- Павел, как себя чувствуете после очередной операции?

- Спасибо, хорошо. Главное, что все идет по плану. После такой операции в себя приходят недели через две, а у меня прошло всего шесть дней. Радует, что колено практически не болит. Занимаюсь на тренажерах, выполняю специальный комплекс упражнений - тот, что назначил лечащий врач.

- Травмы у вас следуют одна за другой. Не было такой предательской мысли: мол, брошу все, поберегу здоровье?

- Каждый сам выбирает свой путь. А травмы получают многие спортсмены: хоккей - это не физкультура, а контактная и достаточно опасная игра. Человеческое тело не рассчитано на то, чтобы поднимать двухсоткилограммовые штанги, или чтобы его били об бортик с такой частотой и силой. Оно предназначено совсем для других нагрузок. А требования в профессиональном спорте растут с каждым днем. Сезон в НХЛ - это испытание на прочность, попытка достигнуть предела человеческих возможностей. И с годами организм просто изнашивается. Вполне естественно, что спортсмен, рано или поздно, получает травму.

- То есть травмы для вас - это что-то обыденное, издержки производства?

- Нет, конечно. К этому нельзя привыкнуть. Но каждый выбирает для себя. Кто-то играет до тех пор, пока не потеряет возможность нормально ходить. Другой останавливается, решив, что в жизни, кроме спорта, есть еще много интересного.

- Еще надеетесь завоевать для России олимпийское золото? Ведь вы говорили, что за сборную больше играть не будете.

- Если и есть надежда, то она призрачная.

- Вы выступали за разные клубы - ЦСКА, 'Ванкувер', 'Флориду', теперь вот 'Рейнджерс'. С кем из партнеров вы чувствовали себя наиболее комфортно? Можете кого-либо выделить?

- Я очень рано попал в большой хоккей - уже в 16 лет играл в команде мастеров. Не хочется никого выделять: с каждым по-своему было приятно работать. Просто надо использовать сильные стороны человека, с кем ты выходишь в одной связке. А партнеры у меня всегда были достаточно одаренными и неординарными. Ведь многие из них выступали в сборной СССР и играли в НХЛ. А для этого нужно быть лучшим из лучших.

- Для вас важно, с кем играть в одном звене, или вы можете подстроиться под любого партнера?

- Конечно, стараешься подстроиться. Я никогда за свою карьеру не подошел к тренеру и не сказал: 'Вот с ним я выходить не буду'. Потому что это будет неуважение к человеку. Значит, стараешься найти взаимопонимание с партнером, чтобы игра у нас шла хорошо.

- А вот связку с братом у вас наиграть не получилось:

- Да нам, по большому счету, вместе и поиграть-то не удалось. Валера, как пришел во 'Флориду', пропустил почти весь сезон. А в тех матчах, что он выходил, играл 'на одной ноге', как упомянутый Айзерман. Все-таки две операции на колене... Брат так до конца и не успел восстановиться.

- Кто из тренеров оказал на вас наибольшее влияние? Кто из них первый - разумеется, не по порядку, а по значению?

- Для меня в жизни ничего нет важнее здоровья и благополучия семьи. Вот это - первое по значению. А так, нет идеального тренера, как и нет идеального человека. Недавно подсчитал, что за 11 лет карьеры в НХЛ у меня было девять тренеров. От каждого старался перенять что-то хорошее. Надеюсь, получилось. Бывает и так, что попадаются 'неудобные' тренеры. Которые стараются навязать свое видение игры, свои взгляды и соображения. Прислушиваешься, конечно. Но принимать их или нет - решаешь уже самостоятельно.

- А почему в НХЛ не могут прижиться тренеры из Европы?

- Сложный вопрос. Меня ведь европейцы за океаном никогда не тренировали.

- Тогда спрошу по-другому: Виктор Тихонов мог бы работать в НХЛ?

