Кристина Соловий - изображение

Украина узнала о Кристине Соловий после конкурса «Голос Країни», где она исполнила лемковскую песню «Горе долов ходжу» и попала в команду Святослава Вакарчука. Простая девушка из Дрогобыча стала феноменом украинской эстрады: впервые за много лет после успеха Русланы с ее закарпатским альбомом, она снова сделала украинскую народную песню популярной.

Соловий – самобытный, ни на кого не похожий голос на украинской сцене. «Я очень рада, что меня так воспринимают. Хотя люди думают по-разному, и нельзя всех убедить, кто я. Но мне всегда хочется быть альтернативой поп-музыки и поп-музыкой в альтернативе».


Любовь к музыке Кристине подарила бабушка, Ольга Евгеньевна. В детстве она часто рассказывала украинские старинные легенды, а также – пела внукам галицкие песни. «Мне никто никогда не говорил, что я должна заниматься музыкой. Мне просто казалось, что музыка — это еще один орган, которым я чувствую мир. Странно было узнавать и понимать, что какие-то дети не имеют слуха или голоса, что не все люди поют. В моей семье пели все, и я думала, что так и должно быть. Почти все родные занимались музыкой. Дома постоянно звучали разговоры о музыкантах, о песнях, о хоровых коллективах…

Мама и папа познакомились во время учебы во Львовской консерватории. Мама сейчас работает в хоровой студии «Жайвор» во Львове. Мы с братом, фактически, первые в семье, кто не получил музыкальное образование. Я — филолог.

Никогда не забуду свой первый визит во Львовский оперный театр. Мне было три года, но я запомнила это на всю жизнь. Балет «Щелкунчик» стал первым серьезным эмоциональным музыкальным потрясением. Величественность искусства меня тронула до глубины души. Конечно, в том возрасте еще не возникают мысли, чем ты хочешь заниматься в жизни, но, думаю, именно это событие стало точкой отсчета.

Я никогда не хотела узаконивать свои отношения с музыкой высшими учебными заведениями. Она просто всегда была частью меня. К тому же, не думаю, что петь можно научить. Я, например, пою неправильно. Пою от сердца, игнорируя всякие законы и общепринятые правила для вокалистов, которыми я пользовалась только на уроках хорового пения в музыкальной школе, а потом в хоре. Это в определенной степени мешает, но в то же время помогает. Потому что чем меньше ты знаешь, тем больше есть места чему-то настоящему выйти изнутри.

Помню, как мы ездили к моей лемковской родне в Самбор. Своего двоюродного деда Ивана Скробала я до сих пор считаю самым крепким из лемков, которых мне довелось знать. Он руководил отделом культуры в Самборе. Очень мне запомнились наши семейные посиделки, которые всегда заканчивались пением. Не таким, как сейчас: все напиваются и начинают горланить. Мы пели многоголосьем. Садились все — стар и млад — и пели. И, наверное, это во мне где-то отложилось и потом проросло, когда я в семнадцать лет захотела петь во взрослом хоре «Лемковина»».

Кристина Соловий не любила школу, но всегда тянулась к знаниям: «По-настоящему заинтересованной миром я стала тогда, когда переехала во Львов учиться на филолога в университет им. Ивана Франко. Я попала в среду очень творческих людей. Тогда для меня все началось будто с нуля. Абсолютно согласна с мнением, что личность формирует среда. Так случилось и со мной. Было много сильных личностей, которые на меня повлияли: и преподаватели, и друзья. Мне сейчас этого очень не хватает в Киеве, но все осталось внутри. Это такой ресурс, который не исчерпывается: тот опыт, который я получила на первых курсах университета.

Незабываемые преподаватели: Ирина Старовойт, Ростислав Чопик, Ирена Галета, Мария Зубрицкая… Николай Николаевич Ильницкий, который поставил мне 95 баллов из 100 на первом курсе по литературоведению. Я помню, что недостаточно хорошо раскрыла вопрос из билета, но мой энтузиазм помог. Для поощрения поставил такой высокий бал, и это меня очень вдохновляло.

Литературоведение — тот предмет, по которому я не пропускала ни лекции, ни семинары. Меня никогда не интересовали оценки. Учила и посещала только то, что мне нравилось. Как-то Ирина Старовойт, преподаватель украинской филологии, сказала: «Я знаю и понимаю, что многие из вас не пойдут путем литературы и филологии. Но обучение здесь для вас будет суперкрутым вторым образованием, которое открывает глаза и расширяет мировоззрение, чтобы вы могли найти свою профессию где-то еще». И правда, после филологического я стала совсем-совсем другой.

