Сегодня весь мир со страхом наблюдает за войной в Ираке. Отовсюду слышны слова 'бактериологическое' и 'химическое' оружие. А кто же был первым? Кто придумал это страшное оружие? Где оно впервые было применено?

22 апреля 1915 года мрачными чернилами впишет в книгу мировой истории бельгийский городок Ипр, до той поры известный, кажется, лишь тем, что еще в XII веке здесь выделывали отличное сукно. В этот день, 22 апреля, под Ипром немцы впервые применили в военных целях отравляющее вещество - хлор. Ветер несет газ к французским позициям. Хлор плотно накрывает окопы и траншеи, люди задыхаются, корчась от боли, харкают кровью. Тысячи солдат погибают на месте; тех, кому повезло выжить, ожидают годы мучений...

Незадолго до первого применения отравляющих веществ (ОВ) на немецкой передовой появляется энергичный человек в мундире офицера высшего ранга. Он объясняет фронтовикам, как использовать химическое оружие, горячо убеждает в его неоспоримых преимуществах, раздает в частях противогазы и учит дышать в них, если ветер повернет в твою сторону. Тем, кто видит его, запомнится его бесстрашие: на передовой, натянув на лицо уродливую газовую маску, он, не кланяясь пулям, движется под обстрелом. Человека зовут Фриц Хабер.

Надо ли рассказывать о Фрице Хабере? Думаю, что надо. Тем более, что это будет рассказ об ответственности учёного перед человечеством, о крахе его личных устремлений, о трагедии его народа. ХХ век дал множество примеров тому, как выдающиеся учёные отдавали свой талант, свою энергию молоху разрушения и уничтожения. Но Хабер в этой плеяде был первым.

Имя одного из основателей современной химии упоминается рядом с именами Макса Планка и Альберта Эйнштейна. С первым его связывает неомраченная взаимная приязнь, со вторым - многолетняя близкая дружба. В отличие от своих великих современников Фриц Хабер, со свойственной ему энергией и талантом руководителя, в равной степени увлеченно отдается собственным теоретическим и лабораторным исследованиям и поискам практического применения открытий, наведению мостов между наукой и индустрией. Он неустанно реализует рожденное в ту пору изречение: 'Величайшее изобретение XIX cтолетия есть изобретение метода изобретений'. Заказы быстро развивающейся промышленности требуют совершенствовать технологию, и Фриц Хабер охотно откликается на эти требования. В 1909-м он открывает промышленный метод получения аммиака из азота и водорода - это открытие выводит его в передовую когорту мировой науки. Два года спустя он - руководитель основанного им в Берлине института физической химии и электрохимии. Значительнейшая часть получаемого аммиака идет на изготовление искусственных удобрений. Это помогает обеспечить Германии большую часть потребности в хлебе.

Фриц Хабер родился в 1868 г. в Бреслау в семье преуспевающего торговца химикатами. После учёбы в университетах Берлина, Гейдельберга и Цюриха он пошёл было по отцовским стопам. Отслужив год в армии, он был чрезвычайно огорчён тем, что еврейское происхождение помешало ему стать офицером запаса. Но вскоре Хабер целиком посвятил себя науке и, занимаясь электрохимией и термодинамикой, стал одним из ведущих учёных Германии, профессором университета в Вюрцбурге и автором нескольких книг по физической химии, ставших классическими. В 1893 г. Хабер принял христианство.

В начале ХХ века одним из желаннейших продуктов бурно растущей химической промышленности стал связанный азот. В природе азота - сколько угодно, 70 % только в воздухе, но попробуй его использовать! А использовать было где в бездымном порохе и нитроглицериновой взрывчатке, а кроме того - в азотных удобрениях. Над этой проблемой бились многие лаборатории мира, но по плечу она оказалась лишь Хаберу. Синтез аммиака из воздуха (процесс ХабераБоша) был успешно внедрён на фирме BASF и применяется и по сей день во всём мире.

В 1911 г. в Берлине был создан Институт физической химии и электрохимии имени кайзера Вильгельма во главе с Хабером. Кайзер лично присутствовал при освящении института.