- Не знаю. Виктор Васильевич - человек другого поколения. Нельзя говорить о прошлом в настоящем времени.

- Вы считаете свои голы?

- Нет. Знаю только, что их больше четырехсот. Когда я забросил юбилейную шайбу, меня все поздравляли.

- Вы ставите себе цель на сезон: забить 40, 50 или 60 голов?

- Конечно, нет! Для победы стараешься сделать все, что можешь. А сколько получится забить - это уже дело второе. Но когда я приехал в НХЛ, мне сразу объяснили: для того, чтобы стать звездой, нужно хотя бы раз забросить 50 шайб за сезон. Это и считается мерилом величия игрока.

- Вы забили свой самый главный гол, или он еще впереди?

- У меня было так много разных голов: важных, красивых, нелепых... Но, наверное, самым главным для меня останется первая шайба за ЦСКА. Я начал заниматься хоккеем, когда мне было шесть. И еще маленьким я подсчитал, что если буду очень-очень хорошо играть, то самое раннее, когда я смогу попасть в команду мастеров - это в 16 лет. Единицы попадали туда в таком возрасте. Но я именно в 16 лет дебютировал в ЦСКА! Так вот, в первой же игре, в самой первой смене, первый раз дотронувшись до шайбы, я сразу забил гол! Казалось бы, так быстро. Но этого дня я ждал 10 лет. Наверное, это и есть самый важный и долгожданный гол.

- А самая главная игра - это, наверное, полуфинал с финнами на Олимпиаде в Нагано?

- Может быть... Если судить по количеству голов и важности момента. Пять шайб за матч - это всегда запоминающееся событие.

- У вас нет ностальгии по ЦСКА? Помните, какая у вас была замечательная команда?

- Я ностальгией не страдаю. Конечно, всегда приятно вспомнить что-то хорошее и веселое. Но чтобы сидеть и тосковать по ушедшим дням - такого нет. Надо же дальше жить.

- Реально ли возродить тройку Буре - Федоров - Могильный? Например, в сборной или в НХЛ, если какой-нибудь клуб задастся такой целью?

- Думаю, что нет. Нам ведь тогда по 17-18 лет было. А теперь мы уже другие, совсем взрослые люди, и каждый идет своей дорогой.

- Вы хотели играть в 'Рейнджерс', или обмен стал для вас неожиданностью?

- Я очень хотел играть в Нью-Йорке. Во-первых, в ЦСКА нас всегда учили чтить клубные традиции, поэтому было приятно попасть в команду с богатой 75-летней историей. Во-вторых, сам город, который мне очень напоминает Москву. Кроме того, в Нью-Йорке всегда играло много великих игроков. Тот же Гретцки завершил здесь свою карьеру.

- Кстати, о Гретцки. Он недавно предложил ввести в профессиональном хоккее допинг-контроль. Вы согласитесь с Уэйном?

- Мне кажется, это неправильно. Речь ведь идет о профессиональном спорте, а не о чемпионатах мира или Олимпиаде. Многие люди хоккеем зарабатывают себе на хлеб. У некоторых нет достаточных способностей, чтобы получать деньги в НХЛ, не пользуясь допингом. Да, они понимают, что губят свое здоровье, но у них нет другого выхода. Ведь отказавшись от допинга, они просто останутся без работы. Я не хотел бы выступать в этом споре на чьей-либо стороне.

- В НХЛ есть традиция: вешать свитер завершившего карьеру хоккеиста под свод дворца клуба, где он играл. Вы выступали в трех командах лиги. На каком катке вы бы хотели видеть свитер с фамилией 'Буре'?

- Честно говоря, я не думаю, что мой свитер будет где-то висеть. Большую часть карьеры я провел в 'Ванкувере'. Но когда я захотел уйти из клуба по-хорошему, мне начали врать и обещать что-то невыполнимое. А потом был большой скандал... Для такого дела, кроме хоккейных достижений, у игрока еще должен быть положительный, я бы сказал, правильный имидж. А у меня имидж все больше скандальный. Во 'Флориде' я вообще только три года был.

