Стив Форбс - изображение

Представитель одного из самых элитарных семейных кланов США, издатель, бизнесмен, политик и главный редактор делового журнала «Forbes» Стив Форбс приходится сыном предыдущему издателю журнала Малькольму Форбсу и внуком основателю всего издательского концерна Берти Чарльзу Форбсу.


Родился Малкольм Стивенсон Форбс младший (настоящие имя Стива Форбса) в семье Роберты Ремсен и Малькольма Форбса. В жилах его протекает своеобразный коктейль из английской, шотландской, французской и голландской кровей. У него было типичное детство ребенка из благополучной семьи — престижная частная школа, Принстонский университет. Там, в 1968 году он решился на первое свое самостоятельное дело — вместо с друзьями основал студенческий журнал «Business Today». Руководство им дало ему неоценимый опыт. Кстати, издание выходит до сих пор и является крупнейшим студенческим журналом в мире.

После учёбы Стив пришел в «Forbes», где последовательно прошел все ступени, и начал с 1973 года вести свою колонку, показав себя тонким и вдумчивым аналитиком экономических процессов. Он получил четыре «Хрустальных совы» (уникальный случай!) — премия, присуждаемая за наиболее точный прогноз в экономике. «Мой дед заслужил себе репутацию, работая бизнес-обозревателем для изданий корпорации Hearst. Как многие другие журналисты, он писал намного больше, чем появлялось в его колонке. Он хотел сам командовать парадом, поэтому и основал Forbes. К 1928 году журнал уже стал заметным изданием, и Hearst предложили сделку по его покупке за $1 млн, огромную по тем временам сумму. Мой дед предложение отклонил. А через четыре года журнал стал практически банкротом из-за Великой депрессии. Единственным источником средств, которыми мой дед поддерживал публикацию журнала, были доходы от написания статей для Hearst, различные подработки и деньги с еще не обналиченных чеков, заработанные в Forbes. Чеки эти он складывал в сейф, а обналичить их все он смог лишь несколько лет спустя, и это стало его наибольшим достижением.

Изначально он планировал назвать журнал Doers and Doings (прим. пер. – англ. «Деятели и дела»). Другие указывали на то, что его фамилия уже во времена работы в Hearst стала очень узнаваемой, поэтому он решил, почему бы не использовать ее?

После Второй мировой войны мой дед предложил моему отцу работу в «Forbes» за $100 в неделю. Отец охотно согласился и стал очень активным сотрудником журнала. Он дал начало первой новостной рассылке в области инвестирования, которую можно было оформить в те годы за $35 в год. Благодаря доходам от этой рассылки журнал вернулся к жизни после сложного периода Великой депрессии.

Одним из ранних начинаний моего отца в конце 40-х годов стал журнал «Nation's Heritage» (прим. пер. – англ. «наследие нации»). Он был увесистым, как большая иллюстрированная книга, а годовая подписка стоила $150, сегодня это эквивалентно $700-800. Журнал был очень роскошно оформлен, но отец тратил на выпуск так много, что на рекламу уже ничего не оставалось, и в итоге журнал пришлось закрыть. Таких ошибок отец больше не повторял.

Мой отец хотел стать президентом Соединенных Штатов. В 50-х годах он активно занимался политикой в Нью-Джерси и дважды баллотировался на пост губернатора штата. В первый раз, в 1953 году, он потерпел неудачу, когда хотел выдвигаться от республиканской партии. Четыре года спустя его все-таки выдвинули кандидатом от партии, но в ходе выборов, по его собственным словам, его «с минимальным отрывом обошел» пользующийся популярностью у избирателей действующий губернатор. Наконец, он понял, что на политической арене ему успеха не добиться, и сосредоточил силы на журнале.

Он справился с таким ударом по самолюбию. Ведь одной из его самых характерных черт было умение оставить неудачи позади и попробовать что-то новое. Многим людям в его возрасте крайне трудно вернуться к прежней жизни, если мечту всей их жизни растоптали. У него подобного уныния никогда не наблюдалось».

