Борис Плотников - изображение

Жизненное кредо актера Бориса Плотникова могли бы выразить слова Заболоцкого: «Душа обязана трудиться…». Будучи известным актером, он получил второе образование – стал искусствоведом. К 200-летию Пушкина подготовил уникальную концертную программу – на материалах дворянских домашних альбомов. Возродил жанр мелодекламации. Борис Плотников продолжает играть в театре, а вот в кино последние годы не снимается принципиально. Ведь ему есть с чем сравнивать. Кинокарьера Бориса Плотникова началась с «Восхождения». Дебютная и сразу главная роль для 25-летнего актёра из маленького городка стала подарком судьбы. Широкую известность ему принесла роль доктора Борменталя в фильме «Собачье сердце».

Борис Григорьевич Плотников родился 2 апреля 1949 года в городе Невьянске Свердловской области. Семья оказалась в Невьянске благодаря предкам. Будучи проповедниками старообрядчества, в период двадцатых годов они были вынуждены оставить Сибирь и подыскать более тихое и свободное для вероисповедания место. Вскоре после рождения Бориса вся семья переехала в Новоуральск, где было существенно больше возможностей для развития и роста. Именно там мальчик поступил в музыкальную школу, где проходил многолетнее обучение по классу скрипки. Родители видели будущее сына в музыке, но во время вступительных экзаменов в Свердловскую консерваторию Плотников потерпел фиаско. Тогда не склонный к отчаянию молодой человек обратил свое внимание на профессию актера. Он подал документы в Свердловское театральное училище, успешно прошел вступительные испытания.

Вскоре после окончания обучения Борис получил приглашение присоединиться к труппе Свердловского Театра Юного Зрителя, где в его распоряжении были современные реалистичные роли, герои сказок и классических произведений. Одновременно с этим состоялся кинематографический дебют Плотникова. «Свердловская киностудия тогда снимала по пять—шесть фильмов в год. На главные роли приглашали обычно актеров из Москвы, а на роли второго плана и в массовку набирали из местных. Помню, как нас выстраивали в одну шеренгу по росту, и меня из этой шеренги выводили первым: «Вы, молодой человек, никогда сюда больше не вставайте. Вы абсолютно некиногеничны!» Для меня это было, конечно, большой трагедией. И я в то время поставил для себя на кино крест. А в 1975 году режиссер Лариса Шепитько в Москве искала актера на роль Сотникова в фильме «Восхождение». Искала по всей стране, но никто ей не подходил. Мне принесли телеграмму — приглашение на пробу. Но я, честно говоря, сначала не поверил, потому что эту телеграмму мне принес актер, который меня все время разыгрывал. Но потом пришли и вторая, и третья телеграммы... И я все-таки поехал. Съемки происходили под Муромом, в экстремальной обстановке, в 30-градусный мороз...»

После выхода фильма Шепитько признавалась, что снимала этот фильм, как последний... Самым неожиданным и трагичным оказалось то, что «Восхождение» действительно стало последним законченным произведением Ларисы Шепитько. Во время работы над следующей картиной она погибла в автомобильной катастрофе... Этот фильм стал лауреатом многих кинофестивалей, в том числе и международных. «Этот фильм изменил мою жизнь. В Москве в театре Сатиры режиссер Плучек в то время собирался ставить «Бесов» Достоевского, искал исполнителя одной из ролей и пригласил меня в свой театр». И хотя постановку Плучеку вскоре запретили, Борис Плотников проработал в этом театре еще 10 лет, все это время продолжая жить в общежитии театра Сатиры, которое, по иронии судьбы, находилось в Плотниковом переулке... «В первый раз я вышел на сцену этого театра, дублируя Андрея Миронова в спектакле «Ремонт». Вообще Андрей Миронов сыграл большую роль в моей жизни. Я был занят почти во всех спектаклях, которые он поставил как режиссер. Хотя не скажу, что мы были с ним близкими друзьями. Вообще я очень медленно схожусь с людьми.

