Галина Уланова - изображение

Она казалась нереальной, словно нарисованной на полупрозрачной ткани. Подует ветер, и она исчезнет, растворится, как без следа распадаются в воздухе легкие облака. Иногда она излагала совсем неожиданные вещи: например, что не любит балет. Эти слова, конечно, считались шуткой, ведь звали ее – Галина Уланова.

О Галине Сергеевне известно многое. И точно неизвестно только одно: какой она была на самом деле... Многие относились к ней, как к божеству, а божествам не задают простых человеческих вопросов.


Наверное, судьба сразу предначертала Галине Улановой быть танцовщицей, ведь она родилась в семье артистов балета Мариинского театра. Позднее ее отец, Сергей Николаевич Уланов, стал театральным режиссером, а мама Мария Фёдоровна Романова передавала свой большой танцевальный опыт в хореографическом училище. Детство и юность Галя провела в родном Санкт-Петербурге. Забавно, но вряд ли кто-либо из видевших ее выступления на сцене, хотя бы в записи, смог бы догадаться, что эта хрупкая изящная женщина в раннем возрасте была настоящим сорванцом.

Дело в том, что родители ожидали появление на свет сына, поэтому отец, так и не настроившийся на игры с девочкой, прививал дочери мальчишеские увлечения. Они вместе ходили на рыбалку, копали червяков, мастерили сети и сушили рыбу. Когда Галя приезжала на дачу и соседские девочки звали ее играть в куклы или лепить куличики в песочнице, она гордо отвечала, что предпочитает стрелять из лука и лазать по деревьям.

Еще совсем девочкой она узнала, как прекрасен балет, и вместе с тем поняла, как трудна жизнь балетного актера. «У меня сложилось отчетливое представление, что мама никогда не отдыхает и никогда не спит. Наверное, это было довольно близко к истине. И я, слыша разговоры о том, что и мне предстоит учиться и стать балериной, с ужасом и отчаянием думала: неужели и мне придется так много работать и никогда не спать?» — вспоминала Галина Уланова.

Решение родителей отдать единственную дочь в балетную школу было обоснованным. Причина была совсем не в желании продолжить традиции семьи. Мария Федоровна и Сергей Николаевич не считали, что дочь балетных актеров обязательно должна стать балериной. Но Галина была рождена для этого — удивительно тонкая восприимчивость к прекрасному, врожденная музыкальность, мягкость и грациозность движений. В сентябре 1919 года Галина Уланова поступила в Государственную хореографическую школу. Первым педагогом Галины Улановой стала сама Мария Федоровна. Она совсем не хотела становиться балериной, всей душой ненавидела занятия. «Нет, я не хотела танцевать. Непросто полюбить то, что трудно. А трудно было всегда, это у всех в нашей профессии: то болит нога, то что-то не получается в танце... Сейчас думаю, как вообще жива до сих пор, не знаю!» — вспоминала впоследствии Галина Уланова.

Ей было очень тяжело еще и в силу своей природной застенчивости. Она не чувствовала абсолютно никакой радости от того, что занимается танцем, а условная балетная пантомима ей вообще не давалась — по этому предмету самой частой ее оценкой была «единица». Галина первое время занималась балетом только лишь из чувства долга, которое было воспитано в ней с раннего детства. Ее мечтой было море — на традиционный вопрос старших о том, кем она хочет стать, маленькая Галя всегда отвечала, что хочет стать мальчиком-моряком. Любовь к природе она унаследовала от отца, который часто брал ее с собой на прогулки по лесу или на озеро.

Но чувство долга было сильнее, и она продолжала заниматься балетом, поражая всех своим упорством в достижении цели. Начиная со второго года обучения в школе, ученицы иногда выступали на сценах академических театров. Галина Уланова к тому времени еще не успела полюбить балет, но уже начинала узнавать, что такое успех. В классе она стала одной из первых учениц, уступая лишь Татьяне Вечесловой. Мария Федоровна, которая занималась с дочерью на протяжении четырех лет ее обучения в училище, часто сомневалась в том, правильным ли было ее решение сделать дочь балериной. Но однажды, на выпускном спектакле училища, в котором были заняты старшеклассницы, среди танцующих она сразу выделила одну фигурку, которая была особенно пластичной, выразительной и одухотворенной. Приглядевшись, она поняла, что это — ее дочь. Больше Мария Федоровна уже не сомневалась в том, что она выбрала для дочери правильный жизненный путь.