- Но всю книгу клубных рекордов переписать успели!

- Да, и в 'Ванкувере', и во 'Флориде' (смеется)! Но из-за своего имиджа мне вряд ли удастся попасть в число тех, чьи номера официально запрещаются к использованию в командах.

- Вы что-нибудь делаете для того, чтобы вокруг вас не было слухов и скандалов?

- Я стараюсь не обращать на это внимания. Но все имеет свои границы, даже мое терпение.

- А в ситуации с 'Ванкувером' вы что-нибудь решали? У вас спрашивали - Павел, ты хочешь ехать в Майами или нет?

- Знаете, я когда-нибудь потом об этом расскажу... Еще не время.

- Вы поддерживаете решение Вячеслава Фетисова, ставшего председателем Госкомспорта РФ? Вас привлекает карьера элитного чиновника?

- На сегодняшний день - не привлекает. Пока, как я говорил, у меня контракт с 'Рейнджерс' еще на несколько дней. И все это время я должен посвящать хоккею. Что будет дальше - посмотрим.

- Минувшим летом вас признали светским львом России. Что для вас значит этот титул?

- Сложно сказать... Есть такие призы, которых ты очень долго добиваешься, и ради них ты готов идти на любые жертвы. А есть те, которые приходят сами по себе. Приятно, конечно, что тебя где-то отметили. Но хоккейные трофеи на сегодняшний день для меня имеют однозначно большую ценность.

- Ваша любовь к богемной жизни во время отпуска - это стремление наверстать упущенное в юности, когда в вашей жизни был, по большому счету, один хоккей?

- Да нет, я всегда старался жить разнообразной жизнью. Ведь кроме спорта в мире есть еще много интересного. Я никогда не замыкался и не буду замыкаться на одном хоккее. Кстати, у нас и в НХЛ постоянно проходят разные командные мероприятия и вечеринки.

- Я слышал, что у вас было хобби, связанное с мотоциклами:

- Это были даже не мотоциклы! Как же это тогда называлось? О! (смеется) Газулька! Покупался маленький моторчик, который ставился на детский велосипед, с такими толстыми шинами. Мопед-то было не купить - он стоил 150 рублей. А мотор можно было и за 35 найти.

- Это хобби имело какое-то продолжение?

- (Смеется). Ну, до настоящего мопеда я дорос, а потом уже появились другие интересы.

- У вас много друзей? Таких, которых можно назвать друзьями, не задумываясь о значении этого слова?

- Много. Сосчитать их - пальцев на руке не хватит. Наверное, человек шесть-семь. Я считаю, что это очень много.

- У вас в Москве несколько квартир в разных районах города. В каком месте вам комфортнее всего?

- На Комсомольском проспекте.

- Вы курите?

- Не курю... Так, иногда. Знаете, раньше было представление о спортсменах: мол, это люди-машины. Только и делают, что тренируются да спят. А спортсмены - они такие же, как и все. Но профессионал, в отличие от дилетанта, знает, что и когда ему можно делать, а когда лучше воздержаться.

- Вы любите раздавать автографы и давать интервью? Понятно, что это часть профессии, но не надоедает ли это? Не превращается ли в тягостную обязанность?

- Нет. Но многое зависит от ситуации. Часто люди подходят, и сразу видно, что им просто хочется получить автограф - для себя или для детей. По глазам прочесть можно. А бывают хамы, которые обращаются к тебе: 'Слышь, Буре, подпишись-ка вот тут!' Ну, конечно, это не приятно. Но таких людей - единицы.

- Интернетом пользуетесь?

- Да. Новости читаю о том, что в Москве происходит.

- Видели сайты, посвященные вашей персоне? На них бывает много интересной информации.

- Нет, таких сайтов не видел, но знаю, что они есть. А информация... Я про себя и так все знаю (смеется)!