Хотя в какой-то момент у меня наступило разочарование, и я сомневалась, правильной ли дорогой иду. Я думала о том, что полезного делает моя профессия, потому что видела, как пишутся дипломы, как читаются лекции, как ведутся семинары… И о чем проводят научные конференции. Мне не хотелось переливать из пустого в порожнее, ведь, как правило, какие-то важные открытия совершаются нечасто, а институции действуют постоянно. И их работа фактически становится перекладыванием бумажек с места на место. Я не хотела быть к этому причастной.

Моя специальность — литературное творчество. Но я не чувствовала в себе достаточно сил и уверенности, чтобы писать. Но чувствую, что еще напишу. Мои однокурсники что-то писали, выписывались. Иногда получалось что-то стоящее, иногда — нет. Я не могла позволить себе писать что попало. Да и все авторитетные для меня авторы писали только о том, что пережили сами. Думаю, мне еще будет что сказать».

«Голос країни»

В 2013 году, когда Кристина училась на третьем курсе университета, девушку подбили на участие в шоу «Голос Країни». «Я не была готова к тому, во что выльется «Голос країни». Не было важно — обернется кто-то или нет, останусь ли я в проекте. Было важно, чтобы лемковскую песню «Горе долом» услышали Святослав Вакарчук и Олег Скрипка. Все, что происходило позже, стало потрясением как для меня, так и для моих родных.

На тот момент я училась на третьем курсе и пребывала в депрессивном состоянии. Параллельно я пела в хоре и поддерживала отношения с другими музыкантами, участвовала в различных музыкальных проектах, но ни во что серьезное это не выливалось…

На участие в «Голосі країни» меня подбили одногруппницы. Они и заполнили за меня заявку. Через пару месяцев меня пригласили на кастинг, и я подумала — почему бы нет? И тут мне уже вроде бы надо посоветоваться с семьей. С большой радостью воспринял эту новость брат. Мама сразу замахала руками: «Нащо тобі то?! Це — болото!» Конечно, маму я не послушала. И сейчас она очень рада, что я так сделала.

Хотя понимаю, о чем она переживала. Она говорила: «У меня заберут ребенка». Сейчас она говорит, что боялась, потому что знала: если я пойду, то многого достигну. А я тогда в себя так не верила, потому что у меня не было особенных вокальных данных. Не сильный голос, совершенно неизвестная песня. Ну, вы же видели этот эфир — маленькая девочка с огромными щеками.

Мама в итоге сказала, что пересмотрела свое негативное отношение, но кое-что из того, чего она опасалась, сбылось. Мы сейчас очень редко видимся. Я приезжаю домой раз в два-три месяца. А родители ведь не молодеют… Но она гордится мной, я знаю. Всегда отшучиваюсь: «Мама, ты хочешь, чтобы я, как в сказке какой-­то, сидела всю жизнь на печи?»

По ощущению счастья с тем моментом, когда Святослав Вакарчук обернулся ко мне на «Голосі країни», в моей жизни пока ничто не может сравниться. Я была его фанатом. Он для меня был где-то далеко — очень большой и недостижимой звездой. До того момента, пока он не обернулся, я до конца не верила, что там, в кресле передо мной, сидит Вакарчук. В тот миг, когда он повернулся, у меня сердце застыло. Это реально самый счастливый момент в моей жизни. Он сразу сам после эфира предложил записать альбом: «Хоч альбом? Давай запишем». Мне показалось, он просто на эмоциях сказал и забудет. Но нет — через пару лет вышел альбом «Живая вода».

Моя жизнь с того момента изменилась кардинально. Не скажу, что проснулась знаменитой. Я и сейчас не считаю себя суперизвестной и узнаваемой. Мои песни известнее, чем я. И это лучше. Я помню, что не знала, как справляться с этими эмоциями и сообщениями, которые сыпались просто тоннами. Но все стихает, как и каждое эмоциональное потрясение. Приходит что-то другое, новый этап.

А жизнь моя поменялась полностью в том смысле, что я почувствовала: наверное, все-таки я должна заниматься музыкой. Когда столько людей поверили в меня после одного эфира, мне показалось, что было бы очень глупо отказываться. Хотя я никогда не представляла, что буду давать концерты, выступать на сцене с микрофоном сама…

Да, перед эфиром я заявила, что не буду участвовать в шоу в команде Александра Пономарева или Тины Кароль. На самом деле ничего плохого я не сказала. Просто мне казалось тогда, и сейчас тем более кажется, что нам не по дороге. Поэтому формулировка была такой категоричной. Ну с тем, с чем я пришла, ради чего я пришла — было бы странно идти к ним в команду. Что я буду там делать? Соревноваться с вокалистами? Для меня «Голос країни» никогда не был соревнованием. Я была рада спеть еще одну песню, потом еще одну, и еще. Всегда была готова к тому, что сейчас вылечу. Вылетела — ну и ладно. Зато спела.