Дебют Галины Улановой в качестве профессиональной танцовщицы состоялся 21 октября 1928 года. Впоследствии сама балерина вспоминала, насколько тяжело ей было выйти на сцену, оказаться перед огромной аудиторией, которая теперь уже будет смотреть на нее не как на ученицу, а как на профессиональную балерину. «Я вышла на сцену - ни жива, ни мертва. Бархат ярусов, огни прожекторов, кулисы — весь мир бешено крутился и опрокидывался... Никаких мыслей, никакого иного ощущения, кроме страха и стремления сделать все только так, как тебя учили, даже никакого удовольствия от выступления я не испытала».

«Нужно искренне и глубоко перевоплощаться»

Улановой всегда была свойственна повышенная самокритичность. Большой успех, который принесли ей первые же выступления, не вскружил ей голову, а, напротив, заставил усиленно работать. Она тренировалась так, что к концу занятий полотенце полностью пропитывалось потом, превращаясь в мокрую тряпку. Предъявляя к себе максимальные требования, она никогда не пропускала занятий, всегда была пунктуальна и педантична, ни разу не нарушив режим.

Огромную роль в становлении балерины Улановой сыграл руководитель балетной труппы Кировского театра Федор Васильевич Лопухов. Первые годы выступлений показались самокритичной балерине крайне неудачными — беспомощность, усталость, досада и разочарования. На самом деле, неудачных партий было много, но Федор Васильевич продолжал верить в талант молодой Улановой, поручая ей самые разнообразные и сложные в техническом плане партии. Когда-то он увидел ее «бледненькой девочкой с бесцветным лицом северянки, не отличающейся внешним темпераментом и красотой», и все же обратил на нее внимание, сумев разглядеть ту притягательную силу, которая исходила от Улановой, прелесть, которая и заключалась в ее стеснительности и замкнутости. Постепенно балерина начинала понимать: чтобы успешно воплотить тот или иной образ на сцене, нужно искренне и глубоко перевоплощаться, не только внешне, но и внутренне. Это осознание пришло к ней внезапно, когда после одной из репетиций «Жизели» она, пребывая в полной растерянности и отчаянии оттого, что не может понять своей роли, села в автобус и уехала в Царское село. В полном одиночестве она сидела на скамейке, размышляя над образом «Жизели» и внезапно испытала момент озарения. Именно с этого момента цепочка неудач была прервана.

Балет, который она когда-то так не любила, стал ее судьбой. Жизнь Галины Улановой была отдана театру. Ее требовательность к самой себе порой была просто беспощадной. В последние годы выступлений она сильно ограничила свой репертуар. Как-то ей задали вопрос о том, почему она перестала танцевать «Лебединое озеро», которое удавалось ей так замечательно. Она ответила просто: «Я не могу танцевать хуже, чем Уланова». Из-за травмы она не могла больше выполнять некоторые технически сложные движения, которые прежде удавались ей, а заменить их другими, более простыми движениями, не посчитала достойным... Ее творческое самоограничение — следствие повышенной самокритичности. Те немногие партии, которые Уланова оставила в своем репертуаре, перешагнув порог творческой зрелости, исполнялись ею так же совершенно, как и много лет назад.

Ее выпускным спектаклем, который она танцевала на сцене Кировского театра, была «Шопениана». Он же стал и ее последним спектаклем на сцене Большого театра спустя сорок с лишним лет. Между двумя «Шопенианами» пролегла целая эпоха в истории русского балета. 29 декабря 1960 года она танцевала «Шопениану» прославленной балериной, чей путь был усеян почестями и славой. И все же великая, гениальная Уланова, которую называли иногда «первой балериной эпохи», продолжала оставаться скромной, самокритичной, «неулыбчивой балериной», как назвал ее кто-то из балетных критиков, абсолютно лишенной даже тени кокетства и жеманности.

