Рассказы - изображение

Предлагаемые вниманию читателя два рассказа принадлежат перу писателя фактически неизвестного в современной России. А между тем в начале XX века Манфред Кибер был в Германии признанным мастером литературного гротеска, жанра ныне почти забытого. Рассказы взяты из сборника «Спиритический сеанс», выпущенного ленинградским издательством «Земля и фабрика» в 1927 году, и больше в России не переиздавались. Тексты любезно предоставлены Рафаэлем Александровичем Соколовским, собирателем литературных раритетов из Казахстана.


Чёрт

В Нидербигене жили супруги Нидербойги. Их супружество нельзя было назвать вполне счастливым, поскольку тело мужа являло значительно более слабую структуру, чем пышные телеса супруги, и уши «самого» за долгое сожительство с женой всё ещё обнаруживали досадные остатки восприимчивости к звукам. В день своей серебряной свадьбы Нидербойге сел в кресло и сказал в отчаянии:

- О, чтоб меня черт забрал!

Только успел произнести эти слова, как перед ним предстал чёрт.

- Кто вы? — спросил Нидербойге вежливо. Он до того привык к виду своей супруги, урожденной Крамф, что неожиданный посетитель показался ему бесконечно симпатичным и прекрасным, с подкупающей улыбкой на устах.

- Я — чёрт, — сказал посетитель и скрипнул зубами.

- У вас обворожительная улыбка, — сказал Нидербойге,— но, скажите, чему я обязан честью вашего посещения?

- Вы же сами меня только что звали, — ответил чёрт, — вот я и явился, чтоб вас забрать.

- Двадцать пять лет никто не откликался на мой зов, — печально сказал Нидербойге, — и вдруг сам чёрт удостаивает меня посещением, хотя во мне нет ничего фаустовского.

- Действительно, нет, — подтвердил и чёрт. — У вас голова козла, туловище паука и выражение лица идиота.

- Двадцать пять лет никто не давал мне такой дружеской и ласковой характеристики, — сказал с благодарностью Нидербойгe.

- Однако, вы не требовательны, — заметил чёрт. — Очевидно, вы женаты.

- Женат — это не совсем подходящее слово, — сказал Нидербойге и улыбнулся так, как если бы некий сфинкс и двадцать мучеников совместными усилиями изготовили ему улыбку.

- Ваш брак кажется не слишком счастливым? — спросил черт.

- До сих пор я, по крайней мере, не вынес такого впечатления, — ответил Нидербойге, — судьба меня не достаточно одарила для такого брака. Она должна была бы дать мне внутренность глетчера и внешность дракона. Вместо этого, у меня внутренность кролика, а внешность мою вы только что сами обрисовали столь лестными для меня словами.

- Как я вижу, в этом вина вашей супруги, — заметил чёрт.

- Не смею этого утверждать, — ответил его собеседник, — могу только установить, что мои кости, несмотря на многолетние опыты, всё ещё тверды, а уши за двадцатипятилетнее супружество никак не могут отвыкнуть воспринимать звуки, так что у меня есть некоторая субъективная восприимчивость к голосу моей супруги и я всё ещё понимаю обрывки того, что она говорит.

- Это, конечно, большой недостаток в супружестве, — сказал чёрт.

- Может быть, моя жена была бы счастливее в замужестве с локомотивом, — скромно заметил Нидербойге. — Не следует искать вины всегда в другом.

- Ну, порой и у локомотива не хватит свисту, при известных обстоятельствах, — ответил черт. — По-видимому эти обстоятельства здесь налицо.

- Обстоятельства — не вполне подходящее слово, — сказал Нидербойге, — здесь вообще, слов не найти. Сначала я думал, что я просто слов не могу подыскать, потом только понял, что в языке, вообще, нет таких понятий. Но, ведь, у меня есть и какие-то внутренние органы.

- Они в супружестве, конечно, не нужны, кроме органов обмена веществ и продолжения рода.

- В обмене веществ за время моего супружества недостатка не было. Может быть, я когда-то был наделён и органом, нужным для продолжения рода, но мадам Нидербойге всё же не продолжилась, и, к сожалению, никто другой ей в этом не помог. Я был бы всякому за это крайне признателен. - Итак, вы хотите теперь в ад? — спросил чёрт.

- Собственно, у меня не было такого желания. Вообще, вот уже двадцать пять лет у меня нет никаких желаний, — признался Нидербойге, — вас же я призвал только так, из дружеского расположения, но так как вы об этом сами заговорили, то я должен признаться, что маленький отдых мне был бы на пользу. Чёрт выпучил глаза величиною с тарелки.

- Вы считаете ад — местом отдыха? — спросил он.

