Людмила Пахомова - изображение

Фигуристка Людмила Пахомова вместе со своим партнёром Александром Горшковым господствовала на льду целое десятилетие. Советская пара, единая не только на соревнованиях, но и в повседневной семейной жизни, полностью изменила облик танцев на льду и влюбила в себя весь мир. Пахомова и Горшков по шесть раз выигрывали чемпионаты Европы и мира, а блестящим завершением спортивной карьеры стало и золото Олимпийских игр. Людмила могла бы ещё много добиться в своей жизни, но из-за тяжёлой болезни ушла слишком рано – не дожив и до сорока лет.


В семье Героя Советского Союза полковника авиации Алексея Пахомова дочь Людмила появилась на свет в последний день уходящего 1946 года. Алексей был человеком прямым и очень цельным. Так что маленькой Людмиле было, «делать жизнь с кого». Как она вспоминала позже, его любимой фразой была: «Или работать, или собак гонять!», и она всегда становилась для дочери холодным душем, когда у нее не ладились какие-то дела. Душой семьи, создающей неповторимую ауру дома и организующей быт домочадцев, была мать Милы, Людмила Ивановна, «врач по профессии и целительница людских душ по призванию», как говорила о ней дочь.

Алексей Константинович очень любил фигурное катание и в один прекрасный, как потом оказалось, день привел 7-летнюю Милу на каток Стадиона Юных Пионеров (СЮП). В группе у Александры Ивановны Нарядчиковой девочка познакомилась и подружилась с такой же начинающей фигуристкой Таней Тарасовой: «С самого начала мы считались у нашего тренера абсолютно бесперспективными, только «артистками хорошими» (не в лучшем смысле этого словосочетания). Тем не менее, в группе Нарядчиковой, несмотря на отсутствие способностей, мы обе, как нам казалось, процветали. Сами ставили себе программы и изображали черт знает что», - вспоминала впоследствии о том времени Татьяна Анатольевна Тарасова.

Потом Пахомова стала заниматься парным катанием. Первым ее партнером, с которым она прокаталась две зимы, был Сергей Селезнев. За это короткое время старательные и внимательные к тренерским указаниям Мила и Сережа успели стать чемпионами Москвы и серебряными призерами чемпионата СССР среди юниоров, но особых перспектив дуэт не имел, и расставание партнеров прошло безболезненно. Еще один сезон Пахомова прокаталась с Фаридом Сафаргалеевым, заменив ему заболевшую партнершу. Главное, что запомнилось Миле из работы с ним, было даже не то, какие оригинальные акробатические поддержки умел придумывать и воплотить на льду Фарид («Катались мы очень плохо, видно, Фарида, кроме этих немыслимых поддержек, ничего больше не интересовало в фигурном катании»), а его отношение к партнерше: «…он обращался со мной, как с дамой. Он, по моим понятиям тогда, совсем взрослый, студент, а я школьница, но для него это обстоятельство ничего не меняло. Он давал понять, что женщина, всякая женщина, любого возраста для мужчины – на пьедестале. Он внушил самой формой наших отношений, что женщина должна испытывать потребность видеть себя на пьедестале».

После расставания с Сафаргалеевым Людмила на какое-то время стала одиночницей и стала тренироваться у Виктора Кудрявева, даже выиграла первенство России. И когда, казалось, уже ничего не сможет возвести юную Пахомову на пьедестал, тренер Виктор Рыжкин предложил ей попробовать себя в новой области фигурного катания – танцах на льду. Людмила очень долго выбирала между классическим парным катанием и новыми, неизведанными танцами и всё-таки решила рискнуть. Решение оправдалось сполна – в 18 лет Пахомова в паре с Рыжкиным стала чемпионкой СССР. Однако успех был мимолётным: на международных соревнованиях дуэт оказался не слишком успешным, а потому вскоре распался.

Чемпионка страны долгое время была предоставлена самой себе – ни тренера, ни клуба, ни партнёра. Что делать дальше – неизвестно. И тогда Пахомова решилась сделать приглашение Александру Горшкову, который тренировался на том же ледовом катке. Отказать титулованной фигуристке Александр не смог. Однако создание новой пары не привлекло практически никакого интереса. Пахомова и Горшков продолжали тренироваться, где и как получится – куда пустят хотя бы на время. Тренера у пары также не было довольно долго – и выполнять его роль приходилось более опытной партнёрше.

