боевиков. Бандиты начали то ли проверять гранаты, то ли ставить дополнительные, и в этот момент произошел первый взрыв. Двери вынесло наружу, выломав при этом кусок стены. Почти сразу в образовавшемся проеме появились другие боевики и открыли беспорядочный огонь - видимо, подумали, что начался штурм. Били по спасателям, очевидно приняв их за переодетых спецназовцев. Все четверо упали - как выяснилось позже, двое ребят погибли, а двое были тяжело ранены.

Я не понял из-за чего, но через несколько секунд взлетел на воздух припаркованный возле спортзала ГАЗ-66, на котором приехали боевики. Возможно, взрывчатка, находящаяся в кузове грузовика, просто сдетонировала от других взрывов или ее привели в действие дистанционно из спортзала. Но этот взрыв оказался самым мощным - после него в глухой стене спортзала образовался огромный проем и обвалилась крыша. Потом послышались взрывы уже внутри спортзала, оттуда вырвались языки пламени и повалил дым. В пролом тут же бросились дети. Еще через мгновение другая толпа заложников ринулась через главный вход, люди стали прыгать из окон. Только когда уже весь двор был полон детьми, навстречу им пошел спецназ.

Фатима Аликова, фотокорреспондент городской газеты 'Жизнь Правобережья':

Я оказалась в школе #1 по работе. Собиралась делать фоторепортаж о 1 сентября. Сначала хотела поехать в сельскую школу, но подумала, что еще успею, и пошла на линейку в школу на улице Коминтерна.

Линейка еще не начиналась. Вдруг все в панике ринулись куда-то. Я в первый момент подумала: наверное, сообщили, что здание заминировано. Но потом появились люди в камуфляже и в масках и начали стрелять в воздух.

Мне показалось, что там было десять боевиков и с ними две женщины. Эти женщины в первый день ходили и отбирали у всех мобильные телефоны. Говорили, что, если кто-то спрячет телефон, убьют и еще 20 человек расстреляют за это. Потом эти женщины куда-то исчезли, и я их больше не видела. Все боевики были без масок, только один маску не снимал. Еще там был один с таким страшным глубоким шрамом на шее - он был самый добрый. А другой, с длинной бородой, кажется, их главарь - злой. Когда у кого-то из женщин оголялась, например, нога выше колена, он кричал, чтобы прикрылись, стыдил и говорил, чтобы мы все молились Аллаху, потому что ислам - самая правильная вера. Мы все, конечно, и так молились своим богам.

Заложников было больше тысячи человек. Очень многие пришли на линейку с грудными детьми. В спортзале все сидели и лежали друг на друге. Боевики оставили посередине небольшой проход. У людей над головами протянули какие-то проволоки. На них подвесили бомбы.

В первый день мужчин увели и избили. Они вернулись с синяками. На второй день их стали расстреливать. Думаю, что человек десять расстреляли.

В четверг где-то в школе были какие-то взрывы. После одного из них в зал вернулся один из наших мужчин, которого перед этим увели. Он был весь окровавленный. Он немного постоял в дверях и упал. Так и остался там лежать мертвый.

В пятницу днем я лежала на подоконнике, накрыв лицо какой-то бумагой. Вдруг в зале раздался взрыв. Меня оглушило и выбросило в окно. Там было метра два до земли. Я упала. Началась страшная перестрелка. Я поняла, что оставаться на этом месте невозможно, и побежала - куда, сама не поняла. Перелезла через какой-то забор и оказалась между двумя гаражами. Накрылась листом фанеры и осталась там лежать. Меня бросало в разные стороны взрывной волной, но, к счастью, не задело. Только лоб оцарапало.

Андрей Галагаев, подполковник, сапер

В 13:15 я ехал со своим командиром, начальником инженерной службы 58-й армии Бахтияром Набиевым, и еще одним подчиненным в 'уазике' за Домом культуры увидели, как в проходе между зданиями горадминистрации и магазина выбегают женщины и дети. Мы помогли им дойти до машин.