- Я его во всяком случае представляю себе весьма приятным местом, — ответил Нидербойге,— если я только там не встречу женщин. У меня, знаете, постепенно выработалось отвращение к дамам.

- Ада без женщин не бывает, — наставительно сказал чёрт, — они ведь наши коренные обитательницы, но есть среди них весьма приятные.

- Возможно, но у меня к женщинам нечто вроде идиосинкразии, — ответил Нидербойге. — Вы, к сожалению, не знаете моей жены, а то бы я хотел гарантировать себя от сходства ваших дам с ней иначе я едва ли смогу поправиться на вашем курорте.

- Вы можете больше находиться в обществе молодых женщин, — успокоительно сказал чёрт. — А как выглядит ваша супруга? Вы можете её описать?

- Для этого у меня нет слов. Лучше скажите вы мне, какого сорта дамы пребывают в вашей санатории?

- Вы всё время путаете понятия, — скрипнул зубами посланник ада. — Ад вовсе не санаторий.

- О, нет! Я не путаю, но вы не знаете моей жены, — простонал Нидербойге.

- Ну, у нас есть, например, куртизанки, о которых вы знаете из истории культуры. Они очень милые, и я мог бы вам предоставить тихий котёл в их зале.

- Куртизанок я знаю, к сожалению, только из истории культуры, — сказал со вздохом Нидербойге. — И всё же, несмотря на мои исключительно теоретические представления о куртизанках, я могу сказать, что моя жена никакого сходства с ними не имеет.

- Вот видите, — ласково сказал чёрт, — у меня из нашей беседы сложилось то же впечатление. Поэтому-то я вам и предложил этот несколько жаркий зал.

- Жаркий?

- Очень жаркий. Вас ведь там будут подпекать, поджаривать, тушить.

- Пустяки! — убеждённо сказал Нидербойге.

- Вы, должно быть, действительно, здорово закалены.

- Закалён — не совсем подходящее слово, — оживился Нидербойге. — Но скажите, ведь ваша бабушка там тоже находится? Не похожа ли она на мою жену? Вы меня простите, но если собираешься на поправку в санаторий, то нужно себя хорошенько обезопасить.

- У мня есть при себе последний снимок моей бабушки, он был сделан для журнала «Голос Ада», — сказал черт и показал Нидербойге фотографию чёртовой бабушки.

- Да это Венера! — воскликнул Нидербойге.

- Это она должна сама услышать от вас! — взвизгнул черт.

- Ну-с, так я пойду возьму свою зубную щётку, — сказал. Нидербойге. — Это единственная моя полная собственность, возбуждающая во мне порой собственнические инстинкты.

Послушайте, Нидербойге, — сказал чёрт. — Вы сказали, что моя бабушка — Венера, и я хочу быть благодарным: я заберу не вас, а вашу жену.

- Хехе! — усмехнулся муж. — Вы её не знаете, если вы- сказываете столь дерзкую мысль.

- Дерзкая мысль... — обиделся чёрт. — Если я не знаю, то могу узнать. Черт я, или нет? Вы — ангел, — сказал Нидербойге. — Но моя жена вас не испугается.

- Чорт вылупил глаза величиной с супницы.

- Я устрою себе густую оболочку из серы.

- Это может вас несколько предохранить, — сказал Нидербойге.

Тут черт выпустил несколько клубов серы и огня, так что Нидербойге затошнило.

- Он мне испортит занавески, — подумал он.

- Где ваша жена? — рявкнул дьявол и с азартом закрутил черним хвостом.

- В кухне, — был ответ.

- Значит, можно через трубу! — воскликнул нечистый и исчез. Через минуту в кухне раздались звуки неистовой возни и ужасного шума, так что у Нидербойге стали дрожать его паукообразные ноги, от страха за судьбу чорта. Затем вдруг все стихло. Квартира была пуста, и Нидербойге, блаженно улыбаясь, ходил из комнаты в комнату, открывая окна, чтоб проветрить запах серы.

- Блаженство — не совсем подходящее слово, — сказал он и опустился в кресло.

Через четверть часа у входной двери раздался звонок, и подручный черт вволок в прихожую огромный пакет, так опутанный веревками, что на нем не было живого места. На тюке лежала записка: При сем мадам Нидербойге. Пусть она выйдет замуж за газометр — может быть, она задохнется за ним. Сера на нее не действует. Приезжайте лучше вы сами*.

Нидербойге пакета не расшнуровал. Он пригласил соседку и попросил ее вскрыть интересный сверток, только что полученный. Сам же он, захватив зубную щетку, отправился без задержки в ад. Надо же человеку когда-нибудь отдохнуть!

Вскоре он сидел в тихом котле, в зале куртизанок, жарился, пекся, смолился и находил все это весьма приятным.

