Эта история произошла в центре Москвы и потрясла каждого, кто о ней слышал - слишком уж она оказалась... как бы выразиться поточнее - неправдоподобной, что ли. И очень жестокой. Хотя нет, 'неправдоподобная' - не то слово, раз эта история случилась. Это история матери, которая очень любила своего сына, а сын очень любил свою мать. Только любовь эта была разной...

В тот вечер мать припозднилась на работе и, придя домой, еще на лестничной площадке почувствовала неладное - дверь в квартиру была открыта.

Ираида Сергеевна - так звали мать - толкнула дверь и ощущая, как ужас ледяной рукой начинает сдавливать ей сердце, вошла в квартиру. Ей показалось, что в доме пахнет газом - на кухне открыта газовая горелка, она сделала было движение к кухне, но в ту же секунду остановила себя - пахло не газом, а чем-то другим, тяжелым, сырым. В следующий миг стало понятно, чем пахнет - в квартире пахло кровью.

Ираида Сергеевна на подгибающихся, сделавшихся совершенно чужими, ватными ногах прошла в комнату сына и почувствовала, что крик сам по себе вырывается из нее.

Прислонилась к стенке. Идти дальше она не могла - ноги не слушались ее.

- Леонид, - позвала она сына. - Леня!

Сын не ответил на зов.

Он сидел за компьютером, согнувшись в позе усталого человека, который заснул на несколько минут перед экраном монитора, чтобы успокоить глаза, да и самому прийти в себя - сейчас от тихого голоса матери он вскинется, с хрустом потянется и повернется к Ираиде Сергеевне:

- Что, мамуль?

Но сын на зов не среагировал.

- Леня! - вторично окликнула его мать.

Сын опять не отозвался. И только сейчас Ираида Сергеевна увидела, что под креслом, в котором сидел сын, на паркете краснеет небольшая лужица крови.

Мать, всхлипывая и неверяще мотая головой, попятилась из комнаты. В кухне тяжело опустилась на модную, обтянутую кожей скамеечку и заплакала. Минут двадцать она рыдала, не могла остановиться, но потом все-таки нашла в себе силы дотянуться рукой до телефона и набрать номер местного отделения милиции.

- У меня убили сына, - медленно, захлебываясь слезами, проговорила она в телефонную трубку. Добавила, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание: - Любимого сына!

Через двадцать минут в квартире Ираиды Сергеевны уже работала оперативно-следственная бригада...

Следственная группа сделала вывод ошеломляющий, совершенно неожиданный: Леонид Валентинович Лебедев был убит наемным киллером по заказу собственной матери, Ираиды Сергеевны Лебедевой.

Но это неприятное открытие было сделано позже, а пока следователь пытался поговорить с матерью убитого. Это у него не получилось.

Ираида Сергеевна молча сидела на стуле в состоянии некой прострации, было такое впечатление, что она не реагирует не только на слова следователя, на вопросы его, - не реагирует даже на голос, не реагирует на предметы - она ничего не видит, ничего не слышит.

По лицу ее катились крупные, чистые, какие-то неспешные слезы.

Следователь понял, что проку от убитой горем матери не будет никакого, и откланялся - он ей сочувствовал, и если можно было бы ее не трогать - не стал бы трогать, но убийство надо было расследовать. Нужно было выйти на связи сына, на его подружек и друзей, поговорить с коллегами по бизнесу Леонида Лебедева. Леонид недавно бросил учебу в институте, хотя и подавал большие надежды, и занялся предпринимательской деятельностью.

Нельзя сказать, чтобы дела у него шли очень хорошо и он имел большие прибыли, но и плохо они у него не шли; обследовав его бизнес, оперативники пришли к выводу - он вполне мог иметь недоброжелателей.

Важно было понять цель, ради которой было совершено убийство - ограбление как таковое было отметено сразу, из квартиры ничего не пропало, даже дорогой 'ноутбук' - переносной компьютер размером не больше книжки, который можно было легко сунуть под мышку и исчезнуть вместе с ним, - и тот находился на месте. И деньги, лежавшие на виду, также находились на месте. И драгоценности матери...