Еще через несколько минут, пишет 'Газета', все три сапера вместе с отрядом армейского спецназа и отрядом 'Вымпел' ворвались в школьный двор. И сразу - в малый гимнастический зал. Над входом висела 'растяжка' - двухлитровая пластиковая бутылка с пластитом и стальными шариками внутри. От нее шло сразу несколько пар проводов. Как объяснил Бахтияр Набиев, взрывное устройство могли привести в действие несколько человек, находящихся в разных местах. Саперы, которые, кстати, были без бронежилетов и оружия, бросились обезвреживать мину. После этого они перешли в спортивный зал - он был весь в дыму и гари, на полу лежали десятки людей.

Я на войне с 94-го года, но такого еще не видел, - говорил подполковник Галагаев. - Десятки растерзанных тел, некоторые еще горели. Число раненых было огромно! Раздетые женщины и дети...

- Но вы все-таки вошли туда, в школу, по приказу?

- Нет. Никакого приказа не было. Спецназовцы прямо на улице спросили: 'Есть саперы?', мы и пошли.

Володя Кубатаев, десятиклассник

Я даже не понял, была ли операция. Когда раздался взрыв, мы все находились в спортзале. Нас там было более тысячи человек. Там даже сидеть можно было с трудом. При этом еще на полу рядами лежала взрывчатка, соединенная проволокой. Боевики сказали, что если мы дотронемся до проводов - все взорвется. Взрывчатка была закреплена и на потолке. И в час дня она просто взорвалась. Я так и не понял, почему. Никаких выстрелов перед этим слышно не было. В спортзале вылетели все окна. И дальше я помню, что побежал вместе со всеми. Остались или нет в зале убитые - не помню, просто не видел.

- Сколько всего находилось в здании боевиков?

- Я лично видел 20. Но это только те, кто стерегли нас в спортзале. Судя по их разговорам, всего их было больше 30. У них был мобильный телефон, и они несколько раз кому-то звонили и отчитывались. Сказали, что расстреляли 20 человек. Троих - на моих глазах. Когда в зале становилось шумно, они выдергивали первого попавшегося мужчину, приставляли дуло к виску и говорили, что если мы не успокоимся, то его застрелят. Мы успокаивались, но малейшего шепота было достаточно для выстрела. Еще с ними было две шахидки, но они взорвались в первый день. Я так и не понял, то ли сами, случайно, то ли их сняли снайперы. Еще 10 человек боевики расстреляли после того, как одного из них застрелили выстрелом из города.

Азан Пекоев, девятикласник

Мы бежали через окна с одной стороны, а часть ребят побежала с другой. Кто вылезал первым, поранил руки об осколки стекла, которое было вставлено в окна. Когда мы побежали от школы, боевики открыли по нам огонь. Кажется, кого-то убивали, но я смотрел только вперед и был неспособен что-то запомнить.

Когда мы добежали до двора ближайшего пятиэтажного дома, нас было человек 150. Некоторые укрылись в каком-то сарае. А потом военные отвели нас в ближайшее РУВД.

Индира Дзетскелова, мать 12-летней Дзерасе

Моя дочь рассказала, что первым делом боевики разделили детей на группы, между ними установили растяжки. В спортивном зале они повесили бомбу, на которой укрепили осетинский флаг. Возле их группы постоянно были четыре человека. Сначала их охраняли две женщины с поясами шахидов. Боевики разговаривали с детьми по-русски, не били их и не стреляли в зале.

Правда, в самый первый день захвата на глазах у девочки застрелили мужчину и заставили других мужчин из числа заложников вытащить труп на улицу. Вначале в туалет детей отпускали, но в последний день не пускали и в туалет. И самые маленькие вынуждены были ходить под себя.

При этом боевики говорили детям, что вода в кране в туалете отравлена, чтобы они ее не пили. А если собиралась слишком большая группа, которая просилась выйти, то пугали их и стреляли в воздух. О еде речи, естественно, не было, хотя в столовой были запасы. Я сама бывшая учительница этой школы и знаю, как готовятся к 1 сентября.