Я долго работал в театре Сатиры, и вдруг звонок: «С вами хотел бы встретиться главный режиссер театра Советской Армии Леонид Хейфец. У нас в театре уже давно идет спектакль «Идиот». Сейчас такая ситуация, что надо везти спектакль на гастроли во Владивосток, а оба исполнителя, по разным причинам, не могут ехать. Не хотели бы вы в четырех спектаклях сыграть князя Мышкина?». Признаться, роль князя Мышкина — это моя давняя актерская мечта. Меня вводил в спектакль ассистент режиссера без репетиций. Она только говорила: «Вот тут будет стоять такой-то персонаж, а здесь — этот». Во Владивостоке выход на сцену у меня был фактически, как у князя Мышкина, который приехал в чужой город к людям, которых до этого не видел, но много слышал о них. Спектакль приняли очень хорошо, и вместо четырех раз я сыграл эту роль... 189 раз! Князя Мышкина играл 12 лет. Это было настоящее актерское счастье».

«Я, конечно, эгоист, но в разумных пределах»

В 1988 году режиссер Владимир Бортко пригласил Бориса Плотникова на роль доктора Борменталя в своей экранизации фантастической трагикомедии «Собачье сердце», поставленной по одноименной повести Михаила Булгакова. Роль доктора Борменталя в полной мере раскрыла способности Бориса Плотникова. Интересно, что его Борис Григорьевич... не играл. Он такой и есть на самом деле. Преданный ученик, заступник слабых, доброжелательный, эрудированный собеседник, но... в некоторых вопросах исключительно принципиальный! «На съемочной площадке «Собачьего сердца» работал с Евгением Евстигнеевым. Есть великие люди, которые даже после небольшого общения с ними оставляют в душе воспоминания на всю жизнь. Евгений Евстигнеев – из таких. Мне посчастливилось тесно общаться с ним полгода – весной и летом 1988 года. Его магическое воздействие на окружающих не поддается описанию. Он великий. Это факт, и все.

Евгений Александрович был очень демократичный, общительный, простой. Всегда подсказывал нам, что в той или иной сцене можно «заварить». Безусловно, он был лидером, но лидером партнерским. Что большая редкость. Он, конечно, утверждал, что мы партнеры. Но все мы понимали, что это не так. Как в фильме, так и в жизни я был его учеником, а он моим профессором. Но это была упоительная, благодатная зависимость.

Только спустя годы я понял, что этот человек ненавязчиво, без каких-либо поучений и замечаний научил меня очень многому».

Плотников не любит говорить о себе, то и дело возвращаясь к своим созданиям, которые в его рассказах – живые люди, кажется, интересующие его куда больше, чем персонажи реальные. «У меня могло быть много ролей. Впрочем, могло быть куда больше. И в кино, и в театре от ролей отказывался часто, причем и от важных, как говорят, судьбоносных. Отказывался по разным причинам. И мое эгоистическое состояние могло сказаться, и взгляд на жизнь. Допустим, я интересуюсь в этот период чем-то одним, а мне предлагают заняться совершенно другим. Я просто не смогу. Плохое слово «многостаночник», но есть немало артистов широкого восприятия и широкой отдачи. Я завидую им. Среди них встречаются, наверное, настоящие художники.

Мои коллеги соответствующего уровня и возраста стремятся приобщиться к исканиям модных молодых режиссеров, чтобы попасть в обойму «нового театра». Когда-то, много лет назад, такие мысли и меня посещали. Возникало желание «раскрутки». Ведь рядом с какой-то мощной планетой и спутники тоже крутятся. А все туда только и смотрят. Но это прошло. Сегодня меня больше интересует сам материал. Человек, которым я занимаюсь. И главное, чтобы эта работа происходила, в силу моей психофизики, не спеша. Мне нужно как можно больше об этом человеке узнать.

Часто бываю несогласен с режиссером, потому ухожу. Хотя это бывает очень больно для организма, потому что ты уже заболеваешь ролью. А конфликт если и возникает, то где-то ближе к финалу. И начинается: не то, не туда. Сначала, конечно, спрашиваешь: а что? а куда? Но если непонимание нарастает, я ухожу. Правда, в последнее время таких уходов стало меньше, потому что режиссеры, с которыми я работал – Леонид Хейфец, Борис Морозов и другие, – уже понимали мою индивидуальность.