Разразилась Первая мировая война. Родина - в опасности, и не в характере Хабера заниматься в такое время чистой, хоть и прикладной наукой. Его девиз: 'В мирное время человечеству, во время войны своему отечеству'. Его химия воевала с первого дня войны: ведь первое, что сделала Англия отрезала Германию от чилийской селитры сырья для производства пороха и взрывчатых веществ. Однако, благодаря Хаберу, Германия не испытывала трудностей с производством взрывчатки. Но Хабер считал, что его химия должна воевать непосредственно на поле боя, более того, принести Германии победу. Так было создано химическое оружие.

В период Первой мировой войны в Германии по инициативе Вальтера Ратенау возник, пожалуй, впервые в истории, союз промышленности, науки и армии. Институт Хабера работает в этой связке исключительно по военной тематике. Ядовитые газы, их производство, применение, средства защиты от них вплоть до непосредственного присутствия при первых газовых атаках вот основное направление деятельности Хабера и его сотрудников. Гордость Хабера офицерское звание - Hauptmann, полученное лично от кайзера. Военное руководство Германии прекрасно понимало значение работ Фрица Габера. И в начале 1915 года немецкие генералы обратились к нему за помощью: не может ли Габер придумать средство, которое позволило бы расшевелить войну, завязшую в окопах, дать наступательную силу и свободу маневра германским армиям? Габер, который всегда считал себя прежде всего 'хорошим немцем' и полагал, что интересы 'фатерланда' превыше всего, в том числе и морали, предложил нестандартное решение: отравляющие газы!

22 апреля 1915 под Ипром, нарушив Гаагскую конвенцию, немцы впервые применили отравляющие вещества: 180 тонн хлора унесли жизни 3000 англичан, ещё 7000 получили отравления. Но выпустили из баллонов не просто хлор, выпустили джинна химической войны, загнать назад его оказалось непросто. Выпускники советской Академии химической защиты скромно говорили: 'Если нас только покропят, то мы зальём'. Но химическое оружие не принесло победы Германии. К снаряжению солдата прибавился противогаз, эффект неожиданности пропал. Хабер с сотрудниками совершенствуют свою боевую химию: появляется фосген, Lost, горчичный газ. Противники тоже не стоят на месте, тем более, что французы и сами вели разработки ядовитых газов, но вот сомнительную честь применения их первыми любезно уступили немцам.

Всего за годы Первой Мировой войны от действия отравляющих веществ пострадало людей больше, чем при атомных бомбардировках Хиросимы и Нагасаки. И те, кто не погиб сразу, мучались и умирали от отравления уже после войны, подобно тем, кто, пережив атомные взрывы, погибал от радиоактивного облучения. Говорят, что один немецкий ефрейтор, австриец по происхождению, получил на фронте отравление английским газом и это сильно сказалось впоследствии на его психике.

У Хабера не было и тени сомнения в правильности его действий; угрызения совести его не мучили. С его точки зрения газ гуманнее бомб или снарядов больше выживают, не такие страшные ранения, а главное психологический эффект, обеспечивающий успех. Позже Фрица Хабера внесут в список военных преступников, и он станет говорить в оправдание, что лишь опередил союзников, также готовивших газовую войну, что применение ОВ должно было побудить воюющие стороны к скорейшему заключению мира, что направленное использование газа все же 'гуманнее' бессмысленных массовых артобстрелов. Но оправдать злодейство не под силу и гению. Через неделю после первой газовой атаки жена Хабера Клара, одаренная женщина, тоже химик, человек очень тонкой душевной организации, убивает себя из служебного револьвера мужа.

Но отдельные успехи действительно были, например, применив газы против итальянцев, австрийцы за день овладели альпийскими перевалами, которые были неприступными в течение двух лет. Но войну Германия всё равно проиграла. Чудо оружие не спасло её от поражения и через 25 лет.

Поражение Германии было и его, Хабера, личным поражением. Тем более, что у него были все основания опасаться суда за свою деятельность. И ему присудили... Нобелевскую премию по химии за 1918 г. Он был удостоен этой престижной награды за разработку технологии синтеза аммиака из воздуха огромный вклад в решение продовольственной проблемы.