С Ниной Матвиенко мы пересекались на шоу и общаемся до сих пор. Она дважды приходила на мои концерты. Меня до слез трогает то, как она отзывается обо мне. Приятно, что упоминает меня, когда ее спрашивают, кого слушает из современной музыки. Встречи с ней — это праздник какой-то. Ну что вы, не знаете Нину Матвиенко: «Серденьком співай, нікого не слухай…» Это же Нина Матвиенко. Она как Украина».

Именно благодаря «Голосу Країни» девушка начала сотрудничать со Святославом Вакарчуком, а также – выпустила несколько клипов на свои авторские песни. На достигнутом Кристина не остановилась, ведь она четко для себя осознала: хочет и будет заниматься музыкой. «Есть несколько принципов, которыми я не готова поступиться. И мне так намного легче. Трудно, когда ты мчишься за популярностью, залами, синглами, чартами, первыми местами — и при этом не знаешь, кто ты. Ты можешь быть и тем, и этим. Ты можешь быть и такой, и этакой. Все тебя любят — и те, и другие… Но кто ты? Я знаю, кто я. И поэтому в некотором роде мне проще от чего-то отказываться.

Мне трудно определять жанры своих песен. Но мне кажется, что это откровенная альтернатива традиционной поп-музыке в Украине».

P.S. Несмотря на недюжинный интерес публики, личность возлюбленного и даже наличие романтических отношений Кристина Соловий упорно скрывает: это – тайна за семью замками. Она тактично не отвечает на вопросы многочисленных интервьюеров о личной жизни, а также – не публикует фотографий на своей официальной страничке в Инстаграм. Должно быть, как и Настя Каменских, она придерживается принципа «Счастье любит тишину».

Впрочем, поклонники подозревают, что кто-то у Кристины все же есть. Порой в сториз певицы проскакивают намеки на это, и фаны начинают ломать голову, строя все новые и новые теории о том, кто же является возлюбленным певицы. «Мои песни рождаются, как котята: не вовремя и всегда по нескольку за раз. Бывают периоды плодотворные, но в последнее время пишется мало. В Киеве написала всего две или три песни за пару лет. Не хотелось бы связывать это именно с городом, но есть ощущение, что во Львове больше вдохновения в воздухе, чем здесь.

Хотя, может, дело в том, что когда я ранее писала песни для альбома, у меня было много свободного времени. Я жила обычной жизнью, а не жизнью артистки, которая ходит на интервью, на студию, на репетиции, готовится к выступлениям, выбирает платья. Это была нормальная жизнь молодой девушки: встречалась с разными интересными людьми, влюблялась, гуляла, много читала, посещала интересные события, скучала, грустила. А это как раз то, что нужно для творчества».


Смешные истории из жизни и свежие анекдоты
Смешные истории из жизни



Читайте ещё на нашем сайте - Ким Кардашьян



Перейти в раздел: События и люди
  • Опубликовано: 10/01/2020

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Вячеслав Фетисов: «Я - крестный отец»

Вячеслав Фетисов: «Я - крестный отец»

Опубликовано: 08/10/2003

Книга Вячеслава Фетисова 'Овертайм' была издана недавно на английском языке в США и Канаде. Для этого издания Фетисов дописал новую главу о 'наследстве', которое преследует его только потому, что он р...

К 95-летию Тунгусского взрыва: Величайшая загадка XX века.

К 95-летию Тунгусского взрыва: Величайшая загадка XX века.

Опубликовано: 08/10/2003

Ранним утром 30 июня 1908 года произошло событие, прокатившееся неумолкаемым эхом по всем десятилетиям уходящего века. Тунгусский взрыв! Несколько поколений людей со жгучим любопытством, а то и со стр...

Самосожжение Елены Майоровой.

Самосожжение Елены Майоровой.

Опубликовано: 05/12/2003

Она вышла из своей квартиры на шестом этаже в доме по Тверской улице, на лестничной клетке облила себя керосином и чиркнула зажигалкой. Соседи видели, как кричащая женщина выскочила из подъезда и забе...