Я в коллективе как-то все равно один. Не успеваю сойтись с людьми. Вот во время работы получается. Но проходит премьера, и тесное частое общение отпадает. Не буду утверждать, что я по натуре одиночка, но как-то так выходит, что чаще бываю один. Жалко, конечно. Хотя у меня есть свой круг общения. Наверное, я эгоист, но не в абсолютной степени.

А вот свободным художником я не могу стать. И не потому, что страшно. Нет. Мне иногда предлагают участвовать в антрепризе: у вас такой опыт, скажите три слова «под Смоктуновского». Я прошу почитать материал. Зачем он вам? Раз-раз и все. Вот я это «раз-раз» не умею. Может, поэтому я и не богатый. Антреприза – это такая спешка. А успеть набрать нужное когда? Только в стационарном театре есть такая возможность. И я успеваю подумать. Может быть, ХХI век провоцирует на более активное существование, но у меня другая органика. Только, наверное, по этой причине я и не ухожу из театра».

Успешно работая на сцене и в кино, Борис Плотников выучился на искусствоведа: «Я решил это очень давно, по совету Ларисы Ефимовны. Она мне как-то сказала: «Ты такой человек, которому надо совершенствовать себя». Я окончил Свердловский университет, отделение истории искусств. Моя дипломная работа была посвящена книжной графике. Иллюстраторы и актеры — это интерпретаторы авторского замысла. Как и актеру, иллюстратору надо «прожить» своих героев. Книга с иллюстрациями в чем-то похожа на спектакль или фильм».

Борис Плотников cдержанный, честный, скромный, в чём-то закрытый, но в определённых вопросах предельно принципиальный человек. Борис Плотников щепетилен в выборе ролей и крайне редко общается с прессой: в его правилах скорее играть для зрителя, но не на публику. «Никто ничего не знает о моей личной жизни. Потому что кто-то об этом свободно рассказывает, но не я.

Сейчас я занят в спектаклях. Но зато не снимаюсь, нет интересного материала. В последнее время очень много времени уделяю художественному слову. Мелодекламация (чтение под музыку) жанр хорош, если им занимаются люди искренние и талантливые. И очень многое зависит здесь от оркестра. Исполнение музыки оркестром «Musica Viva» всегда очень качественное. А вкус художественного руководителя и его деликатность по отношению к материалу заставляют снять шляпу и глубоко поклониться, потому что во всем искусстве сейчас - время отрицания традиций. И даже в музыке, где в принципе должно звучать как написано, но и там находятся ниспровергатели, переиначивающие всё и вся. Их руководитель Александр Рудин для меня образец высочайшего музыкального интеллигента. Мне повезло, мы несколько раз с ним делали проекты музыки и чтения – драматическое представление «Эгмонт» на стихи Гёте и музыку Бетховена, концертное исполнение оперы «Оберон» Вебера, а также несколько мелодекламаций на стихи в прозе Тургенева, которые в 1903 году композитор Аренский написал для великой актрисы Веры Комиссаржевской».


Реклама на сайте



При подготовке статьи использовались следующие источники:
http://www.smotr.ru/inter/inter_cul_plotnikov2905.htm
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BB%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2,_%D0%91%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81_%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87
http://marinaaleksandrova.ru/akterykino/akterborisplotnikov.html
http://www.ivi.ru/person/boris_plotnikov

Читайте ещё на нашем сайте - Дмитрий Танкович

Перейти в раздел: События и люди
  • Опубликовано: 24/03/2016

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Черная неблагодарность Пугачевой. Малоизвестные факты из жизни певицы

Черная неблагодарность Пугачевой. Малоизвестные факты из жизни певицы

Опубликовано: 18/04/2004

Настоящей звездой Пугачеву сделали Леонид Дербенев и Александр Зацепин Однако расстались они с ней врагами, и поклонники творчества Пугачевой не понимали, почему певица ушла от талантливых авторов, ...

Из провинции – с любовью…

Из провинции – с любовью…

Опубликовано: 26/09/2004

– Тебе хорошо? Он лежит рядом со мной, гладя мою грудь. Теперь я уже знаю, что этот идиотский вопрос задает чуть ли не каждый мужчина, но ответ на него желают получить далеко не все. Что ему сказать?...

Спонтанное самовозгорание

Спонтанное самовозгорание

Опубликовано: 23/12/2015

Кислород — животворящий газ, но именно он причина спонтанных самовозгораний человеческого организма