Врожденный талант Малькольма Форбса-старшего к маркетингу и стал залогом успеха Forbes. «Отец признавал, что хоть в редакции и работают маститые журналисты, Forbes никому не будет нужен, если не преподнести его правильно. Поэтому для правильной подачи он прилагал все усилия. Попытки, которые он предпринимал для этого, сегодня кажутся очень скучными, но на протяжении определенного времени они приносили свои плоды. Это были рекламные кампании в крупнейших газетах и специализированных изданиях, обеды с генеральными директорами в здании, примыкающем к нашему офису, в этом ему не было равных. Он также принимал лидеров корпораций, политических партий и высоких гостей из-за рубежа на нашей яхте Highlander и делал это намного чаще, чем в свое время его брат Брюс. В середине 60-х, когда отец начал собирать яйца Фаберже, он использовал их в рекламной кампании журнала как знак качества издания.

Помимо своего влияния на редакционную политику журнала, отец также мастерски использовал собственное имя. Он был почти такой же знаменитостью, как и Элизабет Тейлор, с которой он встречался на протяжении нескольких лет. Ведь маркетинг всегда имеет большое значение. В этом деле все очень просто: если думаешь, что цель достигнута и двигаться дальше незачем, то совсем скоро тебе укажут на выход. Нужно постоянно лелеять собственное имя, собственную компанию и то, чем она занимается — вне зависимости от специфики бизнеса. Если думаешь, что у тебя правильная формула, но ты не готов продавать — это прямой путь к неудаче. Такая безынициативность разрушает мечты многих предпринимателей. Когда дела идут как по маслу, очень легко облениться».

Отцы и дети

В 1996-м скончался отец Малькольма; после этого бизнесмен сменил имя – с этого момента его стали официально называть Стивом Форбсом (так его звали в детстве). Так Стив Форбс (а не Малькольм младший) стал главой корпорации Forbes. «Отец не был таким человеком, с которым трудно. Он не держал нас в ежовых рукавицах. Думаю, есть большая разница между тем, кто хочет подавлять ради обретения авторитета, и тем, у кого просто сложился определенный взгляд на вещи. В 13-14 лет — может быть, даже раньше — я осознал, что мой отец не похож на отцов других детей.

Не могу сказать точно, что его отличало от остальных, ведь он еще не был ни мотоциклистом, ни воздухоплавателем. New York Times я начал читать в 12-13 лет, следил за биржей ценных бумаг, а взгляды и кругозор отца мне казались намного более оригинальными и глубокими, чем то, что я читал в газетах. Я задавал ему вопросы, и он отвечал на них очень развернуто и подробно. Еще меня поражала его способность пересмотреть свое мнение, если ему привели убедительный аргумент против.

Иногда, когда мы подросли, он требовал от нас строгой дисциплины. Мама была с нами мягче, а отец не давал расслабиться. С учетом того, каким он был строгим, когда мы были молоды, удивляет, каким он стал позднее мягким. Он не требовал, чтобы мы приходили домой рано, если нам хотелось задержаться где-то допоздна, никогда не дожидался нас, прежде чем лечь спать. Он понимал, что до чего-то мы должны дойти собственным умом, без его подсказок. Конечно, он хотел держать все под контролем, но также знал, когда стоит отступиться.

Когда мне исполнилось 13 или 14, он начал брать меня на яхту Highlander каждое воскресенье, водить вместе с руководителями компаний и их женами на матчи регби в Военной академии США, между тем совершая сделки и работая. С самого раннего возраст мы должны были знать, как он сам выражался, откуда на нашем хлебе берется масло. Находясь на яхте, мы были обязаны поименно знать всех гостей. Во время многих таких яхт-прогулок обед и ужин становился целым светским приемом на 50, а то и 75 человек. Вставая утром, за завтраком мы повторяли имена тех, кто будет на обеде, а после обеда садились и запоминали тех, кто придет на ужин. Подобные марафоны длиной в восемь дней подряд были тяжелым испытанием, однако такое случалось не чаще раза в год.

