9 февраля (27 января по ст. стилю) 2004 года, исполнится ровно 100 лет со дня знаменитого боя легендарного крейсера 'Варяг'. Вспомним вместе события тех лет.

Начало 1904 года обещало России войну с Японией, и России эта война была желанна, только сроки не совсем хороши: российский флот на Дальнем Востоке мог достичь своего оптимального состава лишь к 1905 году, а коли так, то и планировать войну следует на 1905-й. Что там затевает противник, ни император, ни моргенштаб знать не желали. Хотя агенты российские из разных стран, славных кораблестроительными традициями, докладывали: Япония интенсивно заказывает, строит, покупает готовыми современные корабли. Моргенштаб на всякий случай провёл военно-штабную игру, в которой, между прочим, были такие вводные: Япония нападёт без объявления войны и нанесёт удар по стоящим на внешнем рейде кораблям Порт-Артурской эскадры; русские стационеры в нейтральных портах будут блокированы.

Они как в воду глядели, авторы этих вводных: (27 января) 9 февраля 1904 года Япония напала без объявления войны и вывела из строя три сильнейших русских корабля, стоявших на рейде Порт-Артура;

Командующий японской эскадрой контр-адмирал С. Уриу передал на 'Варяг' ультиматум, требуя, под угрозой открытия огня, немедленного выхода русского крейсера и канлодки из порта. Вот что было сказано в ультиматуме японского контр-адмирала:

'Командиру крейсера 'Варяг' Императорского Российского флота. Сэр! Ввиду начала военных действий между Японией и Россией я имею честь почтительнейше просить Вас покинуть со всеми судами, находящимися под Вашей командой, порт Чемульпо до полудня 27 января 1904 года. В противном случае, я атакую Вас в порту. Имею честь быть Вашим почтительнейшим слугой. С. УРИУ, контр-адмирал Императорского Японского Флота и командующий Японской эскадрой на рейде в Чемульпо'.

Про канлодку разговор короткий - по своему назначению и боевым свойствам это корабль береговой обороны, поддержки сухопутных войск, прикрытия десанта. Классический тихоход с двумя 8-дюймовыми орудиями декоративного характера: артиллерийские установки образца 1877 года - дальность стрельбы скромная, зато при каждом выстреле канонерку окутывало красивое облако чёрного дыма.

С 'Варягом' дело сложнее. Этот бронепалубный крейсер американской постройки (Филадельфия, судоверфь Крампа) был из новейших кораблей артурской эскадры и мог бы стать её надёжной боевой единицей, если бы не два существенных недостатка: первый - по явному недосмотру заказчика главный калибр крейсера не был упакован в орудийные башни; второй - не конструктивного свойства, а приобретённый в ходе недолгой эксплуатации. То, что на ходовых испытаниях в Америке стало предметом гордости кораблестроителей и судовладельцев - на мерной миле 'Варяг' показал фантастическую по тем временам скорость в 23-24 узла, - за артурскую службу сошло на нет - уже и 18 удавались не всегда. Необходим был срочный и серьёзный ремонт - и не в Артуре, а хотя бы во Владивостоке. Командир крейсера писал рапорт за рапортом. Рапортам давали ход. Ход крейсера оставался прежним.

Командиром 'Варяга' был капитан I ранга Руднев, опытный моряк, с хорошим послужным списком, в котором всегда подчёркивались личное мужество и редкая исполнительность офицера. Но одно слово напрочь отсутствовало во всех представлениях и характеристиках командира 'Варяга' - инициатива. Подберите другое слово, если это кажется вам взятым из словаря других времён, но я говорю о свойстве боевого офицера и о том, какую роль оно, это свойство, сыграло в февральской драме 1904 года.