Пару долгое время не воспринимали всерьёз – поначалу она почти всем казалось малоперспективной, но время доказало обратное. Как оказалось, Пахомова и Горшков идеально подходили друг другу. Это был сплав яркой эмоциональности Людмилы и холодной мужественности Александра – лёд и пламень, которые едва ли не сражались друг с другом на льду, но делали это столь прекрасно и элегантно, что заставляли зрителей восхищаться и восторгаться. И всё это в конце 60-х годов, когда советские танцевальные дуэты значительно уступали зарубежным конкурентам.

Впрочем, отставание от зарубежных конкурентов сокращалось на глазах. Секрет стремительного успеха был прост: Пахомова и Горшков меняли мир танцев на льду под себя и в новых условиях легко побеждали некогда непревзойдённых соперников. До конца 60-х танцы на льду были строгим, академичным видом соревнований, но советские фигуристы не испугались сделать их более яркими, зажигательными и озорными, чем в первую очередь покорили болельщиков, а затем и судей. «Вдоль по Питерской», «Озорные частушки», «Кумпарсита» – всё это и по сей день эталон танцев на льду, более близкое к искусству, чем к спорту.

Золото олимпиады

Ключевым для пары стал 1970 год. Именно тогда советские фигуристы начали победную серию на чемпионатах мира и Европы (за последующие шесть лет на крупных международных соревнованиях Пахомова и Горшков проиграли лишь однажды – на европейском турнире 1972 года, но это было исключением из правила, доминирование пары на мировой арене было абсолютным). А ещё в 1970 году спортивная пара стала и супружеской, хотя сама Людмила говорила, что в их жизни это ничего принципиально не изменило. «Моя мама взяла на себя все заботы о доме. Утром вставали — был готов завтрак. Завтракали и уходили на тренировку. Приходили — уже готов обед. Обедали, отдыхали, уходили. Все было вымыто, поглажено, постирано. Бытовой стороны семейной жизни я не знала, пока мы катались. Первый свой обед я приготовила в 30 лет. Еле уговорила маму поехать отдохнуть на дачу, потому что она боялась, что мы без нее с голоду умрем. Она оставила мне список что купить и подробную инструкцию: каким маслом полить, как положить курицу на сковородку и что внутренности из нее надо сначала вынуть».

После чемпионата Европы-1975 Александр неожиданно почувствовал боли в спине. Поначалу подозревали банальную простуду, но все оказалось куда серьезнее. «Спонтанный пневмоторакс и разрыв легочного кровеносного сосуда» — этот диагноз мог стоить не только карьеры, но и жизни. Четырехчасовая операция, переливание крови, аллергия, образование тромба, срочные поиски редкого и дорогого лекарства... Но через три дня после операции Горшков встал, а через пять начал ходить. «Врачи предупредили меня: «Людмила Алексеевна, в ближайшие 10 лет самая большая нагрузка для вашего мужа — это с авоськой в булочную», — вспоминала Пахомова. Страшно похудевший Горшков, не обращая внимания на предписания врачей, через три дня после выписки из больницы вышел на лед. Медики в открытую говорили, что Александр сошел с ума и ищет смерти.

Через три недели после операции Пахомова и Горшков прилетели в США на чемпионат мира. В соревнованиях они не выступили, потому что партнер физически не мог продержаться в течение всей произвольной программы. Но они, как всегда блестяще, выступили в показательной программе. В 1976 году Пахомова и Горшков победили на чемпионате Европы, чемпионате мира, а самое главное, на Олимпиаде в Инсбруке стали первыми в истории спортивных танцев на льду олимпийскими чемпионами. Людмила и Александр сделали танцы на льду привлекательными, заразили половину Советского Союза любовью к фигурному катанию.