Дети вынуждены были есть лепестки от роз, которые принесли учителям. Также родители вынуждены были скормить детям все комнатные цветы, которые находились в зале. Дошло до того, что дети вынуждены были от жажды пить собственную мочу. Моя дочь рассказала, что она уже задумывалась о том, чтобы съесть стебли от роз, настолько хотелось кушать.

Когда она вернулась домой, то сказала: 'Мама, я кушать не хочу, я уже привыкла не есть'. Дальше девочка рассказала, что боевики в других помещениях насиловали девочек из старших классов. Когда по телевизору передавали, что количество заложников - 350 человек, они, смеясь, говорили: 'Ваши рассчитывали, что 350 будут спасать, а остальных куда денете? Если вас тут останется 350, молите Бога'. А нас была тысяча. Не меньше тысячи.

Девочка уточнила, что ей не с первого раза удалось выпрыгнуть в окно. Взрывной волной ее сбросило с подоконника, и выпрыгнуть получилось только на второй раз с небольшой группой детей. Когда то же самое попыталась сделать еще одна группа детей, боевики открыли по ним огонь.

Ирина и Залина Мисиковы

Через окна удалось убежать в основном детям, но не всем, - говорит Залина, - остальные укрылись в каком-то смежном помещении - наверное, в раздевалке. Мы с Ириной тоже. Там нас нашли боевики и загнали в столовую - всего около 50 человек. И спортзал, и столовая находятся на первом этаже. Чтобы попасть в столовую, нужно идти через спортзал. Нас погнали прямо по трупам. Не могу, не могу это вспоминать! Неужели я никогда этого не забуду!

Некоторые отказались идти в спортзал, - говорит Ирина, - боевикам, видимо, просто некогда было с нами возиться, поэтому расстреливать нас за это не стали. Я тоже отказалась. Нас потом уже нашли спецназовцы и вывели из школы. А в столовой было ужас что.

Столовая превратилась просто в ад, - говорит немного успокоившаяся Залина, - не знаю, кто в кого стрелял, но пули свистели в столовой постоянно, над нами взорвалось пять гранат, спастись удалось только тем, кто спрятался за кухонными плитами. Когда немного утихло, ребята сломали решетку в окне и ринулись на улицу.

По ним стали стрелять с крыши боевики. Один боевик вбежал в столовую и тоже стал стрелять из окна. Я видела, как они падали. И лицо этого гада видела. Он улыбался.

Самое мерзкое - это то, что среди боевиков был один осетин, - в глазах Ирины бешеная злость, - боевики нам его показывали. Они вообще все два дня пытались нам доказать, что мы, осетины, - продажные твари. 'Хотите, - говорят, - мы сейчас ему скажем, и он вас всех расстреляет'. Мы молчали, но по лицу этого осетина было видно, что он может.

Еще они рассказали, что в Беслане они оказались под прикрытием осетинской ГИБДД. 'Вообще-то, - говорили они, - мы хотели во Владикавказ, но там гаишники оказались слишком жадные, поэтому мы здесь'. Кстати, первое время они даже не знали, в каком городе находятся. Они у нас спрашивали, где находятся. Сказали, что просто попросили гаишников довезти их до какой-нибудь республиканской школы.

Елена Боровик


Реклама на сайте


Перейти в раздел: События и люди
  • Опубликовано: 04/09/2004

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Самые известные стервы

Самые известные стервы

Опубликовано: 27/04/2004

В этот список не попали женщины, которые просто умеют жить. Героини этого списка самые настоящие расчетливые стервы или 'золотоискательницы' – гроза любого знаменитого мужчины. 'Ложись в постель, а по...

Джентльмены с мрачной славой

Джентльмены с мрачной славой

Опубликовано: 05/12/2003

Ближайшие сподвижники Супермена и Человека-паука, обладатели немыслимых суперспособностей - такое представление о ниндзя создаёт кинематограф. Таинственные убийцы в чёрных балахонах ловят пули зубами,...

До новых встреч.

До новых встреч.

Опубликовано: 08/10/2003

Перевоплощаются ли люди? С философской точки зрения, идея о том, что личность человека может существовать после смерти тела, кажется фантастической. Эта идея наводит на предположение, что для личности...