Ясно пока было одно: преступление это - заказное. Парень был убит из-за того, что кому-то перешел дорогу, кому-то вовремя не вернул деньги, либо, наоборот, слишком настойчиво требовал денег сам, либо произошло что-то еще... Дело могло быть связано и с женщиной. Все могло, в общем, быть.

Оперативники тем временем не теряли времени - обходили все квартиры в доме подряд, интересовались, кто что видел в день убийства - им важно было вычислить киллера, составить его портрет, собрать приметы...

Одна из старушек, живущая в квартире двумя этажами выше Ираиды Сергеевны, очень обстоятельная и приметливая, рассказала, что, поднимаясь днем к себе на лифте, случайно нажала не на ту кнопку, и лифт остановился на этаже, где проживала Ираида Сергеевна.

Старушка вышла из лифта, увидела, что на лестничной площадке стоит Ираида Сергеевна, а рядом с нею - человек, которого приличные люди должны, по мнению старушки, просто обходить стороной... Старушка извинилась и вновь зашла в лифт. Дома она долго размышляла о том, что же связывает интеллигентнейшую, эффектную Ираиду Сергеевну с этим вонючим пьяницей, и ничего не могла понять.

Вечером она узнала - убит сын Ираиды Сергеевны.

Предположение, которое возникло после рассказа старушки, было невероятным. Но тем не менее, несмотря на его фантастичность, сбрасывать его со счетов было нельзя. Это мать приговорила к смерти собственного сына и наняла киллера для убийства. Организовав преступление, она открыла дверь убийце собственным ключом, вошла в квартиру первой, приветливо окликнула сына и посторонилась, чтобы пропустить в комнату киллера. Сама ушла. Вот почему в квартире не было видно никаких следов борьбы - ну будто бы Леонид Лебедев безропотно поднял руки и дал себя убить.

Оперативники начали наводить справки, где же люди видели последний раз мать с сыном вместе? Оказалось, в богатом магазине 'Седьмой континент'. Они стояли у огромной бутылки коньяка 'Хеннесси' стоимостью в 76 тысяч рублей, спрятанной за алмазным пуленепробиваемым стеклом, и любовались ею. Лица у них были такие, будто они собирались эту бутылку купить. Друг на друга они посматривали с нежностью, любяще - только так могут смотреть друг на друга настоящие идеальные мать и сын.

Рекламную бутылку 'Хеннесси' они не купили - слишком дорого, поэтому вместе, едва ли не держась за руки, двинулись вдоль продуктовых рядов, выбирая себе товар. Перед собой они толкали тележку. Положили в хромированный кузовок тележки несколько пакетов нарезанной тонкими ломтями ветчины, упаковку йогурта, две упаковки дорогой, сырого копчения, на косточке, грудинки, затем несколько прозрачных кульков со свежей свиной вырезкой и парной телятиной, потом еще что-то... Все это видел их сосед по подъезду, молчаливый молодой человек - он засек Лебедевых у рекламной бутылки, затем шел неподалеку по рыбному ряду, также запасаясь продуктами, хотел было поздороваться с соседями, но Лебедевы так и не заметили его, и он также, как и многие, позавидовал дружным действиям матери и сына. Слишком уж нежными, светящимися были у них лица, слишком уж предупредительно они относились друг к другу...

Все это молодой человек рассказал следователю, тот занес рассказ на бумагу, в протокол, про себя отметил: слишком уж много в этой истории психологических загадок. Разбираться в них придется особенно тщательно.

Тем временем оперативники отыскали киллера - человека, всадившего в Леонида Лебедева заточку. Ударил киллер точно под левую лопатку. Заточка была длинная, узкая, как шило, очень умело сделанная, потому из убитого и вытекло мало крови. Удар шилом, наповал укладывающий человека, тот, например, вообще не оставляет никаких следов - крови не проливается ни капли, на теле - лишь ровненький красный укол, будто от укуса слепня.