Спустя год после ухода из любительского спорта и грандиозного прощального бала в семье появилась очаровательная дочка Юлия. Впрочем, даже семейные хлопоты не заставили Людмилу оставить фигурное катание. Завершив карьеру спортсменки, она стала тренером и вскоре добилась успехов на новом поприще: с 1978 года Пахомова встала у руля сборной и приложила руку к воспитанию целой плеяды чемпионов.

Страшный диагноз

Впервые близкие поняли, что с Людмилой происходит нечто странное, в конце 1979 года. Сначала долго не могли понять причину проблем со здоровьем, лечили от пневмонии. Затем всё-таки провели полное обследование. Результат стал раскатом грома для всех – лимфогранулематоз. На первых порах его можно было как-то остановить. Но Пахомова ничего не захотела менять в своей жизни в связи с заболеванием – она только начала получать признание как тренер. Южный климат не слишком подходил для её болезни – она ездила туда на сборы со своими учениками. Ей было нельзя слишком долго находиться на льду – она проводила там максимально возможное время. Прерывала работу только на время обязательных процедур, впрочем, даже находясь на больничной койке, она думала лишь об учениках и расписывала им в особой тетрадке план тренировок. Понимая, что времени у неё осталось совсем мало, занятия с подопечными были распределены на месяцы вперёд.

Последние шесть месяцев своей жизни Пахомова провела в больнице. Практически беспомощная, она за это время успела... написать книгу «Монолог после аплодисментов». До последней минуты врачи, сама Людмила и все ее близкие продолжали бороться и надеяться. Но 17 мая 1986 года великой спортсменки не стало – она скончалась после семи лет болезни, не дожив даже до сорока. Однако в сердцах поклонников фигурного катания Людмила живёт до сих пор – она влюбила в фигурное катание миллионы людей по всему миру и ушла непобеждённой.

Когда появилась весть о смерти олимпийской чемпионки к дворцу спорта ЦСКА, в котором проходило прощание с Пахомовой, потянулся людской поток. Шествие тысяч людей, в скорбном молчании вытиравших слёзы, напоминало море жизни, только что потерявшее одну из самых полноводных своих рек. Официальную церемонию прощания пришлось отложить на несколько часов. А люди всё шли, и не было им счёта.

Вместо эпилога…

Могла ли она на долгие годы забыть о тренерской работе, чтобы пройти полный курс лечения, получить шанс на выздоровление, а затем вернуться и принести много пользы нашему спорту? Да, могла. Так же как и могла после завершения карьеры не становиться наставником, а посвятить себя дому и семье. Или сделать имя в спортивной журналистике. Наверное, тоже могла. Только это бы уже была не Людмила Пахомова. Она всю дорогу стремилась взять от жизни максимум, чтобы как в известной цитате, потом не было больно за прожитые годы. Ей это удалось – в памяти всех поклонников фигурного катания она останется недосягаемой звездой, изменившей саму суть танцев на льду. Но всё-таки безумно жаль, что эта звезда светила столь короткое время.


Смешные истории из жизни и свежие анекдоты
Смешные истории из жизни



Читайте ещё на нашем сайте - Сомерсет Моэм



Перейти в раздел: Спорт и здоровье
  • Опубликовано: 16/12/2017

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

Фальшивомонетчики. Нарисуем - будем жить.

Фальшивомонетчики. Нарисуем - будем жить.

Опубликовано: 08/10/2003

Криминалисты утверждают: самую первую фальшивку обнаружили на таможне в Москве. Девушка, которая проверяла деньги, определила, причем на глазок, фальшивые купюры. А все потому, что ей не понравилось в...

Коралловый замок Эда Лидскалнинша

Коралловый замок Эда Лидскалнинша

Опубликовано: 07/04/2004

Вся эта история кажется совершенно фантастичной. Когда я услышала о том, что где-то во Флориде существует необыкновенный коралловый замок, общий вес которого - 1100 тонн, что в два раза больше, чем у ...

Как сварщик Рома стал губернатором Абрамовичем.

Как сварщик Рома стал губернатором Абрамовичем.

Опубликовано: 12/04/2004

Он всячески пытается доказать новой власти свою полезность. Один видный московский политик накануне моей поездки в Анадырь долго убеждал, что «Рома не на шутку перепугался, когда увидел, как Путин взя...