- У вас не было мысли в один прекрасный день изменить свою внешность? Например, отпустить усы?

- Да нет, знаете, от добра добра не ищут. Меня в моем облике все устраивает. Зачем менять то, с чем все в порядке?

- Нет желания добавить в свою жизнь экстрима? Например, полетать на самолете, как Алексей Ковалев или попрыгать с парашютом?

- То, что мне хотелось сделать, я уже давно совершил. И на самолетах реактивных полетал - на МИГах и ФАНТОМах, - и на вертолете в воздух поднимался, и с парашютом прыгал.

- Автобиографию не хотите написать? Есть же удачные примеры: 'Овертайм' Фетисова, другие книги-воспоминания.

- Может быть. Сколько обо мне было написано вранья и придумано всяких небылиц! Интересно рассказать о том, как все было на самом деле. Из первых уст, а не по передовицам в прессе. Вот закончу карьеру и буду об этом думать. Но не раньше.

- Вы верите в приметы?

- Нет.

- Боитесь одиночества?

- Нет, наверное. Но если бы мне позволили выбирать, я бы построил, образно говоря, дом, где будет жить много друзей, но есть одна комната, в которой можно уединиться. Совершенно не обязательно туда постоянно запираться. Но знать, что такое место есть, очень важно.

- Что вас может вывести из себя?

- Человеческая тупость. Все можно объяснить: предательство, ненависть, зависть: Но тупость и глупость понять трудно. Это уже что-то сверхъестественное.

- В конце беседы давайте проведем маленький блиц. Вопрос и сразу ответ. Готовы? Тогда поехали: ваша любимая еда:

- Блиц у вас не получится (смеется)! Мне уже лет пятнадцать этот вопрос задают, и я всем одинаково отвечаю: 'Нет такой еды! Вот кто-то любит борщ. А попробуй поесть борщ три раза в день круглую неделю!'

- Напитки.

- То же самое.

- Одежда.

- Разная... Нет, не получится у вас блиц (смеется). На матче надо обязательно быть в строгом костюме, а на пляже - в шортах. Но не наоборот!

- Виды спорта кроме хоккея.

- Большой теннис.

- Музыка.

- Русская поп-музыка.

- Кинофильм.

- Таких много. Пусть будут 'Джентельмены удачи'.

- Кинорежиссер.

- Эльдар Рязанов.

- Марка автомобиля.

- 'Мерседес'.

- Время года.

- Каждое хорошо по-своему!

- Историческая личность.

- Наверное, Юрий Андропов. Он сделал много важного, но о нем мало что знают.

- Животное.

- Черная пантера. Как Багира в 'Маугли'. Хотя те, кто профессионально занимаются животными, мне говорили, что в природе черных пантер не существует.

- Мечта.

- Чтобы здоровье было.

Александр Клямкин.


Реклама на сайте


Перейти в раздел: Спорт и здоровье
  • Опубликовано: 08/10/2003

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Без тебя мне так трудно дышать

Без тебя мне так трудно дышать

Опубликовано: 05/12/2003

Без тебя мне так трудно дышать
Без тебя солнца луч не такой
Без тебя нет вокруг никого
Я хочу быть с тобой

Материалы с нашего форума

Материалы с нашего форума

Опубликовано: 05/12/2003

Много ли, мало ли? Не напишу ни строчки о дарованном мне счастье. Мысли готовы к оплодотворению слепящим светом, но будет ли начало? Или все начнется с конца. Безголосая воркотня, безликих, беспричинн...

Гэри Олдмен - злой гений.

Гэри Олдмен - злой гений.

Опубликовано: 08/10/2003

Трудно найти сегодня человека, который не смотрел бы такие фильмы как: 'Пятый элемент', 'Леон', 'Дракула Брема Стокера'. Конечно же всем запомнились страшные образы созданные талантливейшим актером Гэ...