Нетрудно представить себе Фрица Хабера злодеем, беспощадным догматиком, убийцей по убеждению. Вовсе нет. Современники вспоминают его добрым, надежным другом, склонным к раздумьям, самоанализу, подчас к депрессии, топившим в энергии деятельности томительные противоречия личности. Эйнштейн, во многом с ним расходившийся, выбиравший на перекрестках истории совсем иные пути, пишет, как бы подводя итоги многолетней дружбе: духовный мир и труды Фрица Хабера - одно из значительнейших явлений, дарованных ему в жизни; ну и то еще, прибавляет шутливо, что Хабер любил выпить с ним чашку кофе. Это дьявольская особенность явления, которое у нас обозначалось простеньким термином 'оборонка': многие лучшие люди нашего времени, одарившие мир, а подчас и напрямую кого-то из нас, светлыми идеями, вызывавшие сердечную доверительность при общении с ними, попросту добрые приятели, с которыми мы в тайных разговорах на знаменитых 'кухнях' слово в слово сходились в оценке режима, - но в своих 'ящиках' они работали на войну, искали надежные средства защиты режима и уничтожения себе подобных.

Хабер по-прежнему руководит своим институтом, делает первоклассные работы. Одно из направлений его деятельности ядовитые вещества против вредителей фумиганты, инсектициды и пр. После Ноябрьской революции, во время которой восставшие временно завладели зданием Рейхстага, Хабер получил заказ очистить здание от заведшихся там вредителей и паразитов и блестяще с ним справился.

А ещё он добывал золото из моря. Эти работы стали одной из редких хаберовских неудач: хотя золота в Мировом океане действительно очень много, но разработать экономичный способ его добычи ему не удалось. Впрочем, это не удалось никому и по сей день. И взялся Хабер за эту тему, главным образом, из желания вытащить Германию из послевоенного кризиса и снять бремя репараций. В это время он также занимается общественной работой помощью немецким учёным, потерявшим работу во время послевоенного кризиса.

История неумолимо движется вперёд, настаёт переломный 1933 год. Еврея Хабера пока не трогают, но предлагают очистить институт от неарийцев. В ответ уход в отставку и отъезд в Англию. И тут, наверное, он вспомнил то, чего никогда на самом деле не мог забыть, - что он еврей. Уже работая в Кембридже, он сближается с сионистами. Обсуждает с выдающимся ученым Вейцманом, будущим первым президентом Израиля, свой переезд в Палестину и работу в Иерусалимском университете. Но сбыться этому уже было не суждено: в 1934 г. Фриц Хабер умирает.

К войне германская 'оборонка' начинает готовиться уже без фрицев хаберов.

Эта история была бы неполной без одного штриха: под руководством Хабера были разработаны весьма эффективные препараты против вредителей на основе синильной кислоты. Особенно удачен был один из них, отличающийся низкой стоимостью производства, удобством, простотой использования, безотказностью действия. Назывался он - ЦИКЛОН Б. На полях сражений Второй мировой войны это химическое оружие применено не было. Оно нашло употребление в газовых камерах Освенцима и других лагерей смерти

Институт кайзера Вильгельма в Берлине теперъ носит имя Хабера - Fritz-Haber-Institut der Max-Planck-Gesellschaft.

Елена Долотова


Реклама на сайте



При подготовке статьи использовались следующие источники:
http://www.partner-inform.de
Перейти в раздел: Былое
  • Опубликовано: 08/10/2003

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Вся правда о пытках в Ираке

Вся правда о пытках в Ираке

Опубликовано: 02/05/2004

Министерство обороны Великобритании начало расследование в связи с появлением снимков, на которых, по утверждению авторов, изображены британские военнослужащие, пытающие арестованного иракца. На фот...

Ошибка Гиппократа

Ошибка Гиппократа

Опубликовано: 03/07/2004

Врачебные ошибки... У тех, кто связал свою жизнь с медициной, это словосочетание ничего, кроме раздражения, не вызывает. «Ну, сколько можно! — сетуют эскулапы. — Не надоело в очередной раз «дело враче...

Динамо - Германия: «матч смерти».

Динамо - Германия: «матч смерти».

Опубликовано: 08/10/2003

Миф о 'матче смерти' придумали советские идеологи, а расстрел немцами четверых футболистов киевского 'динамо' спровоцировало... НКВД