Во время перерывов он играл в карты с чёртовой бабушкой.

Госпожа Нидербойге нашла записку чёрта и вышла замуж за газометр — именно за него, нарочно!

Но уже через три дня газометр лопнул с невероятной, чудовищной силой и погиб от взрыва. - Взрыв — не совсем подходящее слово! — заметил Нидербойге, когда весть об этом случае дошла до него в аду.


Скелет

Было около полуночи, когда в дверь моего кабинета кто-то постучал сухим, костистым ударом. Это не был стук моей хозяйки, весящей около трехсот фунтов, жирные пальцы которой пружинят, как автомобильные шины.

Стук повторился настойчивей и ещё костистей, затем дверь распахнулась, и в комнату вошёл настоящий скелет с песочными часами и с косой в руке. Он уставился на меня своей вечной жуткой улыбкой и без всякого приветствия сказал:

- Твой час истек, и ты должен исчезнуть!

- Ну, довольно таки глупо цитировать Шиллера перед театральным критиком, — ответил я. — Или вы хотите испытать передо, мной ваши способности к декламации? В таком случае я вам сразу же должен сказать, что вы не годитесь для сцены. У вас может быть голос, талант может гнездиться в каждом ребре, но ваша внешность более чем не отвечает требованиям современного театра. Да и сами вы, вероятно, не станете отрицать, что молодость ваша давно миновала.

- Ты должен умереть! — повторил скелет и взмахнул косой.

- Пожалуйста, поставьте косу в угол, — сказал я, — это ужасно, невоспитанно лезть в кабинет с такими большими орудиями сельского хозяйства.

Скелет с удивлением вылупил свои глазные впадины, но послушно поставил косу к стенке.

- Теперь вы можете сесть, — сказал я любезно. — Чему я обязан вашим визитом? Скелет опустился, гремя костями, в кресло.

- Твои часы истекли, — вновь повторил он и посмотрел на меня злобно.

- У вас несколько однообразная манера вести беседу, — сказал я, — но вы ошибаетесь: завод моих часов не истёк, ибо я их только что завёл.

Скелет поставил свои песочные часы на стол и указал на них своим не совсем чистым пальцем.

- Я живу по своим часам, а не по вашим, — сказал я,— впрочем, ваши часы специального назначения: это часы для варки яиц. Вы их приобрели в магазине «Универсаль», и они, по-видимому, хорошей конструкции. Сколько песку вы спускаете для яйца в смятку?

- Ты должен умереть! — повторил скелет.

- А для яиц в крутую? — допрашивал я его.

Скелет сделал угрожающий жест, покачал головой, стукнул ребрами и взмахнул костями рук.

- Послушайте, — сказал я ему, — не жеманьтесь, пожалуйста, если же вы хотите кокетничать вашими костями, то ухаживайте, по крайней мере, за ними: чистите их хорошенько зубным порошком, обтирайте мягкой ветошкой и, вообще, следите за ними. Вам, может быть, холодно? Сядьте в таком случае ближе к печке. Кстати, стук ваших костяных членов мешает беседе. Мне и без того трудно привыкнуть к вашей вечной улыбке.

- Я смерть, — сказал скелет, однако он перестал стучать костями и пересел к печке. Я этому не удивился, так как видел, что его сильно запущенные кости насквозь отсырели, и от одного их вида можно было заболеть ревматизмом.

- Я вас все же попрошу избавить меня от таких шуток,— сказал я серьезно, — вы — всего только скелет, прославленный костяк, разгуливающий по ночам с песочными часами и сельскохозяйственным орудием в руках, чтобы пугать глупых людей. Я не считаю это оригинальным. Я только что собирался лечь спать, а вы мне портите настроение, утверждая, что мои часы, которые я только что завел, остановились. Согласитесь, это не любезно с вашей стороны.

Скелет, молча, несколько нерешительным жестом указал на свои песочные часы.

- Ах, оставьте с вашими яичными часами! Конечно, из них высыпался песок, и все сроки для яиц вкрутую и всмятку уже прошли. Это я хорошо вижу. Могу даже купить у вас эту игрушку, если вам этого хочется, ибо я сочувствую вашему расстроенному виду.

- Мне в самом деле нездоровится, — сказал скелет.

- Ну, и прекрасно, что вы, наконец, образумились. Я, вам охотно предложил бы папироску, но это бесполезно, так как дым у вас тотчас же выйдет через глазные впадины, что едва ли доставит вам удовольствие. Глотать дым вы тоже не можете, так как снизу у вас везде дыры, пропускающие воздух. В известных случаях столь пористое тело имеет свои преимущества: ведь всегда можно наглядно убедиться в непорядках организма.