Когда оперативники вошли в квартиру, где проживал киллер, то поморщились от резкого кислого духа, ударившего им в лицо - в этой квартире давно не было уборки, - в раковине валялись тарелки с остатками закисшей пищи, высилась груда стаканов с мутными опивками.

Увидев сыщиков, киллер поднял на них недовольные глаза и сыто икнул.

Самое невероятное, что он не мог вспомнить, что убил человека - даже в трезвом виде он ошалело мотал головой, таращил красные, налитые кровью глаза и хрипел:

- Не я это сделал... Не я!

Но в доме убитого были найдены отпечатки его пальцев. Один отпечаток особенно четко нарисовался на боковой стенке компьютера.

- Не я это сделал, не я, - продолжал хрипеть незадачливый киллер.

- Тогда кто же?

Потихоньку-полегоньку к нему начала возвращаться память. Когда она вернулась совсем, то киллер - фамилия у него оказалась самая распространенная на Руси, Иванов, - неожиданно вытянулся свечкой. Сидя перед следователем на табуретке, он, с видом Пифагора, решившего трудную задачку, произнес:

- О! Я вспомнил, как это было!

- Вы убили Леонида Лебедева? - спросил следователь.

- Да. Но заточка в моей руке очутилась благодаря другому человеку, - произнес алкоголик с неким необъяснимым пафосом.

- Благодаря кому же?

- Давайте, давайте, не стесняйтесь, выкладывайте, - подбодрил его следователь. - Кто заказал убийство Леонида Лебедева?

Киллер помялся еще немного и назвал имя Ираиды Сергеевны.

Следователь подробно записал признание в протокол и откинулся на спинку стула.

Одно дело - признание, совсем другое - доказательства этого признания: надо проводить следственные эксперименты, скрупулезно все выверять, вплоть до места, с точностью до сантиметров, где стоял во время убийства киллер-алкоголик, а где находился Леонид...

Это первое. Второе - следователю до сих пор совершенно не верилось, что нежная, любящая, буквально носившая на руках своего сына мать могла сделать такое... Это никак не укладывалось в голове следователя.

И тем не менее это было так.

Следователь выписал ордер на арест Ираиды Сергеевны Лебедевой.

Поначалу она все отрицала, а потом неожиданно расплакалась.

Плакала она долго, бурно, захлебываясь слезами и хватаясь рукой за сердце. Потом забылась, словно бы отключилась. Следователь понял, что допрашивать ее в таком состоянии бесполезно, и вызвал конвой.

Тот отвел Ираиду Сергеевну в камеру.

Через два дня следователь снова вызвал Ираиду Сергеевну на допрос.

- Расскажите, как все было, - попросил он.

- А ничего и не было, - спокойно ответила Ираида Сергеевна. - Я любила своего сына, а этот подонок убил его. Вместо того, чтобы заниматься им, вы взяли и арестовали меня.

И такие повороты были ведомы следователю. Он печально покачал головой. В общении с такими дамами, как Ираида Сергеевна, самое главное - терпение.

- Арестовал потому, что есть показания против вас...

- Вы верите этому алкоголику? Бомжу? Ему верите, а мне нет? Ну, знаете ли...

Грудь у Ираиды Сергеевны начала бурно вздыматься, глаза заволокли слезы.

Следователь подождал, когда Ираида Сергеевна выплачется. Самое главное - никакого давления, эта дама должна сама рассказать, почему она решила убить своего сына. Если она замкнется, уйдет в себя, то эту тайну не разгадать...

Наконец Ираида Сергеевна пришла в себя, вытерла платком глаза.

- Напрасно вы меня арестовали, - сказала она. - Не там вы ищете заказчика убийства.

- Пока что все факты свидетельствуют против вас, - сказал следователь. - Если вы опровергнете их и представите мне другие факты, буду рад освободить вас.