Приказ наместника царя на Дальнем Востоке адмирала Алексеева командиру 'Варяга' был незатейлив и нелеп: состоять в распоряжении российского посланника в Сеуле; не препятствовать высадке десантных войск, если таковая свершится до объявления войны; ни в коем случае не уходить из Чемульпо без приказа. Адмирал Алексеев не счёл нужным сообщить Рудневу, что тон переговоров с Японией близит разрыв отношений между странами; а о том, что местный телеграф давно находится под контролем японцев, русский посланник в Сеуле даже не подозревал. Руднев метался между кораблём и Сеулом, но его визиты к посланнику давали слишком мало информации, зато забрали время, потребное на другое: Руднев видел, что японцы ведут активные военные приготовления (создают склады вооружения, увеличили численность своих гарнизонов, готовят высадку десанта), война близится, необходим план прорыва в Порт-Артур и детальное знание проливов (от бухты Чемульпо до открытого моря - 40 миль в узкостях) - но что можно сделать, если нет приказа? 'Пропадать - так по присяге!' - эти слова полкового командира одной из Русско-турецких войн были известны не только в армии, но и на флоте.

О том, что война началась нападением на эскадру в Порт-Артуре, Руднев узнал от командиров иностранных кораблей, стоявших в Чемульпо. Теперь ничего не оставалось, как идти на прорыв. Как? Разумеется, вместе с 'Корейцем'. Это было благородное решение, но в военном смысле роковое: свой ход крейсер убавлял, равняясь по 'Корейцу', до 11-12 узлов. Выходить Руднев намерен днём, ибо ночью опасно: особенности фарватера за месяц стояния в Чемульпо так и не были изучены.

Руднев понимал, что ведёт корабли на геройскую гибель. Экипажи иностранных кораблей в восхищении провожали русский крейсер, к которому жалась канлодка, оркестрами и аплодисментами.

Что за сила преграждала путь маленькому русскому отряду? 6 крейсеров и 8 малых миноносцев. Последние опасны для израненного корабля, пока их можно не принимать в расчёт. Остаются крейсеры. 'Нанива' и 'Такачихо' равны 'Варягу' по силам только вдвоём; 'Ниитака', 'Акаси' и 'Чиода' не выдержат и трёх удачных залпов; зато 'Асама' - о-го-го, 'Асама'. Этот броненосный крейсер один стоит 'Варяга' и остальных японских кораблей вместе взятых: бронирование вдвое мощнее, чем у 'Варяга', а по силе бортового залпа он превосходит русский крейсер в 2,5 раза.

Но вот что любопытно: японские корабли не являются записными ходоками, в открытом море 'Варяг', даже со своими разболтанными машинами, смог бы соперничать с ними, выбирая для артиллерийской дуэли выгодные расстояния и пеленги.

Только не добраться 'Варягу' до открытого моря. Командир русского крейсера, выполнив предписания и инструкции, вёл корабль на расстрел, а не в бой. В бою у него был бы шанс погибнуть, нанося максимальный урон врагу; в варианте, выбранном Рудневым, оставалась только возможность умереть красиво - зрители располагались неподалёку.

Артиллерийская дуэль продолжалась 45 минут. Японские корабли серьёзного ущерба не понесли. 'Варяг' был избит так, что вскоре затонул бы сам - не надо было открывать кингстоны, достаточно сорвать пластыри с подводных пробоин.

Из отчета военного врача М. Банщикова:

'Потери в команде 'Варяга' только убитыми и тяжело ранеными составляли 122 человека. Большинство из тяжелораненых для экипажа безвозвратны, поскольку не может быть поставлено в строй в корабельных лазаретах и требует длительного лечения в береговом госпитале. Около 30 человек при этом искалечены безнадежно - с осколочными и взрывными ампутациями рук и ног, с ожогами 3-4 степени, с отеком легких вследствие отравления дымом и с выжженными на пожарах глазами... Большую часть из них ждет неминуемая отставка по инвалидности, так как современная медицина не может восстановить их здоровье. Число легкораненых определено сразу после боя не было, поскольку многие моряки, не обращаясь в лазарет, оказывали посильную помощь друг другу сами, накладывая перевязки из 'индивидуальных медицинских пакетов'. Истинные масштабы потерь я оценил после сражения, когда среди раненых, оставшихся на своих постах, начались обмороки от кровопотери, болевые шоки и тому подобные явления. Нередко наблюдалась недооценка молодыми матросами и офицерами тяжести своего состояния. Например, артиллерист мичман Губонин, получив осколочное ранение ноги с повреждением коленной чашки и тяжелый ожог тела, предпочел остаться у своего орудия, да еще и отмахивался от санитаров, говоря: 'пустяки, зацепило по касательной в мышцу, похромаю с неделю и заживет.' В лазарет он был доставлен только час спустя - в состоянии критическом от шока и потери крови, когда упал на палубу без сознания. Один из сигнальщиков почти час с четвертью ходил со жгутом на перебитой руке, тоже утверждая, что если кровь остановлена, то теперь он точно не помрет, а стало быть, можно оставаться на своем посту. Все моряки действовали самоотверженно, храбро и умело. Раненный в спину рулевой Г.П. Снегирев, истекая кровью, до конца боя продолжал стоять у штурвала. Ординарец командира крейсера Т.П. Чибисов, раненный в обе руки, не пошел в лазарет, заявив, что пока жив, ни на минуту не оставит своего командира. Получивший несколько ранений машинист С.Д. Крылов подавал снаряды из порохового погреба до тех пор, пока не потерял сознание: Японцам, несмотря на огромное численное превосходство над русскими кораблями, не удалось ни потопить их, ни тем более захватить. Капитан 1 ранга Руднев имел все основания доложить командованию, что 'суда вверенного мне отряда с достоинством поддержали честь Российского флага, исчерпали все средства к прорыву, не дали возможности японцам одержать победу, нанесли много убытков неприятелю и спасли оставшуюся команду. Убедить таких раненых в необходимости отправиться в лазарет было почти невозможно... Еще полчаса такого боя, и боеспособных моряков на борту просто не осталось бы вовсе'.

Осмотр кораблей на рейде показал, что все возможности вести бой и дальше исчерпаны. И Руднев принимает решение, единодушно одобренное советом офицеров, - взорвать корабли, чтобы они не попали в руки врага. 27 января 1904 г. в 16 ч. 30 мин. была взорвана канонерская лодка 'Кореец'. Затем со слезами на глазах герои 'Варяга' покинули свой корабль. Последним сошел с него командир крейсера, бережно неся в руках иссеченный осколками корабельный флаг. В 18 ч. 10 мин. экипаж затопил свой непобежденный крейсер. Русские моряки перешли на французский и итальянский крейсера и позже были доставлены в Россию.

Высадка японского десанта не была задержана ни на минуту. 'Варяг' через год подняли японцы и ввели в состав своего флота под именем 'Сойя'. Правда, лишь в качестве учебного корабля - в боевые крейсер уже не годился. Только романтическими воспоминаниями о 'геройской гибели 'Варяга' я могу объяснить тот факт, что в Первую мировую, когда Россия и Япония стали союзниками, Россия выкупила 'Варяг' у японцев. Воевать ему не пришлось; 'Варяг' даже отремонтировать не смогли. Говорят, революция помешала. Вряд ли. Просто он был - и весь вышел. Осталась только душераздирающая песня про гордый 'Варяг'.

Подготовила Елена Боровик


Реклама на сайте


Перейти в раздел: Былое
  • Опубликовано: 03/05/2004

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Факты, которые изменят мир

Факты, которые изменят мир

Опубликовано: 11/05/2004

Знали ли вы о том, что в мире гораздо больше людей знают фирменную макдональдскую арку, нежели распятье Христа? Авторы новой книги считают, что это всего лишь один из 50 фактов, которые изменят мир.

По мёртвой дороге

По мёртвой дороге

Опубликовано: 23/12/2015

Работая охотоведом на крайнем севере в Ямало-Ненецком автономном округе, мне часто приходилось выполнять различные поручения крайисполкома и крайкома партии. Я был одинок, относительно молод, лёгок на...

Бой Владимир Кличко - Корри Сандерс

Бой Владимир Кличко - Корри Сандерс

Опубликовано: 08/10/2003

Владимир Кличко: 'Я никоим образом не хочу недооценивать своего соперника. Он находится в том возрасте, когда возможность завоевать титул чемпиона мира является его последним шансом. Уже только поэтом...