- Всё же я думаю, что папироска мне была бы на пользу,— сказал скелет, — кроме того, она просушит мои кости.

- Курение вам не поможет, вам нужен рациональный уход за костями, — сказал я, — хотя, знаете, шикарно выпускать дым из глазных впадин.

- Мои кости, к сожалению, ослабли, — задумчиво заговорил скелет, пуская дым из глазных впадин. — Я помню, ещё недавно, когда я в качестве Смерти пользовался большим успехом и производил более сильное впечатление, стук моих костей звучал значительно более мягко по тону.

- Я же вам говорил, что неприлично смущать людей, носящих пока что свой костяк в себе, вашими яичными часами и орудием, предназначенным для косьбы травы. Из товарищеских чувств к скелету в ближнем, который когда-нибудь станет сам такой же образиной, как вы, следовало бы воздержаться от этой профессии. В общем, я вам, конечно, могу порекомендовать хороший зубной порошок и даже могу дать коробочку.

- Во мне слишком много сырости, — простонал скелет, — я теперь уж совсем не выношу мокроты, поэтому я, собственно, уж серьёзно подумываю о другом призвании, более сухом и тёплом.

- Боюсь только, что вам ваша внешность везде будет служить препятствием, — сознался я. — Что, если вам поступить в паноптикум? Это, в сущности, единственная профессия для хорошего скелета, пропустившего удобный случай разложиться и сгнить в могиле. Как вы думаете?

- Моим костям было бы слишком утомительно всё время стоять на месте, — сказал скелет.

- Однако за что бы вы ни взялись, всё будет отражаться на ваших костях, — сказал я, — в силу вашего теперешнего состояния, ничто другое, кроме костей, у вас и не может отвечать за впечатления внешнего мира.

- Но я уже привык к известному эффекту, производимому моей фигурой, — сказал скелет и самодовольно тряхнул костями, — как я вам уже говорил, я производил сильное даже без преувеличений — неотразимое впечатление, изображая Смерть, особенно, когда я так эффектно ставил песочные часы перед обреченными. Теперь, когда я уж не могу постоянно заниматься этой ночной профессией, я хотел бы найти подходящую, менее утомительную, должность.

- Вот что я вам скажу, если уж вы так талантливо умеете обращаться с вашими яичными часами. Что, если бы я вас порекомендовал в качестве служащего в магазин «Универсаль»? Вы могли бы там в отделе кухонной посуды, у витрины яичных часов, представить великолепную рекламную фигуру для торговой фирмы. Там сухо и приятно, и на вас все будут любоваться... право!

Скелет вскочил и сжал своими костлявыми пальцами кисти моих рук, которые я, после ответного рукопожатия, тщательно продезинфицировал.

Утром я почистил скелет зубным порошком, надел на него хороший костюм, лаковые ботинки и послал с рекомендательным письмом в «Универсаль».

Фирма сделала фантастический оборот на яичных часах. Все хотели видеть новый автомат, который, держа в руках яичные часы, в элегантном костюме, увенчанный голым черепом, возглашал: «твой час пришёл — яйцо всмятку!» а через пять минут - «твой час пришёл — яйцо вкрутую!»

Через несколько недель я, гуляя, заметил шикарный автомобиль. В нём сидел скелет в полосатом костюме для тенниса, в соломенной шляпе на черепе, курил толстенную сигару и выпускал дым из глазных впадин. Меня он даже не заметил. Да, человечество до костей неблагодарно.

Манфред КИБЕР


Смешные истории из жизни и свежие анекдоты
Смешные истории из жизни
Перейти в раздел: Творчество
  • Опубликовано: 23/12/2015
Грустные приключения инопланетянина в России.

Грустные приключения инопланетянина в России.

Опубликовано: 08/10/2003

Эта сенсация произошла в 1996 году в самой глубинке матушки России. Кто бы мог подумать, что близ провинциального городка Кыштыма Челябинской области произойдет нечто, сравнимое по своей значимости ра...

14 марта сгорел Манеж.

14 марта сгорел Манеж.

Опубликовано: 31/03/2004

Сигнал о пожаре в здании старого Манежа поступил в 21.20 по московскому времени. Когда первые пожарные расчеты прибыли на место, горел участок крыши до 500 квадратных метров, и пожар стремительно разр...

Шоу - бизнес 2003 года. Ярчайшие события

Шоу - бизнес 2003 года. Ярчайшие события

Опубликовано: 05/12/2003

Мир искусства и развлечений в уходящем году довольно часто выглядел уставшим, даже стареющим, и попытки некоторых индивидуумов тряхнуть накаченной силиконом грудью и разгладить морщинистую кожу на зас...