Ирма Витовская - изображение

Ирма Витовская сегодня — одна из самых популярных и востребованных актрис в Украине. В ее профессиональном багаже десятки наград: «Телетриумф» за роль в сериале «Леся и Рома», «Киевская пектораль» в категории «Лучшая женская роль», «Киноколо» в номинации «Актриса года», «Золота Дзиґа» в категории «Лучшая женская роль»...


Родилась Ирма Витовская в Ивано-Франковске. В детстве мечтала об истории и археологии, даже поступала на исторический факультет. Но руководитель театрального кружка, в котором занималась Ирма, настойчиво советовала попробовать себя на профессиональной сцене. В итоге 1998 году она окончила Львовский государственный музыкальный институт по специальности «актриса драматического театра». Секретам актерского мастерства её обучал известный украинский актер Богдан Козак. «Историю я любила всегда, сколько себя помню. Археологию же выбрала потому, что здесь необходимо самому искать и делать открытия. Плюс романтика археологических экспедиций (как и в кино, кстати, когда постоянно мигрируешь).

Для себя я перипетии собственной жизни и судьбы объясняю причинно-следственными связями, примерно так — историк, исследователь, актер... Это люди, которые докапываются до первопричины, находят ли они древнее, никому не ведомое городище, или выходят на сцену (входят в кадр), чтобы рассказать историю.

У меня в детстве была своего рода мания — я обожала рассматривать старые фотографии, портреты давно ушедших людей в музеях. Размышляла в эти моменты, чем они жили, что с ними случилось после того, как позировали фотографу или художнику. Особенно притягивали меня фотографии моих ровесников, которых уже давно не было на свете. Я остро чувствовала трагедию детей, которые ушли в Холокост или во время Второй мировой войны. Понимала, что на старых снимках они счастливы и не догадываются о том, что вскоре с ними случится. А я знаю об этом. Вот такое сочетание мгновенного счастья и близкой трагедии будоражило меня необыкновенно. Мне и сегодня, в актерской профессии, очень интересны персонажи, существующие на грани перелома судьбы.

А окончательно я «заболела» историей, когда прочитала книгу Мориса Дрюона «Проклятые короли». Начала сама выстраивать генеалогическое древо французских династий от Гуго Капета до Бурбонов. А потом — собирать сведения о польско-литовском княжестве, о гетманах Украины, о тех периодах нашей истории, которые были выброшены из советских школьных учебников. Мне и до сих пор кажется, что-то время и его герои — клондайк для отечественного кинематографа, для национальной самоидентификации, если его внимательно изучить.

Дальше — больше. В 80-х годах, когда я еще училась в школе, очень увлеклась философией «Руха». Теща моего папы во втором браке (родители разошлись цивилизованно, и я часто бывала у них дома) была убежденной «руховкой», мне давали читать запрещенную в то время литературу, объясняли какие-то вещи, которые советской школьнице сложно было понять. Однажды я, кстати, очень резко и вразрез с общепринятыми догмами высказалась на уроке истории, начитавшись «непопулярной» литературы. Хорошо, что уже была перестройка!»

Особый интерес к истории польско-литовского княжества у Ирмы был ещё потому что у неё есть польские корни: «Моя баба Иванка Ярыцька (по отцу) имеет польские крови. По маминой линии — латвийские, российские, украинские корни (чернобыльские и западно-галычанские). Поэтому моя почти болезненная любовь к истории осталась до сих пор. Если вы придете ко мне в гости и откроете книжный шкаф, увидите, что литературы по истории, этнографии, фольклористике, языкознанию, мифологии у меня, пожалуй, больше, чем по театральным предметам. Я считаю, что это очень важно, поскольку, читая эти книги, вы узнаете не только хронологию событий, но атмосферу того или иного времени, привычки и манеры поколения, жившего в те годы. Понимаете, как все вокруг меняется с геополитическими, внешне- и внутриполитическими катаклизмами...