После колледжа я не работал непосредственно на него. Он не считал необходимым, чтобы мы с братьями каждый день ему отчитывались. Он полагал, что только так мы научимся работать сами. В противном случае багаж детских воспоминаний только бы все усложнил. У моего отца и в мыслях не было следить за каждым нашим шагом или ежедневно выяснять, какие у нас успехи. По его мнению, это ни к чему хорошему не привело бы. Я считаю так же.

Моим непосредственным начальником был редактор Джим Майклс, который правил мои статьи. Даже когда я работал других отделах, например, рекламном или управленческом, мой отец всегда держал дистанцию.

Он очень ответственно подходил и к тому, чтобы увеличивать число наших обязанностей. Если он знал, что мы справимся с задачей, то позволял нам делать, что мы считали нужным. Он делал то, что многие руководители делают с большой опаской — позволял людям совершать ошибки, но таким образом, чтобы они на них учились, а не наступали на грабли снова.

Мой отец усвоил отличный урок от своего отца относительно того, чего делать не нужно. Умирая, мой дед оставил моему папе и его брату, Брюсу, равные доли журнала. Дед видел, что место Брюса — в отделе продаж и маркетинга, а моего отца лучше представлял в редакции. Я полагаю, что когда две сильные личности постоянно взаимодействуют, они борются и соперничают друг с другом, и в итоге возникают неразрешимые противоречия. Мой отец понял, что всю ответственность должен нести один человек. Иначе, как он опасался, все пойдет прахом. В его случае такого не произошло».

Отец оказал большое влияние на Стива, но при этом сказать, что он также управлял компанией нельзя: «Когда возникают какие-либо трудности, я не задумываюсь о том, как в данной ситуации поступил бы отец. Так у меня были бы связаны руки. И ничего бы не получилось, потому что у моего отца не было готовой формулы. Если у меня возникает трудность, я не думаю, «а что бы на моем месте сделал он?» Я не знаю, как бы он поступил. А если бы знал, то все было бы предсказуемо и скучно».

P.S. Одним издательским делом Стив Форбс не ограничивается – в 1996-м и в 2000-м он представлял республиканцев на первичных президентских выборах США. Оба раза, к сожалению, ему не удалось даже выйти за пределы республиканских первичных выборов. Предвыборную кампанию Форбс проводил в стиле достаточно эксцентричном; так, журнал «Time» сравнивал его выступления с комедийными номерами о чокнутом работе, построенном безумным ученым. Оставив президентскую гонку в 2000-м, Форбс вернулся к руководству журналом и корпорацией.

Сегодня Стив Форбс один из самых уважаемых и авторитетных гуру в мире американского предпринимательства и медиа. К его мнению прислушиваются, его часто интервьюируют и цитируют. Что касается четвертого поколения семьи Форбс, то среди пятерых дочерей Стива есть Мойра, издатель «ForbesWoman», частый гость на различных конференциях и шоу, ведущая программ на Forbes.com. Кто знает, какие инновации привнесет она в некогда семейный бизнес?


Смешные истории из жизни и свежие анекдоты
Смешные истории из жизни



Читайте ещё на нашем сайте - Железная леди кино



Перейти в раздел: События и люди
  • Опубликовано: 12/07/2019

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Кто же вы, дельфины?

Кто же вы, дельфины?

Опубликовано: 08/10/2003

Они спасают тонущих людей, оберегают их от акул, выполняют работу лоцманов и почтальонов, выступают в цирковых шоу. Они любят наших детей и охотно резвятся с ними на мелководье. Они наши младшие брать...

Триумф «ЧУДАКА».

Триумф «ЧУДАКА».

Опубликовано: 08/10/2003

Применительно к Биллу Гейтсу американские журналисты часто используют слово 'nerd'. Посмотрите в словаре сами: 'чудак' - наиболее мягкий, но самый тонкий вариант перевода. Главный отличительный призна...

Пироги с баклажанами

Пироги с баклажанами

Опубликовано: 26/12/2017

Любители домашних пирогов прекрасно знают, что пирог, сделанный из тонкого теста с обильной начинкой – прекрасная еда на все случаи жизни. Рецепты пирогов с баклажанами в этом смысле весьма достойны в...