В 1960 году Галина Сергеевна начала свою деятельность в качестве педагога-репетитора. Ее ученики — Екатерина Максимова, Нина Тимофеева, Людмила Семеняка, Нина Семизорова. Каждая из них — яркая индивидуальность. «Я не хочу повторения себя в учениках, — рассуждала Галина Уланова, — это в любой области искусства порочный метод. Учитель, да не повтори себя в ученике, сумей раскрыть его природные данные, его индивидуальность». Эти слова — заповедь Улановой-педагога, которой она следовала свято.

«Материнство и карьера несовместимы»

За долгую жизнь у Галины Улановой было только три романа, и каждый из них оканчивался возвращением к одиночеству. Первым ее супругом был актер и режиссер Юрий Завадский. Они прожили вместе в течение 30-х годов, во время Второй мировой войны жили далеко друг от друга и после Дня победы развелись. Расставание было тихим и мирным. Вообще, общие знакомые говорили, что Галина и Юрий были скорее друзьями, чем мужем и женой. Следующий брак, хотя и фактический, был с актером и режиссером Иваном Берсеневым. Мужчина, влюбившийся в балерину с первого взгляда, до этого прожил в браке 35 лет, но из-за Улановой потерял голову и переехал к ней. На его похоронах в 1951 году присутствовали и Галина Сергеевна, и официальная жена, актриса Софья Гиацинтова.

Последним мужем Галины Улановой был художник Большого театра Вадим Рындин. Он очень любил Галину, боготворил и буквально носил на руках. Но кроме нее мужчина имел еще одно пристрастие – любовь к спиртным напиткам. Некоторое время балерина терпела запои супруга, но затем просто закрыла за ним дверь и вновь осталась одна. Ни от одного из мужей Галина Сергеевна не имела детей, о чем жалела, но ей с детства была внушена мысль, что материнство и карьера артистки балета несовместимы.

Долгие годы женщина жила в одиночестве в своей квартире, но несмотря на одиночество, затворницей Галина Сергеевна не была. Она продолжала общаться с интересными людьми и всегда искренне и прямолинейно высказывала свое мнение. Например, в разговоре с поэтессой Беллой Ахмадулиной балерина сказала, что прочитала ее стихотворение, посвященное Майе Плисецкой, четыре раза, но абсолютно ничего не поняла, хотя и пожалела, что о ней самой никто так красиво сказать не сможет.

P.S. Живая легенда балета, единственная балерина, которой еще при жизни установили памятники (в Стокгольме, в Санкт-Петербурге) умерла 21 марта 1998 года. «Прекрасное должно быть величавым» – балерина следовала этой формуле всю жизнь. В ее танце всегда была недоговоренность, недосказанность, отрешенность и углубленность в себя. Такой же Уланова была и в жизни - редко появлялась на публике, держалась замкнуто. Пожалуй, нет ни одного человека, кто мог бы сказать: «Я знаю, что такое Уланова». Ее тайну никто не разгадал и никогда не разгадает. Потому что на самом деле она была одна и не пускала в свой мир никого.


Смешные истории из жизни и свежие анекдоты
Смешные истории из жизни



Читайте ещё на нашем сайте - Альберт Эйнштейн



Перейти в раздел: Былое
  • Опубликовано: 08/11/2020

Вы можете оставить свое мнение о прочитанной статье

Внимание! В комментарии запрещено указывать ссылки на другие сайты!

«Неправильные» путешествия по Восточной Европе.

«Неправильные» путешествия по Восточной Европе.

Опубликовано: 03/05/2004

Пособие для путешествия автостопом.
Автор: Антон Умников

Охотники за смертью.

Охотники за смертью.

Опубликовано: 08/10/2003

Яд - очень эффективное оружие, придуманное природой для быстрого убийства. Змея кусает добычу, у той остается несколько мгновений, пока яд сделает свое дело. Последствия укуса змеи длиной всего лишь п...

Выпечка и запеченные яблоки

Выпечка и запеченные яблоки

Опубликовано: 26/08/2018

Есть такая поговорка: хочешь есть — съешь яблоко, не хочешь яблоко — не хочешь есть. Яблоки — диетический и полезный продукт, но, кроме того, из них получаются и лучшие десерты! Шарлотки, штрудели, вс...