Однако несмотря на страстную любовь к предмету и глубокие знания я все-таки провалилась на вступительных экзаменах. Меня завалили на диктанте, не имеющем отношения к предмету. Нормы приема в такие вузы были еще советские... Ну, а все мое окружение настоятельно советовало поступать в театральный. У меня был небольшой опыт участия в театральном кружке, причем, главным мотиватором записаться в него стал Виталик Линецкий, которого я увидела там на сцене. Помню, сказала тогда: «Если вы меня научите играть так, как этот пацан, согласна ходить в кружок».

Так что после фиаско с историческим факультетом я получила направление от Ивано-Франковского театра (не могу тут не вспомнить уже ушедшего прекрасного актера Сергея Романюка, который был тогда председателем приемной комиссии и увидел во мне будущую артистку), и поехала поступать во Львовскую консерваторию, где в тот год набирали драматических актеров. Кстати, на просмотр в театр со мной пришел папа, но когда он увидел огромную очередь (я оказалась последней, тридцать третьей!), сказал: «Пошли домой! Здесь все такие талантливые, тебе ничего не светит». Вот этими словами он меня и задел! Я вышла на сцену, «отшарашила» какой-то танец, произвела впечатление!

В итоге поступила. Не без приключений, но поступила. Просто поначалу я думала, что направление от театра уже и есть поступление! А что еще этюды какие-то нужно показывать понятия не имела!

И началась моя львовская студенческая жизнь. Совершенно не похожая на прежнюю. Я всегда была любознательной, начитанной девочкой, но дружила с плохими компаниями. А во Львове попала в совершенно иной мир — в высший свет шляхты. Мне нужно было быстро выучить сольфеджио, чтобы научиться хотя бы читать ноты (все-таки актерский факультет при консерватории), стала ходить в филармонию. Меня окружали прекрасные учителя. К тому же, рядом с нашим общежитием находилось общага художников, и, общаясь в этой среде, я стала понемногу разбираться в визуальном искусстве. Уже на втором курсе меня пригласил в театр им. Леся Курбаса Володя Кучинский. Параллельно я выходила на сцену в массовке в спектаклях Федора Стригуна и Аллы Бабенко в Национальном академическом драмтеатре им. Марии Заньковецкой».

Одним словом, жизнь Ирмы Витовской разделилась на «до» и «после» — поменялись приоритеты, круг интересов и общения. «Когда мы показали наш дипломный спектакль «Натусь» по Винниченко на фестивале «Березіль» в Киеве. Нас посмотрел Станислав Анатольевич Моисеев, и пригласил меня на работу в Молодой театр. А потом и Сергей Данченко сделал предложение поступить в труппу театра им. Ивана Франко. Я долго думала, и выбрала Молодой, потому была в то время просто очарована спектаклем «Дон Жуан». И вот уже много лет служу в этом театре. Правда, было время, когда я активно работала на телевидении (и в телепроектах, и ведущей, потом декрет), и мало играла в театре. Но все-таки играла».

«Леся+Рома» стали моим пропуском в медийное пространство»

Ирма Витовская стала известна после съемок в популярном телесериале «Леся + Рома». «В 2004 году мы стартовали с проектом «Леся+Рома» (это канадский формат, адаптированный под украинские реалии). Он имел тогда огромный успех у телезрителей, мы получили «Телетриумф» за лучший телесериал. Помню, когда были на гастролях в Севастополе, где, мне казалось, сериал мало кто смотрит, нас встречали аплодисментами. Более того, мне было трудно оторваться от этого образа, я даже перекрасилась в блондинку, подарив Лесе рыжий цвет волос, и долгое время отказывалась от аналогичных предложений. Понимала, что тиражировать полюбившегося персонажа — пагубный путь для актрисы. Взяла паузу. А в 2009 году режиссер Анатолий Матешко в буквальном смысле слова протянул мне руку помощи, пригласив на роль эдакой стервы в сериал «Акула». Потом был телесериал «Лист ожидания», за который я также получила премию «Телетриумф» в номинации «Актриса телевизионного фильма», другие роли...»