Ираида Сергеевна заплакала вновь.

...Одаренный ребенок Леня Лебедев подавал большие надежды. Он рано лишился отца - представительный, с легкой сединой в волосах Валентин Лебедев увлекся актрисой из Театра оперетты и покинул жену и сына. Так Леня в юном возрасте лишился мужского влияния, мужского общения в семье: дочери, как правило, бывают ближе к матери, а сыновья - к отцу.

Ведь существуют такие вещи, которые мать, женщина, никогда не сможет объяснить своему сыну, так же, как и отец не поможет девчонке разобраться в 'женских' проблемах - просто не найдет нужных слов, да и не хватит их у него... В общем, получилось так, что Леня оказался обделенным.

Хоть мать и научила его разговаривать о самом сокровенном, не бояться запретных тем в беседах и вообще ничего не бояться, Леня неожиданно начал бояться... девчонок. Ничего у него с ними не получалось, и все тут. Хоть плачь. При виде их он неожиданно тупел, речь у него делалась невнятной, говорил он неинтересно - с ним происходили некие странные преображения...

Все попытки матери помочь сыну, сходить с ним к врачам, которые знают, как выводить молодых людей из подобной 'комы', окончились ничем - Леня не захотел, как он сам заявил, 'светиться в медицине'. Не подопытный, дескать, кролик.

Единственной женщиной, которую он не боялся, была его мать. К матери он относился, скажем так, нежно - словно к девчонке. Рос он парнем крупным, приметным, манерами, статью походил на отца. Ираиде Сергеевне было приятно, что у нее такой сын, она думала - когда Леня станет взрослым, то будет надежным защитником, поильцем и кормильцем...

Но все сложилось не так.

Плоть у Лени Лебедева брала свое, 'пар' накапливался, а выхода ему не было. Однажды ночью он появился в спальне у матери и изнасиловал ее.

Затем это стало происходить регулярно. И чем дальше - тем больше, тем хуже.

Ираида Сергеевна всячески старалась показать людям, что дома у нее с сыном складываются идеальные отношения, скрывала свою беду, и это ей удавалось.

Поэтому ее и видели улыбающейся, счастливой, делающей вместе с сыном в магазине 'Седьмой континент' покупки. Внешне этой паре можно было позавидовать. Но только внешне.

Когда у Ираиды Сергеевны уже перестали выдерживать нервы, она наняла киллера - местного алкоголика...

Вот, собственно, и вся история. Она не только неправдоподобная - в то, что происходило, просто не верится, - но и, замечу, печальная. Ираиду Сергеевну ждет суд. Те, кто знает детали случившегося, сочувствуют ей. Я тоже ей сочувствую и поэтому, сколько бы лет ей ни дал суд, буду считать, что приговор слишком суровый. Но это моя личная точка зрения. Совсем не обязательно, чтобы она совпадала с чьей-то еще.

Валерий Поволяев


Реклама на сайте


Перейти в раздел: Мир вокруг нас
  • Опубликовано: 08/10/2003

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Самые известные стервы

Самые известные стервы

Опубликовано: 27/04/2004

В этот список не попали женщины, которые просто умеют жить. Героини этого списка самые настоящие расчетливые стервы или 'золотоискательницы' – гроза любого знаменитого мужчины. 'Ложись в постель, а по...

Взлет и падение одного символа

Взлет и падение одного символа

Опубликовано: 27/04/2004

Символ этот настолько древний, что никто не может сказать, когда он появился. Археологи датируют самые ранние его изображения шестым тысячелетием до нашей эры. За последний десяток тысяч лет во всех с...

Смешные короткие истории из жизни - сборник 13.10.2016

Смешные короткие истории из жизни - сборник 13.10.2016

Опубликовано: 13/10/2016

Вчера муж, поев картошечки с курочкой и салат, попив яблочный компот с блинчиками, выдал: - Если ты, когда-нибудь уйдёшь от меня к другому, я всё равно буду приходить к вам ужинать!