Нынешний год стал для актерской карьеры Ирмы Витовской особенно значимым. Она получила премию Национальной киноакадемии «Золота Дзига» «за лучшую женскую роль», сыграв 86-летнюю бабу Присю в фильме Владимира Тихого «Брама», и стала обладательницей «Золотого Дюка» «за лучшую актерскую работу» в полнометражном режиссерском дебюте Антонио Лукича «Мої думки тихі» на Одесском международном кинофестивале. «Мне кажется, пришло время, когда государство стало понимать, что кинематограф — это информационная самоидентификация нации, ее имидж, ее амбиции. Осознавать, что Украина — одна из самых больших стран Европы, и мир может узнать о ее красоте, духовном богатстве, людях, благодаря кинематографу, в частности. Это не всегда легкие, благостные послания, некоторые фильмы настолько потрясают, что невозможно уснуть после просмотра».

Баланс между работой и материнством

Ирма Витовская не часто говорит о личной жизни на публике. А рассказать есть о чём… Ее первые отношения еще в студенческие годы не продержались и пару лет, второму браку с актером Владимиром Кокотуновым было больше 15 лет, у них подрастал сын Орест... И вдруг развод. В театре, где работала семейная пара все были в шоке: «Мы считали ее брак с Володей очень крепким, но вдруг он уволился из Молодого театра, в котором проработал больше 20 лет, а Ирму стал сопровождать другой мужчина».

Новый избранник актрисы Виталий Ванца родом из Львова, он младше ее и человек весьма небедный. Во Львове у него был автобизнес, а в Киеве — медицинский (специализируется на продаже медицинских материалов одноразового использования — перчаток, халатов, защитных масок). Они были давно знакомы, но шапочно, а разобщались на премьере спектакля «Оскар и Розовая дама» (его компания как раз предоставляла халаты для постановки). А потом он сопровождал ее в туре со спектаклем по всей Украине. И как следствие, с Кокотуновым актриса развелась.

Весной 2016 года Ирма и Виталий расписались. Сейчас актриса живет с новым супругом буквально по соседству с бывшим мужем. У Владимира — проблемы со здоровьем, у него больные ноги, и она даже материально поддерживает его. Тем не менее, именно он занимается их сыном, поскольку Ирма часто на гастролях и репетициях. «Мне удается находить баланс между работой и материнством. Мы видимся с сыном по утрам и вечерам, проводим вместе выходные. Но ему все равно меня не хватает, он же все-таки ребенок. Помню, однажды он увидел, что я собираюсь уходить на работу, вцепиться в меня с криками: «Не уходи!» Он тогда был помладше, сейчас, конечно, таких истерик у нас нет.

В школе у Ореста пока не все получается на 100%, но очень старается. Да и внеклассных занятий у него немало. Хотя я его не заставляла, он сам захотел пойти на кружки. Орест занимается плаванием, благодаря чему очень подрос, возмужал. В гимназии дополнительно посещает уроки по шахматам, а еще он – пластун. Любит боевые искусства. В общем, занятий у него достаточно».

P.S. В преддверии Нового года принято мечтать о будущем, ведь это время считается мистическим и все загаданные желания исполняются: «Я бы загадала нечто планетарное — чтобы мы могли придумать иную модель существования на Земле. Не истреблять друг друга, не воевать, не делать мелкие гадости. Создать новую философию жизни, гармоничную с природой, она ведь у нас одна, и очень короткая».


Смешные истории из жизни и свежие анекдоты
Смешные истории из жизни


Читайте ещё на нашем сайте - Ким Кардашьян



Перейти в раздел: События и люди
  • Опубликовано: 21/12/2019

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Короткие смешные истории из жизни 22-02-13

Короткие смешные истории из жизни 22-02-13

Опубликовано: 22/02/2013

История сия произошла в Московской государственной юридической академии. Итак, идет лекция по судоустройству. Преподаватель старой закалки, шума не терпит и требует к своему предмету со стороны студен...

Потерянные во времени

Потерянные во времени

Опубликовано: 23/06/2004

На медицинском языке такие случаи именуются 'необъяснимой потерей ориентации во времени', однако лишь недавно их стали рассматривать и как физическое явление. Выходит, что организм человека может влия...

Взлет и падение одного символа

Взлет и падение одного символа

Опубликовано: 27/04/2004

Символ этот настолько древний, что никто не может сказать, когда он появился. Археологи датируют самые ранние его изображения шестым тысячелетием до нашей эры. За последний десяток тысяч лет во всех с...